Пара   чёрных  как   уголь    глаз   смотрела  на   него из-под    косматых   бровей.  Ленно   оглядел  комнату,   не   такой  он  её  оставил  накануне.  Его  маленький  стол  был  сломан,   небольшая тумбочка  с  книгами   была   превращена     в  щепки, а  сами книги,    разорванные  в  клочья, были   разбросаны    по   всей   комнате.

- Зачем  ты  это сделал? – С  трудом   выдавил   из  себя  юноша.

Джани   злобно  сопел.  Он  не сразу  ответил.  Наконец,   поднявшись,  он    сжал    в  кулаке   несколько    страниц,    угрожающе  поднял    волосатую  руку  и произнёс. – Я  не   для   этого   тебя растил,    твоё место   в   трактире, ты должен    помогать   мне, а  не   тратить   время  на  эту  ересь.  Завтра   же   почини   вывеску   в   трактире!   И, если    я  увижу    в моём доме  новую  книгу…

-…ты    выбросишь    меня  в  окно… -  Произнёс  Ленно.  Некоторое  время  Джани,  хлопая   круглыми    глазами   и, приоткрыв   большой   рот   с почерневшими    зубами,   молча   глядел  на  сына.  Он    ненавидел    его  и   стыдился    им.  Издав  нечеловеческий    звук,  Джани    бросился    на  юношу.    Ленно    побежал    ко     входной   двери слишком     поздно  он вспомнил,    что она заперта.  Повернувшись, он   увидел   как   отец  со  звериным   оскалом    на    перекошенном    от  злобы   лице,  медленно     приближается   к  нему.  

-«Вот  и  конец… -  Подумал  Ленно.  Джани  уже   стоял  над ним.   Схватив   сына    за   волосы, он   отбросил   его     в соседнюю  комнату,   падая    Ленно  ударил  локоть,   что  вызвало    судорогу  по  всей  руке.  Юноша  не желал   драться,    но и  сносить   побои   терпеливо,   тоже  не хотел.  

- Если бы  я знал,   то  из тебя    выйдет,    я  бы отдал    тебя в  монастырь   вместе  с  сёстрами. Я думал,    сын     будет   мне  опорой    в  старости.  За  что  мне   такое  наказание?!  В  кого    ты  таким  уродился?  Недоносок! -  Ревел   Джани.   Полный   кувшин  с водой, полетел      в Ленно,  но   успел  увернуться.  Массируя  больную  руку, он     медленно    подходил  к  окну. – Если   ты    не   исправишься, я  буду  бить   тебя     палками   каждый день,  пока  не   выбью   из   тебя   эту дурь! 

Наконец,  Ленно   оказался    настолько  близко    у  окна,  что одним   прыжком  выпрыгнул    на  улицу.  Продолжая    массировать   руку,  он   зашагал    по улице, освящённой    лунным   светом, некоторое  время    до  него   доносились     ещё  проклятия   отца.  Ленно    не  заметил,   как дошёл  до кладбища, за  оградой   которого    покоилась   Каталина.  Ленно   было    больно   думать   о   ом    во  что   превратиться   могила    матери,    если он   уедет.

- Прости…  мама… -  Простонал    юноша. Он   часто    просил    у неё  прощения,   ведь   именно себя   он   считал   повинным   в  её   преждевременной   кончине.  - Внезапно он    услышал   шелест    листьев  у  себя за  спиной.  -  Кто здесь? -   Испуганно прокричал  он.   

Тишина    усилила    его   страх.  Неужели,  отец  следовал    за  ним   всё это время?  Или куда  страшнее,   вор?  Снова   тот  же шелест,  теперь уже  совсем   близко,  он всё  приближался   и  приближался,   пока   Ленно     не вздохнул   облегчённо, узнав   на   тёмном   фоне  земли  рыжие   лапы  дворовой    собаки,   которую    ещё     совсем  недавно,   щенком     они   с  Паоло   нашли    неподалеку  от канавы.  Щенок   был     весьма диким  и  не   поддавался    дрессуре,   несколько раз   убегал,   но    непременно    возвращался,   он никого    к  себе  не    подпускал,  увидеть   его можно было  лишь  ночью.

- Ах,   это  ты,   Волк.  Ты  напугал    меня  до  смерти.   – Сказав  это,   Ленно   рассмеялся. -  Здесь не  страшно     умирать,    все  станут    своими,  правильно,  дружок? – Ленно  попытался    его приласкать,  но    рука  ещё    болела. -  прости,  в  этот  раз    я  с  пустыми    руками, но  не  думаю,    чтобы  ты    был  голоден, у  Джины  опять пропали    цыплята,    ведь это   твои проделки?

Ленно   был  рад   встрече     с  собакой, хоть    он и любил   одиночество, но    оказаться    на кладбище  совсем одному,  после  того   как    собственный  отец  чуть было    не  убил  его,     даже для  ленно    стало    бы  сильным  потрясением.  У  него    не было    сил   идти  куда-либо,   недолго   думая, он    присел  на  корточки, прислонился    к дереву и   закрыл   глаза. – «Я   единственный    кто   на  рассвете   сам  покинет   это место». -  Прежде, чем   уснуть,   подумал  он.                  

                                                                 ***

- Что   с   тобой,   мой  мальчик?  Что случилось? Кто  на тебя    напал? -  Отец  Фабио   усадил  Ленно   на  кровать,   приложил  холодный  стакан   к  большому  синяку  на   лбу, от чего   Ленно   зажмурился. – Что случилось?  Что же?  -  Допытывался     падре.  Мертвецки   бледный    Ленно  не  сразу   заговорил   с    ним.  Ему было    забавно    наблюдать    за  суетой  этого   энергичного    старика. -  Почему ты  молчишь?  Ты  не  можешь  говорить? -  Не   унимался    отец  Фабио.

- Успокойтесь,  дядя  Фабио,   как видите, я жив, хоть   и  вернулся  с  кладбища. -  Слабым  голосом   ответил  Ленно.  

- С  кладбища?  -  Недоумевая,   переспросил   священник.  

- Отец  вчера провёл   со  мной   воспитательную  беседу,  я  ушёл    из  дома,     забрёл на  кладбище  и  остался    там   на ночь. – Объяснил  юноша.

- Ты  ночевал  на  кладбище? – Выделяя  каждое  слово, спрашивал священник.

- Да,    ночевал. -  Невозмутимо   ответил  Ленно.  

Отец    Фабио обхватил   голову   обеими руками,   прерывисто   дыша,    он   проговорил.

- Так  продолжаться    больше  не  должно!  Ты  уедешь    сегодня  же.  Уже  всё готово. – Священник    быстрыми    шагами  подошёл  к секретеру, достал   знакомый   Ленно   конверт  и  ещё    несколько  бумаг. – Я  не  знаю,  кто   станет  моим    преемником,    я  не   имею права  завещать    кому-либо    имущество, принадлежащее    моему  приходу,  поэтому  я  выкупил  кое-какие    земли, они будут   приносить  тебе   немалый доход. Это   рекомендательное   письмо -   протягивая одну  из  бумаг,  продолжал    отец  Фабио – с ним   ты  отправишься    в   Болонский    университет.  - Ленно    чуть   не подпрыгнул  от удивления,   священник   часто   рассказывал  ему  об этом    учреждении, основанном  несколько     веков назад. – Да,    да,  ты  всё  верно  расслышал,  ты  будешь    учиться    в Болонском    университете!  Это письмо, не  меньше,  чем  твои   знания,  послужит    пропуском    для  тебя    в  мир,   о  котором    ты  так давно мечтал. – С   улыбкой  произнёс   священник.  

- Но…  дядя…    дядя  Фабио…   ведь   я…  я   не  смогу…   как  я  та  буду    учиться? -  Растерянно  произнёс    Ленно.

- Не   умаляй  свои    возможности.  Ты    владеешь    тремя    языками,   ты знаком    с историей  и что    самое    главное,    ты  превосходно  изучил  Кондификации   Юстиниана  а этот, как   тебе    известно,    основа основ! Освоив   законы  древности, ты    беспрепятственно    и  с лёгкостью  сможешь   приняться за    изучение   современного   права. Ты  станешь   юристом!   Гореть   мне   в  аду,   если  я   не   позабочусь   об   этом. 

Отец   Фабио    с  трудом   дышал ,  он    залпом  выпил    стакан  воды.  

- Но   как  я буду   там  учиться,   ведь   все   свои   двадцать  лет  я провёл    в  Ангьяри,  я нигде   не  побывал,   как  я  буду   жить    в    чужом  городе? Я   не  смогу.            

- Не  в   чужом,  Ленно!  Вовсе  не  в  чужом! Ты   едешь   в  Болонью,  итальянский   город,  а, значит,    в  родной.  Ты   не на  мгновение    не   должен  забывать,  кем   ты    являешься.  Ты    -  итальянец   и это    великая  честь! За нашей  спиной   империя, владеющая    когда-то   целым  миром.  Все  мы наследники   Августа! 

Комментарии: 0