Удушливый  запах  и  не   стихающий    гул голосов  стоял  в  трактире  «Дикий  кабан».  Наскоро  протерев  липкий  и  почерневший  стол,  Гуччо  поспешил  подать  обед  Джанни.  В  этот  день  хозяин  трактира  был   особенно  придирчив,  даже  запах  жареного  гуся  не  умилостивил  его,  отбросив  в  сторону  приборы,  Джанни  жадно  принялся  всей  пятерней  за  горячее.  Смахнув  объедки  на  пол,  он  лишь  сейчас  заметил  своего  сына,   в   испуге  съежившегося  на  стуле.   В  тусклом  свете  трактира,  Ленно   едва  был  заметен,  отец  протянул  ему  корку  хлеба,  но  мальчик  брезгливо  поморщившись,  замотал  головой,  он  то  и  дело поглядывал  на  дверь,  в   надежде,  как  можно  скорее  уйти  из  этого  ужасного  места,  в    которое   отец  каждый  вечер  отводил  его.  По  мнению  Джанни,    трактир  был  тем   местом,  где  человек  мог  проявить  всю  свою  силу,   а    юноша  стать  мужчиной.

Схватив  Ленно  за  шиворот,  Джанни  отправился  домой.

-  Дядя  Фабио,  а  трактир    это  и  есть   ад,  о   котором  вы  мне  рассказывали?  -  Спросил  мальчик  своего  двоюродного   дедушку,  в  одной   из   их  частой  бесед.

-Понимаешь  ли,  мой  мальчик,  все    те  злачные  места,  что  мы  видим  вокруг,  являют    собой  отражение  того,  что  нас  может   ожидать  на  том  свете.  

-  Нет. -  Пробурчал  мальчик.

-  Нет?-  Подняв  редкие  кустики  бровей,  удивлённо  переспросил  священник.  -  Что  ты  имеешь  в  виду?

-  Не  понимаю. -  Ответил  ребёнок.  - Вы  ведь  спросили  меня,  понимаю  я  или  нет.

-  Ты   очень  смышлённый  мальчик,   Ленно,  и   я  уверен,  более  того,  я  предчувствую,  тебя   ждёт  замечательное  будущее,  но   продолжим  наш  разговор.  Как  бы  тебе   объяснить?.. -  Сложив  руки  на  груди,  выставив  правую   ногу  вперёд,  закрыв    глаза  и  время  от  времени  почёсывая  локоть,    насупившись,   отец  Фабио,  в    обычной  для  него  позе,   думал,  думал  о    том,  как  объяснить  ребёнку,   что  десять  заповедей,  посланные  Моисею    в  пустыне  господом,  были   посланы  единственно  с  той   целью,   дабы  люди  в    конце  концов   прекратили  грешить,  под  страхом  страшных  наказаний,  но    с  течением  времени,  грехи  стали  отпускаться  покаяниями,   возможно,   не  всегда  идущими  из  глубин  грешного  сердца,  но,  не  смотря  на  это,  всё  же  принятыми  священнослужителями.   И  почему    заповедей  всего  десять?  Разве  человеческие   грехи  можно  сосчитать   в  пределах  этого  минимального  числа?   Разве   пройти  мимо  протянутой  руки   голодающего  не  есть  грех?    Дурное  влияние   не  есть  грех?  

- Хм,  да..  что   ж…  -  Мысли  путались   в  голове  священника. -  Понимаешь  ли,   у  человека  всегда  есть  выбор…

- Но  ведь  господь  за  всех  всё  решает.  -  Прервал  его  мальчик. 

 - Не  говори  так,  и  не  мешай  ходу  моих  мыслей. – Всплеснув  руками   

недовольно  проговорил  священник -  Как  я  уже  сказал,  всегда  есть  выбор,  который  посылает  нам  господь  и  дьявол,   задача  доброго  христианина,  не    поддаваться  искушению  дьявола…

- Я  помню,   дядя  Фабио,  вы  уже  говорили  это. – С  грустью  ответил  Ленно.   И    в  этот  раз  ничего  нового,   напрасно   потраченное  время,  а  ведь    на  дворе  такая  солнечная  погода,   можно  было   бы  сыграть  с  друзьями  в  мяч.  

- Я  не  раз  тебе  говорил,  называй   меня  отец  Фабио,  ведь  я  пастырь  всего  этого  прихода.  – Описав  рукой  круг, со  вздохом  проговорил  священник,  этим  жестом  он  словно  оценивал  тяготящую  ответственность  за  спасение  души  каждого  жителя  Ангьяри.

-  На  сегодня   довольно.  Можешь    идти  гулять,  но  не  забудь  перед  сном   пять  раз   прочесть  «Отче    наш»  и  семь  раз  «Тебя  хвалим».  Это  за  то,   что  ты  вчера  был  в  трактире  вместе  с  отцом.

-  Но  зачем  меня  наказывать?  Дядя..   отец  Фабио?  Я  ведь  не  хотел  туда  идти. – Простонал  Ленно.

-  Ты  воспринимаешь   молитву   как  наказание?!  Молитва,  это  чудотворная   пилюля,   которую  может  принять   каждый  раскаявшийся  во  грехе.  И   ты   должен   молиться   после  каждого,   волею  или  не  волей,  совершенного   поступка.  Понимаешь, Ленно?

-  Да,  понимаю.  -  Исподлобья   ответил  мальчик.  

-Прибавь  ещё   к  этому   три  Аве  Марии. -  Вдогонку   прокричал  отец  Фабио, но  Ленно   был  уже   далеко,  он  бежал  за  своим  другом  Паоло, живущим  по   соседству.  Их  любимым   занятием   было    прокрадываться     в  чужие дворы  по   ночам,   открывать  загоны    для животных   и   изображать    волчий  вой,  пугая  несчастных, за  что  получили они    прозвище   «волчат»,   позже    к ним     присоединились    и другие  дети,   волчат  стало    больше   и теперь  они   по ночам сеяли     страх  по    всей деревне, до тех  пор   пока  Джанни   не    провёл воспитательную   «беседу»   с каждым    из  детей, после  чего,   у всех,   особенно     у Ленно   болели  уши   и бока,    а    на    красные   щёки  сыпались    клоки    волос.  После   этого     не  каждый  мог    рискнуть     повторить забаву,  один    лишь    Ленно    и  его    верный  друг   Паоло  по  ночам    продолжали     играть   в    волков,  но  уже  с  меньшим   задором. 

-Смотри,  Ленно  бежит. -  Крикнула   Каталина, старшая     из   сестёр  Ленно. – Где  ты  был? 

- Как   где? Конечно  же,    у    монаха,  читал    пыльные   книги! – Смеясь  проговорил Витто,   с  которым    у   Ленно    часто   случались    ссоры.

-Не  у  монаха,  а   у  пастыря!  Невежда!  И   книги   вовсе    не пыльные,     мы   их  каждый   день  читаем! – С  гордостью   ответил  Ленно.

-Ты  готовишься    стать    монахиней? -  С притворной  наивностью    спросил  Витто  и это     было  достаточно   для  Ленно.

                                            ***

-Больно…  очень  больно, мама…  -  жалобно    стонал   мальчик.

- Потерпи  немного, сам  виноват. Не  нужно   было     драться. -  Нежными  движениями  Каталина,  мать  Ленно,  обрабатывала    сыну    порванную  губу.  

- Где этот  негодник?! Где  он? -  Джанни   вновь   был    пьян,   но  хуже    всего    он  был    зол.  Ломая  на  ходу   мебель,  он  искал  своего  сына. -  Где  он прячется?  Он  здесь?  Ленно!   

ПРОДОЛЖЕНИЕ  СЛЕДУЕТ…

Комментарии: 0