-Не   кричи,  прошу  тебя! Ты  разбудишь  соседей. – Взмолилась  Каталина.

-Соседи  смеются  надо  мной.  Шепчутся  за  спиной  о  том,    что    у меня   вместо   трёх дочерей   и  сына -  четыре  дочери! Так давно   я ждал  сына  и  кого   я  получил?! Глупого  недоноска, бегающего   за  сутаной монаха, он даже   своего   сверстника   побить  не может. Витто  хвастался   мне  только  что  как  его   Витто-младший   отколотил    моего  Ленно!  Ах,    вот   ты   где!  Я задушу     тебя    собственными  руками,  негодник!  

Ленно    успел   увернуться, иначе   стул  угодил  бы  ему   прямо  в голову. Он  забежал    в соседнюю   комнату,   там  напуганные, со  слезами  на  глазах, сидели  в  углу    три   его    старших  сестры.  Ленно подбежал   к ним  и, зажмурившись, стал  готовиться    к  худшему,  как  его   учил   отец  Фабио. Из  комнаты   доносился   страшный  шум,   ослышался   звук   падающего   тела,   Ленно   подумал,   точнее, захотел,   чтобы   это   его   отец   упал   замертво. Он  начал    молиться  не  за  спасение   души отца,  а за мать, за   себя  и   сестёр. Спустя    несколько минут,    вновь   послышался   пьяный рёв  отца,   его   заглушил  звук  разбитой   посуды,  после   чего   наступила  тишина.

- Стой!  Не ходи  туда! – прощебетала  Джина,   самая   младшая  из  сестёр.

- Я  не трус  каким   вы   меня  считаете! И  мне    вовсе   не страшно   туда   идти.  – солгал  Ленно. –«За эту  ложь  отец  Фабио заставил бы   меня  прочесть  весь молитвенник». – Мысленно прибавил  он.  Нерешительным  шагом  Ленно  вошёл в  комнату, откуда  доносился    шум.  Первое,   что он   увидел  - было  распростёртое  на  полу   тело  матери. Он хотел    помочь  ей  встать,   подойти  боялся. Каталина    заметила  сына, протянув руку,  она   хотела   крикнуть  что-то,  но не    успела, Джани  схватил  её    за   волосы    и с  громким   рёвом   выбросил   в  открытое   окно.  В   одно мгновение   Каталины  не  стало.  Ленно ощутил     свою  беспомощность,   свою  ничтожность,    он был    там,   но   ничего   не   сделала, возможно,    протягивая руку, мать    просила о помощи? Мысли путались   в голове  у мальчика,   лишь одно   он  со   страхом    осознал -  некому  теперь   будет защитить  его,  он -   одинок.  

Джани   стоял  у  окна,  вытерев   рукой   потный   лоб,  он повернулся,   но, к  счастью,  не   заметил Ленно. Джани прошёл    в маленькую, узкую   комнату,   служившую   кухней,    потянувшись  к  кувшину, он жадно    стал пить  из него,  но,  поморщившись,  отшвырнул   от себя, он   давно  уже   не  пил  обычную   воду. Переворачивая   всё  вокруг,  Джани   искал  вино. Заметив,  что    отец  не возвращается,  Ленно,  осмелев, подошёл    к  окну. Словно   злой   рок   вёл  его   по этому  пути,  собрав   все   свои   силы, 

превозмогая    страх,  Ленно   взглянул  вниз. Тело  Каталины  лежало    на  больших    камнях,   падая,    рукав    её   зацепился за куст, глядя  на  неё   сверху,  Ленно  казалось,   что  мать    всё  ещё  зовёт  его, просит о    помощи   с поднятой    вверх   рукой  и  взглядом   мёртвых   глаз.  Внезапно   он  будто  оторвался   от  земли    и  повис    в  воздухе,  ему    казалось,  словно   он    вместе   с  покойной  матерью    возносится   к  ангелам  на небеса,  а,   увидев  рядом   яростью  перекошенное   лицо  отца, понял -   непременно    вознесётся, но уже  не  так   поэтично  и  возвышенно,   как   это описывал   ему отец  Фабио.    

Джани   держал  мальчика   над  землёй. Ленно   беспомощно   повис,    всем  телом    сник   и  в испуге  зажмурился. Он  слышал     как    рвётся  его   рубашка, за которую  держал    его  отец.

- Хочешь  к ней? – Тряся   Ленно    из  стороны  в  строну,  кричал   Джани.

- Где  мама? – Из    глубины    комнаты    послышался   детский голос.  Джани   обернулся. Три  его   дочери  робко  жались  друг  к  другу.  Рубашка,  за которую    он   держал   сына   порвалась  и Ленно    упал  к   ногам отца.  Ударив    сына  ногой, Ленно    покатился  по  полу,   словно  мяч. 

- Уберите  здесь всё! – Завопил  Джани.   Девочки в  испуге    стали подбирать   осколки,  боясь    ещё больше    разгневать отца. Ленно,   не дожидаясь  его   приказаний,   поднял   перевёрнутый  стул  и остальную  мебель.  Джани молча   наблюдал   за действиями   своих детей,  он всё  ещё  стоял    у  окна.  Собирая    осколки,   каждая  из   девочек  поранили   себе    руки,    повсюду    они оставляли     кровавые  следы. Это  не  понравилось  Джани    и он    злобно  закричал на   сына.  – Смой  эту  кровь  сейчас же!

Ленно   еле передвигался,   от     удара, полученного  отцом,  у   него    болело    всё тело,  но  он   бы  не осмелился   ослушаться.  Эти несчастные  дет,   трудясь,  не  жалея  себя,    напоминали  ушебти,*  наверное,  такими  представляли   себе  древние    египтяне   своих    маленьких   помощников  во время     их  работы  в  загробной    жизни.   Видя,  что    работа закончена, Джани   закричал  на  детей. – Теперь  убирайтесь  спать! И  чтобы   я  не   видел    вас до  завтра. Не  смейте    выходить из  комнаты!

Дети  медленно    заковыляли  в    комнату.  Уставшие  девочки    мгновенно заснули,   а  Ленно, обхватив   руками   колени,   сидел в  углу. Он    всё  ещё    не мог   осмыслить   случившееся, он не  мог    и не  хотел     в это верить,   пережитое    казалось   ему    страшным  сном.  Как  бы  ему   хотелось,  чтобы  это действительно    оказалось    приснившимся  кошмаром,  который   легко забудется,   после   нежного    материнских  губ.  

Внезапно  Ленно    вспомнились    слова   отца  Фабио, глаз    мальчика  загорелись   надеждой, безумной надеждой,   он   встал   на   колени  и принялся   горячо  молиться. Он  молился    о том,   чтобы  его мать    воскресла. Ведь  Господь    всемилостлив   и  всемогущ,  он услышит  мольбу  несчастного    ребёнка  и  вернём  ему  мать.  Ленно  был    уверен  в этом. Он   не заметил   как  наступило    утро. Проведя    всю  ночь   в  молитвах,   Ленно  был  убеждён, что    его мать жива,  ведь   говорил  же   отец  Фабио,    что  Господь   всем   помогает, особенно  тем,    кто   усердно     молится   и    верует.  Ленно  был   доволен   собой,   единственное,   что ему   хотелось – как можно скорее    встретиться  с  матерью, прижаться    к её  груди и  забыть    всё, что    им   довелось  пережить  этой  ночью.

Первой  из  сестёр    проснулась    самая   младшая.  Поморщившись,  Джина   потёрла    левую   руку, на  ладони    её был    порез,    страшное   напоминание    о пережитом.  Ленно    подошёл    к сёстрам,   ему   не  терпелось    поделиться    с ними своей   радостью. Он  разбудил    двух старших сестёр,   сбивчиво, перебивая   самого   себя,   Ленно   стал    уверять,   что мать   их   жива.  

-Вот,  увидите!  Она сама    сейчас  зайдёт     в эту  комнату. Мама  - жива! Я   молился,   я  точно  знаю,    что  Господь   услышал меня.   -  Убеждал    сестёр  Ленно. 

- А  вот   и  нет! – Проворчала    старшая  из  сестёр. – Когда  отец   утопил моих  котят, я тоже  молилась  за  них  Господу,    но  они  не  ожили. – Глядя  на свою  израненную  руку,  проговорила  она. У   Каталины  - девочку  звали  также   как   и   мать -  было  больше   ран   на   руках,    она,  как  старшая    из  сестёр,   старалась    всю  работу  выполнить  быстрее и  лучше остальных.    

-А  ты  молилась  всю  ночь? -  Спросил  Ленно. 

-Нет. -   Сонно  ответила   Каталина.  

- Поэтому   у тебя  ничего   не получилось.  Нужно было   молиться   всю  ночь! -  Уверенно     сказал    мальчик.  

Детям   хотелось    выйти   из комнаты,   но они    не  решались.  Подойдя  к двери, они услышали   гул  голосов, но разобрать  что-либо,   не   сумели.

- Как это  ужасно...

-Бедная  Каталина…

-Что  теперь  будет  с детьми?… - Глядя  на  тело    женщины, причитали   соседи. Каталину   обнаружили   на  рассвете. Охотник    с дичью    возвращался  домой,  внезапно    его собака  ощетинилась   и начала лаять. Её    не прекращающийся    лай, разбудил   остальных. Никто  не    решался    сообщать   о    страшной   находке  Джани.  Послали  за  отцом  Фабио,   он    и   рассказал   Джани   о  случившемся. Джани не  удалось  выдавить   из  себя    слезу, но этого    никто   и  не заметил, все  были   озадачены    внезапной  гибелью    молодой женщины.  

- Меня это  не  удивляет.  Я давно   за  ней наблюдал, ведь она    ни  раз говорила,    что  совершит  этот  грех. Нужно  было  запирать её на ночь.   – Проговорил  Джани.  

- О  чём ты говоришь? -  Удивлённо   спросил   отец  Фабио.

- А  разве   вы  не  знали, падре? Она  была  одержима,  слышала  голоса. Бывало,   пройдёт  мимо   распятия  и  плюнет в него, а  то    и вовсе    швыряла  его  на пол.  Часто говорила,    что не  хочет   жить   в этом  христианском   мире  и  убьёт   себя  и детей. Я хотел    вам  сообщить об этом,    но  она   каждый    день    божилась,   что больше    не  будет.  А   вчера  вечером  сказала  мне,  что убьёт  себя, но  я  ей не  поверил, разве  можно   было    предположить,   что  мать   оставит     своих детей?! Даже дети    её   не  остановили…  мои  несчастные дети… - Закрыв   лицо,  простонал   Джани.  Сквозь пальцы  он наблюдал    за  людьми,   все жалели   его   и осуждали     Каталину.

Отец   Фабио    молчал, его   глаза    застилали    слёзы, он не  мог    поверить,    что его    племянница,  верная  жена, любящая мать и    верующая  женщина,   смогла  совершить    столь   тяжкий   грех. 

- Это    я   виноват! Я  виноват! -  Рвал   на  себе   волосы  Джани    и плакал    без  слёз.  -  Как   она  могла?! Ак?!  Что  будет   с  детьми?! 

- Не беспокойся,  Джани,   я позабочусь   о них.  А где  они? -  Сдавленным    голосом  спросил    священник. 

- Там.- Указывая  на дверь,   ответил   Джани и продолжил    осыпать     упрёками   усопшую жену.    Затаив  дыхание  дети ждали,   что  к  ним   зайдёт мать. Но  вместо    неё   в двери    появилась   длинная    и   худощавая    фигура   священника.

- Где  мама, отец  Фабио?  -  Подбежав   к нему,  спросил   Ленно. – Когда    она    придёт   к нам? - Прижав   руку     к сердцу,   отец  Фабио    не    мог   вымолвить   ни  слова,  ему   было   больно, возможно,   больнее  всех.  – Отец  Фабио, где  мама?  Почему  вы   молчите? Я знаю, она    должна    прийти  к нам.  Ну,  где  же  она?   -  Дёргая   за  сутану,     спрашивал   Ленно.  

- Она…  она…  её…   нет…  она…  не придёт…   её…  нет…  -  Выдавил  из    себя  священник.

- Я   молился  всю   ночь.  Вы  ведь  говорили  мне, что Господь   всем помогает,   он   всемогущ.   Я   попросил    его     вернуть мне  маму.  Я  всю ночь    просил!  Ведь  мама   вернулась,  правда?

Вместо  ответа, отец Фабио  упал  на    колени, обнял   Ленно   и  разрыдался,   девочки подбежали     к   ним   и  стали   громко   плакать. Ленно   вырвался   из   объятий священника, выбежал     из   комнаты,     то, что    они   увидел,   заставило   его   остановиться  на   пол  пути.  Мёртвую   Каталину   несли    на досках   несколько   мужчин  рука   её, словно    ища  помощи  у  небес,  всё   ещё   возвышалась  над    застывшим   телом  и широко   распахнутые   стеклянные  глаза, будто в  последний    раз   жадно   оглядывали  этот   мир  мёртвым   взором  в надежде   запомнить  лучшие  мгновения  прожитой   жизни  и унести   с   собой  прежде,    чем   закроются  навеки.   Ленно    был  удивлён, он не   мог   понять,  почему   его  мать  мертва,  ведь  он  молился   всю ночь, он  был уверен,   что  Господь  его  услышал   и  вернул   ему  мать.  В эту  минуту  Ленно    ощутил   лишь одно   разочарование.  Отец   Фабио завёл    Ленно   обратно. Мальчик    недоумевающе  спросил. 

- Почему   Господь  не  вернул маму? Разве он меня    не услышал?  Вы же говорили,  что    бог   всем   помогает.   Почему   же  он    не   помог      маме?  Зачем   он   забрал  её?!

- Она  в лучшем  мире,   мальчик  мой. – Тихо произнёс   священник.

- Но  ей  лучше  было   с нами.  Там  она совсем одна.  Почему?  Почему  Господь    не  вернул  её?   Ведь  он    всемогущ.  Вы   ведь  говорили, отец  Фабио.  Почему он не   услышал  меня? Почему?! - Священник уронил  голову    на    руки,   ему нечего   был ответить  мальчику.  – Зачем  бог  забрал   маму?  Она  не  была  грешницей. За  что он   нас  так  жестоко   наказал?  -  Ленно    был  в отчаянии. -  Почему   Господь   не  услышал     моих  слов? - Это вопрос,  ставший    риторическим,  волновал  каждого   верующего. -  Почему   Господь   не помог  маме?  Почему   позволил  отцу    убить  её?   -  Отчаянно    кричал   Ленно.

- Что ты  такое  говоришь?  Ленно?  Понимаешь  ли ты, что говоришь?  Не бери    грех  на  душу,  не  будь    клеветником,  Ленно!

- Отец  убил  маму,   я видел…  видел   как  он…   как  он…   вбросил   маму…  в окно… - Сквозь    рыдания  произнёс   мальчик.  

Отец   Фабио   безмолвно   глядел    на  ребёнка,   влажные    глаза   его   выражали  скорбь,    ему  было    жаль    мальчика,   сердце  его      сжалось   при  виде    столь  глубокого   отчаяния  и   скорби.  А  Ленно,   осознавая   собственное    бессилие, мог  лишь   злобно  выкрикивать   вопросы,   тщётно   ожидая  услышать    на  них ответы. Он  не желал  покоряться  злой   судьбе, в  гневе  он   бросился   к  распятию,     схватил    его   и   с  силой    швырнул   на  пол,   гипсовый    крест  рассыпался    на  множество   мелких   частиц,  одна    из них    которых     впилась   Ленно  в шею, но мальчик    не  почувствовал    боли,  разум его    был    затуманен     гневом,   гневом  на  отца  Фабио,    на   родного  отца,   на  бога.  

 

 

 

Ушебти* — специальные фигурки, изображающие человека, как правило со скрещенными на груди руками, либо с какими-нибудь орудиями труда. Необходимы они были для того, чтобы выполнять различную работу в загробном мире вместо хозяина. Изготовлялись  ушебти обычно из дерева или мягкого камня — алебастра и стеатита.         

ПРОДОЛЖЕНИЕ  СЛЕДУЕТ…

Комментарии: 0