Частное  сыскное  агентство  детектива  Шона

Комната. Дело 25

На  столе   у  Сильвии  зазвонил  телефон.  Посетителей  пока  не  было,  и  Сильвия,  наконец-то,  начала  рассматривать  свой  новый  журнал  мод,  который  ей  купил  муж.  Продолжая  листать  журнал    одной  рукой,  другой  она  сняла  трубку  и,  не  задумываясь,  произнесла  свою  дежурную  фразу.
- Частное  сыскное  агентство  детектива  Шона  слушает.  Берта,  моя  дорогая,  это  ты?  Слушаю  тебя.  Том  здесь,  они  проводят  с  Шоном  совещание  и  потому,  наверное,  у  него  отключен  телефон.  Я  сейчас  позову  его.  Хорошо,  передам.  Значит,  ты  теперь  у  нас  директор  музея?  Я  тебя  поздравляю.  Как  закончат  наши  мальчики  совещаться,  я  сразу  же  передам  Тому  твою  просьбу.  Целую.
Сильвия  продолжила  рассматривать  журнал,  она  карандашом  помечала  понравившиеся  ей  модели.
Из  кабинета  Шона  вышел  Том  и  направился  к  себе.
- Том,  задержись,  пожалуйста. – Обратилась  Сильвия  к  нему.
- Слушаю  тебя,  Сильвия.
- Включи  уже  свой  телефон.  Берта  звонила  тебе,  но   не  смогла   дозвониться  и  позвонила  мне,  она  просила  тебе  передать,  что  придёт  домой  сегодня  поздно.  Заболел  её  начальник,  ему  стало  плохо  с  сердцем,  его  госпитализировали  и  он  назначил  Берту  директором  музея.  Они  принимают  сегодня  новую  партию  картин,  и  Берта  будет  очень  занята.  
-  Спасибо,  Сильвия.  Сейчас  же   перезвоню  ей.
Шон  заканчивал  отчёты  по  завершённым  делам.  Дело,  связанное  с  разводом,  затянулось,  но  и  с  ним  они  с  Томом  уже  разобрались.  Они  нашли  беглеца,  и  ему  пришлось   поступить,  так  как  было  оговорено  в  их  с  женой  брачном  контракте.  Мелкие   же   текущие  дела  у  них  никогда  не  прекращались.  Шон  дал  поручение  своему  помощнику,  связанное  с  очередным  пока  ещё  запутанным   делом  о  непонятных  телефонных  звонках,   постоянно  раздающихся  в  мобильном  телефоне  дочери  известного  банкира,  и  приступил  к  отчётам  закрытых  уже  дел.
                                                                                      2
Берта   была  очень   занята  на  работе.  Как  директору,  ей   теперь  необходимо  было  быть  в  курсе  всего,  что  происходит  в  музее,  и  это  помимо  её  основной  работы.  Она  работала  в  музее  экскурсоводом.  Её  шефу  внезапно  стало  плохо,  сердце  у  него  всегда  пошаливало,  а  сейчас  сильно  прихватило.  Когда  шефа  забирала  скорая,  он  с  трудом,  но  смог  сказать  Берте  о  новой  картине,  о  которой  его   заранее  предупредили,  и  которую   должны  были  скоро  принести.  Это  картина  известнейшего  художника  16  века,  она  очень  дорогая,  застрахована  на  колоссальную  сумму.  Её   сдадут  в  музей  на  время.  Как  не  ко  времени  сейчас  его  болезнь,  но  шеф  очень  доверяет  Берте  и  надеется,  что  всё  будет  хорошо.  Не  исключено,  что  он  перенервничал  из-за  этой  картины,  и  потому  ему  стало  плохо.  Из  всех  сотрудников  музея,  которых   было  не  так  уж  и   много – три  смотрителя  в  каждом  зале,  экскурсовод – Берта,  секретарь,  уборщица  и  охранник,  он  больше  всего  доверял  Берте.  Ведь  благодаря  её  идее,  музей  удалось  сохранить.  В  музее  четыре  зала  и  подсобное  помещение.  В  трёх  залах  находятся  картины,  а  четвёртый  пустовал,  не  хватало  картин.  Посетители  у  музея  были,  экскурсии  проводились,  но  этого  было  мало,  и  музей  находился  на  грани  исчезновения.  Его  пришлось  бы  закрыть,  а  картины  распределить  между  остальными  музеями,  если  бы  не  Берта.  Она  предложила  шефу  очень  простое,  но  верное  решение - использовать  пустующее  помещение   в  качестве  выставочного  зала.  Они  дали  объявление  и  их  выставочный  зал  заработал.  Деньги,  которые  они  получали  от  аренды  помещения,  шли  на  нужды  музея.  Но  и  это  ещё  не  всё.  Из  подсобного  помещения  Берта  предложила  устроить  реставрационную  мастерскую.  Пригласили  хорошего  специалиста - художника,  и  к  ним  стали  обращаться  с  реставрациями  картин   из  других  музеев,  а  также  и  частные лица,   владельцы  картин.  Берте  удалось  спасти  музей,  и  поэтому  дороже  и  ценнее   сотрудника,  чем  Берта,  у  её   шефа  не  было. 
 Берта  с  утра  ждала  партию  новых  картин.  Это  было   несколько   картин,  которые   директор  музея  давно  хотел  приобрести.  С  минуты  на  минуту  их  должны  были  доставить.  Берта  уже  подготовила  для  них  места  и  ещё  раз  осматривала  их. 
 Около  кабинета  директора  стоял  молодой  человек  с  большим  пакетом  в  руках.  Он  ожидал  директора.  Секретарь  доложила  Берте,  что   к  ней  пришли.  Человек,  ожидающий  её,  был  Берте  не  знаком.  Берта  подошла  к  кабинету,  они  поздоровались  друг  с  другом,  и  Берта  пригласила  посетителя  пройти  в  кабинет.
-Я  договаривался  с  Вашим  директором   о  хранении   картины,  которую  принёс.  Меня  зовут  Эдвард.
- Очень  приятно.  Меня  зовут  Берта.  Я  знаю  о  Вашей  картине,  Эдвард,  меня  директор  предупредил.  К  сожалению,  его  нет,  он  с  сердечным  приступом  госпитализирован  в  клинику  и  обязанности  директора  временно  исполняю  я.  Где  Ваша  картина?
- Вот,  -  Эдвард  протянул  Берте  свёрток.  Я  принёс   её  без   рамы,  у  Вас  же  найдётся    подходящая  для  неё  рама?
- Разумеется,  найдётся.  На  сколько  время  Вы  её  оставляете  у  нас?
- Мы  с  женой  планируем  некоторое  время  попутешествовать,  и  сами  понимаете,  что  такую  вещь  оставлять  без  присмотра  опасно.  Мы  долго  отсутствовать  не  будем,  максимум  две недели.  Пусть   наша  картина  повисит  у  Вас  и  нам  спокойнее  будет  и  вам  тоже  неплохо,  увеличится  количество  посетителей,  когда  увидят  этот  шедевр.
Эдвард,  осторожно  развернул  свёрток  и  разложил  картину  на  столе.
- Да,  ведь  это  же… 
- Да,  Вы  правы,  это  известнейший  художник  16  века.  Теперь  Вы  понимаете,  почему  я  принёс  её  к  Вам  в  музей?
- Даже  не  верится,  что  я  вижу  её  своими  собственными  глазами,  и  даже  могу потрогать!  Надо  же.  Это просто  счастье.  Какое  Вам  огромное  спасибо,  что  Вы  доверили  нам  своё  сокровище.
- Да,  Вы правы,  это,  действительно,  сокровище.  Она  застрахована  на  такую  огромную  сумму,  что  я  даже  боюсь  её  произнести  вслух.
- Может,  Вы  не  хотите  её  выставлять?
- Напротив,  пусть  люди  любуются   этой   красотой.
- Хорошо,  скоро  подойдёт  наш  художник  и  подберёт  для  неё  раму.
- А,  как  долго  ждать  Вашего  художника?  Нельзя  ли  его  поторопить?
- Хорошо,  я  ему  сейчас  позвоню   и,  если  он  не  занят,  ведь  он  работает  не  только  здесь,  он  пишет  картины,  то  попрошу  его  приехать  прямо  сейчас.
- Я  был  бы  очень   ему  признателен.
Берта  позвонила  художнику,  передала  ему  просьбу  посетителя.
- Он  придёт  сейчас.
- Я  очень  благодарен  и  Вам  и  ему.
- Эдвард,  у  меня  к  Вам  просьба.
- Говорите.
- Пока  не  придёт  художник,  не  оставляйте,  пожалуйста,  кабинет. Мне  необходимо  принять  новую  партию  картин,  их  уже  доставили,  я  должна  распорядиться  о  месте,  куда  их  должны  повесить.
- Да,  да  идите,  конечно,  я  подожду  Вашего   художника  здесь  в   кабинете.
- Я  не  прощаюсь,  как  только  придёт  художник,  я подойду.
Берта  прошла  в  залы,  проверить,  как  размещают  картины.  Через  некоторое  время  приехал   художник.  Он  тоже  очень  был  удивлён,  поступившим  к  ним  шедевром.  Долго  и  не  отрываясь,  любовался  картиной.  Потом  художник  подобрал  раму,  они  втроём  выбрали  место,  где  её  повесить,  и  Эдвард  стал  прощаться.  Берта  попросила  у  Эдварда  номер  телефона,  он  очень  удивился,  зачем?  Берта  объяснила,  что  они  всегда  берут   номера  телефонов  у  всех  кто,  к  ним  приносит  картины  для  выставок,  или  для  реставрации.  Эдвард  оставил  свой  номер  телефона,  попрощался  и  ушёл.   
До  позднего   вечера  Берта  находилась  в  музее.  Они  с Томом  несколько   раз перезванивались.  Том  тоже  был   очень  занят.  Поздним  вечером  он  заехал  за  Бертой,  и  они оба,  уставшие  от  напряжённого  дня  работы,  поехали  домой.  По  дороге  Берта  рассказала  о  шедевре,  который  некоторое   время  будет  украшать  их  музей.  И ей  бы очень  хотелось,  чтобы  Том,  Шон  и  Сильвия  полюбовались  бы  на  эту  картину.  Том  пообещал,  что  завтра  же  обязательно  передаст  Сильвии  и  Шону  её  приглашение.
                                                                                   3
На  следующий  день  Шон,  Том  и Сильвия  сумели  выкроить  время,  и  пришли  к  Берте  в  музей,  полюбоваться  на  картину.  Они  были  полны  впечатлений,  но  долго  любоваться  шедевром  у  них,  к  сожалению,  не  было   времени.  Они  торопились  к  себе в  офис. 
 Дело  с  таинственными   звонками  на  мобильный  телефон  принимало  неожиданные  обороты.  Берта  была  довольна   работой  музея.  Новые  картины,  размещённые  в  музее,  привлекли  огромное  количество  посетителей.  Берте  очень  хотелось   поделиться  новостями   музея  своему  шефу,  но  она  боялась  оставлять  музей  без  себя.  Эта  дорогущая  картина,  всё-таки,  не  давала  ей  покоя.  Берта  позвонила  шефу.  Его  состояние  намного  лучше,  но  врачи  пока  ещё  его  не  выписывают.  Берта  быстро  рассказала  ему,  как  обстоят  дела  в  музее,  он  очень  остался   доволен  и  повторил  ей,  что и   не  сомневался  в  её  умении  работать.  Обещал  ей  премию,  и  повышение  в  должности.  Берта   была  горда  и  счастлива.  Окрылённая  похвалой  шефа,  Берта  с  ещё  большим  удовольствием  работала.  
Несколько  картин  принесли  на  реставрацию  в  их  мастерскую. Берта  и  этому  была  очень  рада.  Даже  от  напряжённого  дня  работы,  она  к  вечеру  не  ощущала  усталости.  Чего  нельзя  было  сказать  о  Томе.  За  целый  день  беготни,  они  с  Шоном  к  вечеру  имели  очень  усталый  вид.  К  закрытию  музея,  Том,  как  всегда,  заехал  за  Бертой,  и  они  поехали  домой.  Берта  всю  дорогу,  не  умолкая,  рассказывала  о  своём  музее.  Том,  неотрывно  смотрел  перед   собой  на  дорогу,  и  автоматически,   в  знак  согласия,  кивая  головой   жене,  продолжал  думать  о деле,  которое  они  вели  с  Шоном.  
Берта,  как  начала  заменять  директора,   стала  приходить   на  работу  на  час  раньше  всех  остальных  сотрудников.  Придя  в  музей,  Берта  в  тишине  обходила  не  спеша  все  три  их  зала.  Когда  Берта  вошла  в  последний   зал,  то  почувствовала  себя  не  очень  хорошо.  Она  словно  окаменела,  не  могла  сдвинуться  с  места.  Картины,  которую  Эдвард  оставил  им  на  хранение – не  было.   Через  несколько  минут  Берта  собралась  и  первым  делом  подошла  проверить  сигнализацию,  она  была  в  полном   порядке.  Потом  она  позвонила  художнику,  он  же  почти  последним  покидает  музей.  Берта  не  стала  ничего  говорить   ему  по  телефону,   попросила  только,  чтобы  срочно  приехал  в  музей.  Через  некоторое  время  художник  был  уже  в  музее.
- Доброе  утро,   Берта.  Что  случилось?
- Утро  совершенно  не  доброе.  Картины  нет, – и  она  указала  художнику  на  пустое  место,  где  ещё  недавно  висела  картина.
- Берта,  картина  у  меня  в  мастерской.
- Что?!
- Вы  же  сами  мне  вчера  сказали,  чтобы  я  поздно  вечером,  когда  все  уйдут,  отнёс   бы  её  к  себе  в  мастерскую,  потому  что  сам  её  хозяин  попросил  Вас  об  её  реставрации.  Вы,  наверное,  из-за  своей   занятости,  совсем  забыли  об  этом.
- Я  ничего  не  забываю,  тем  более,  что  я  Вам  ничего  подобного  не  говорила.  Ни  о  какой  реставрации   картины  Эдвард – хозяин  её -  меня  не  просил.  Идите,  и  верните  картину  на  место,  пока  нет  ни сотрудников,  ни  посетителей.
- Хорошо,  я  мигом.
Художник  побежал  к  себе  в  мастерскую,  но  вернулся  он  ещё  быстрее.
- Берта,  картины  в  мастерской  нет.
- Что значит,  нет?!  А,  где  же  она?!
Берта  бросилась  в  мастерскую.  (Потом  художник  будет  рассказывать  инспектору – она  была  похожа  на  сумасшедшую,  когда  говорила  со  мной).  Картины,  действительно,  не  было.  Берта  быстро  вернулась.
- Куда  Вы  её  дели?  Признавайтесь!  Вы  украли  её?
- Берта,  успокойтесь.  Не   крал  я  её.  Я  сегодня  хотел  приступить  к  реставрации.
- Вы  знаете,  сколько  она  стоит  и  на  какую  сумму  застрахована?
 - Нет,  откуда. 
Берта  назвала  ему  эти  космические  цены.
- Неужели  так  много?  С  ума  сойти.
- Вот  я  и  схожу.
- Надо  вызвать  полицию.
- Да…  хотя  нет.  Я  сначала  позвоню  мужу.  
Берта  стала  звонить  Тому.  Его  телефон  был,  как  всегда,  недосягаем.  Она  тут  же  позвонила  Сильвии.  Сильвия   сразу  же  сняла  трубку  и  начала  посторонним,  хорошо  поставленным  голосом  отвечать.
- Сильвия,   это  я.  – Прервала  её  Берта.  -  Где  Том?  Быстро  позови  его.  Случилось.  Это  ужас, Сильвия.  Картина,  которой  вы  вчера  любовались  - пропала.  А,  когда  они  будут?   Не знаешь?  Что  же  мне  делать?  Хорошо,  вызову  полицию.
Берта  вызвала  полицию.  Полицейская  машина  приехала  быстро.  В  здание  музея  вошёл  полицейский  в  сопровождении   своего  помощника.
- Приветствую  вас.  Разрешите  представиться – инспектор  Роджерс,  а  это  мой  помощник.  Что  у  вас  произошло?
- Добрый  день,  инспектор.  Меня  зовут  Берта,  я  исполняю  обязанности  директора  музея,  пока  наш  директор  находиться  на  лечении  в  клинике.  А   это -  художник  нашего  музея.  У  нас  пропала  очень  дорогая  картина.  Пройдёмте,  пожалуйста,   в  кабинет,  и  я   Вам  всё  расскажу.   
Они  втроём  направились  в  кабинет,  но  инспектор,  попросил  художника  не  заходить  в  кабинет,  а  подождать,  но  не  уходить  далеко,  он  с  ним  побеседует  позже.  Они  прошли  и  расположились  в  кабинете,   Берта  начала  рассказывать.  Она  рассказывала  инспектору,   а  он  всё  записывал  в  свой  блокнот.  Он  задал  ей  несколько  вопросов,  а  потом  попросил  пригласить  художника.  Рабочее  время  началось  и   сотрудники  все  уже  пришли.  Они  были  очень  удивлены  и  напуганы  происшедшим.  Кража  в  их  музее  произошла  впервые.  Инспектор,  когда  узнал,  что   все  сотрудники  уже  собрались,  захотел  побеседовать  с  каждым.   Но,  первым  пригласил  художника.
- Я  Вас  слушаю,  инспектор,  задавайте  вопросы.  
- Расскажите  мне  всё  сами.
- Инспектор,  я  ничего   не  понимаю.  Вчера  Берта  мне  сама  сказала,  чтобы  я  занялся  реставрацией  этой   дорогущей  картины.  Я  вчера  вечером,  когда  уже  все  ушли, отключил  сигнализацию,  забрал  картину,  отнёс  её  к  себе,  подключил  потом  опять  сигнализацию,  запер  свою  мастерскую  и   ушёл   домой,  а  сегодня  планировал  начать  реставрацию.  Утром  мне  позвонила  Берта  и  срочно  вызвала  в  музей.  Я решил,  что  принесли  картины   реставрировать  и  быстро  приехал.  Берта  меня  встретила  в  дверях  музея  с  вопросом,  где картина,  оставленная   нам  на  хранение.  Я  сказал,  что  она  у  меня  в  мастерской   по  её  же  приказу.  А  Берта    мне  ответила,  что  никакого  приказа  на  реставрацию  не  давала,  и  велела  картину  вернуть  на  место.  Я  спустился  за ней,  но  картины  в  мастерской  не  оказалось.
- Скажите,  у  вас  в  музее  есть  камеры  наблюдения?
- Есть,  только  одна,  на  входе  в  музей.
- Мне  необходимо  её  просмотреть.  
- Надо  пройти  в  комнату  охранника.
Они  прошли  к  охраннику.  Берта  тоже   хотела  пойти   с  ними,  но  инспектор  её  попросил  подождать  в  кабинете.
В  комнате  охранника  инспектор  и  художник  просматривали  кассету.  На  кассете  ясно  было  видно,  что  молодая  женщина  несёт  в  руках  свёрнутый  не  очень  большой  рулон.
- Вам  знакома  эта  женщина? – Спросил  инспектор  художника.    
- Это  же  Берта!  Неужели  она  украла  картину?  Но  зачем?  Нет,  это  невозможно.  Я  не  верю.
- Мне  необходима  эта  кассета,  дайте  мне  её,  пожалуйста.
Художник  вынул  кассету  и  протянул  её  инспектору.
- А сейчас  вернёмся  в  кабинет.  Мне  надо  вновь  побеседовать  с  Бертой  и  с остальными  сотрудниками  тоже.
Когда  Берта  увидела  кассету,  то  удивилась.  Женщина  на  кассете  была  очень  на  неё  похожа.
- Но  это  не  я.  Я  не  брала  картину.  Зачем  мне  это?
- Берта, - инспектор  обратился  к  ней – я  вынужден  Вас задержать.  Вы должны  проехать  со  мной.
- Да,  я  понимаю.  Но  я  должна  позвонить  своему  мужу.  
Берта  сразу  позвонила  Сильвии,  вдруг  не дозвониться  до  Тома,  и  сообщила,  что  её  забирают  в  полицию.  Сильвия  её  успокоила,  и сказала,  что  Шон  и Том  во  всём  разберутся,  и  пусть  Берта  ни о  чём  не  беспокоиться.
- Сильвия,  тебе  легко  говорить,  меня  же  обвиняют  в  воровстве  картины!  Да,  я  знаю,  что  это полный  бред,  но  меня  забирают,  как  вора.  Это  ужас.
Помощник  инспектора  проводил  Берту  в  машину,  а  инспектор  Роджерс  стал  опрашивать  сотрудников.  Никто  ничего  не  знал  об  этой  картине,  и  сказать  им  было  нечего.  Только  одна  сотрудница  - уборщица,   вспомнила,  как  она  зашла  в  свою  подсобку,  это  было  уже  перед  самым  закрытием  музея,  и  увидела,  как  Берта  вышла  из  музея,   и  в  руках  у  неё  был свёрток.  Она  также  видела,  как  художник  вышел  из  своей  мастерской,  прошёл  куда-то  вниз, пробыл  там  недолго,  потом   вернулся,  и,  не  заходя  в  мастерскую,  запер  её  и  ушёл.  Уборщица  прибрала   в  музее  и  тоже  ушла.  Она  всегда  уходит  позже  всех,  а  потом  охранник  запирает  двери  залов  и  сидит  на  своём  месте  в  холле.
Инспектор  поблагодарил  её  и  она  вышла.  Он  пересмотрел  свои  записи,  остался  доволен, особенно  похвалил  себя  за  кассету,   хорошо,  что  догадался.   Показания  уборщицы  подтверждали  показания  художника.  Инспектор  попрощался  с  сотрудниками  музея   и  поехал  в  своё  отделение.  Сотрудники  музея  не  знали,  как  им  поступить  и  решили  продолжать  работать  в  прежнем  режиме,  одна  из  смотрительниц  зала  вызвалась   проводить   экскурсии.  За  столько  лет  работы  в  музее,  она  разбиралась  в  живописи  не  хуже  любого   эксперта.  Кража   картины,  по  мнению  сотрудников,  не  должна  помешать  работе   музея.
                                                                                    4
Дело  с  таинственными  звонками  близилось  к  концу.  На  банкира  было  совершено  нападение,  его  в  тяжёлом  состоянии   госпитализировали.  Жена  его  места  себе  не  находила.  Шон  и  Том,  как  всегда  во  всём  разобрались.  На  мобильный  телефон  дочери  банкира  звонил  её  настоящий отец.  Когда  жена  банкира  выходила  за  него  замуж,  она  была  уже  беременна  от  своего  жениха,  который  таинственным  образом   вдруг  куда-то  исчез.  И  его  невеста  приняла  сгоряча  предложение  очень  перспективного  человека.  И  вот  сейчас,  спустя  много  лет,  бывший  жених, -  объявился,  и  захотел  вернуть  себе  и  дочь,  и  её  мать.  Он,  оказывается,  не  просто  так  исчез,  у  него  была  веская  причина – он  хотел  разбогатеть.  Он  добился  богатства  и  вернулся.  Нападение  на  банкира  не  входило  в  его  планы.  Следствием было  установлено,  что  банкир  сам  спровоцировал  драку.  Жена  банкира,  попросив  прощение  у  своего  законного  мужа,  вместе  с  дочерью  вернулась  к  отцу  своего  ребёнка,  и  они  уехали.
- Да…  Шон,  чего  только  в  жизни  не  бывает. -  Философски  заметил  Том,  когда  они  с Шоном  вернулись  в  свой  офис. – Сейчас  хорошо  бы  чашечку  вкусного  кофе,  который  так  мастерски  варит  Сильвия.  Ты  знаешь,  у  Берты  кофе  получается  вкусный,  но  не  такой,  как  у  Сильвии.
- Том,  тут   дело  не  в  варке  кофе.
- А  в  чём  же?
- В  условиях,  в  которых   ты   его  пьёшь.
- А,  понятно.
- Сомневаюсь.
Они  зашли  в  офис.  Сильвия,  как  только  их  увидела,  сразу  огорошила   новостями.
- Шон,  Том,  у  нас  беда – Берту  арестовали.
- Что?! – В  один  голос  воскликнули  оба  детектива.
- За  что  могли  арестовать  мою  жену?  И  кто  её  арестовал?  
- Я  точно  не  знаю,  кто  арестовал.  Берта  мне  позвонила  и  сказала,  что  эта  картина,  которую  мы  вчера  смотрели – пропала,  её  нет.
- А  причём  Берта?  Почему  её  арестовали? – Недоумевал  Том.
- Том,  - Сильвия  старалась  как-то  помягче  сказать  Тому, - дело  в   том,  что  в  краже  картины  подозоевают  твою  Берту.
- Что?!  Какой  осёл  может  её  подозревать?  Хотя,  я  догадываюсь,  кто  это  может  быть.
- Я  тоже,  Том. Сейчас   же  едем  в  полицию  и  поговорим  с  ним.
Они  поехали  в  полицию  на  машине  Шона.  Том  находился  в  таком  состоянии,  что за  руль  Шон  побоялся  его  посадить.  От  нетерпения  Том  подгонял  Шона   ехать  быстрее.
- Том,  успокойся,  возьми  себя  в  руки.  Сейчас  приедем  и  во  всём  разберёмся.  Эти  же  обвинения   - полнейшая  ерунда,  кроме  инспектора  Роджерса  никто  так  не  поступил  бы.  Всё,  приехали. 
Они  торопливо  прошли  прямо  к  кабинету  инспектора.  Инспектор  принял  их,  полный превосходства  и  уверенности  в  своей  правоте.
- Добрый  день,  коллеги.  Присаживайтесь.  Догадываюсь,  что  привело  вас  ко  мне.
- Где  моя  жена,  инспектор?  По  какому  праву  вы  её  задержали?  Вы  за  это  ответите.
- Ну,  ну,  не  надо  так  на  меня  набрасываться,  детектив  Том.  Я выполняю  свою  работу  так  же,  как  и Вы  с детективом  Шоном.
- Инспектор  Роджерс,  пожалуйста,  расскажите  нам  всё.
- Я  это  и  собираюсь  сделать.
Инспектор  пригласил  их  сесть,  разложил  на столе  кассету  и  свой  блокнот  и  приступил  к  рассказу.  Детективы,  не  перебивая,  слушали  его.  Когда  он  закончил  свой  монолог,  то  включил   видео  и   показал  кассету.
- Ну,  теперь,  детектив  Том,  будете  на  меня  набрасываться?  Ясно  же  видно,  кто  вынес  картину  из  музея.  Вот  поэтому  я  и  задержал  Вашу  жену.
- Эта  кассета  ещё  ничего  не  доказывает.  – Ответил  ему  Шон. – Мы  с  Томом  берёмся  за  это  дело,  и  надеемся,  в  самое  короткое  время  во  всём  разобраться.  Всего  хорошего,  инспектор.
Оба  детектива  в  полном  молчании  вернулись  в  офис.
- Шон,  я  не  представляю,  с  чего  нам  начинать.
- Начнём  с  кофе,  который  нам  сейчас  сварит  Сильвия.
- Я  бы  выпил  сейчас  не  кофе,  а  что-нибудь  покрепче.
- Том,  у  тебя  должна  быть  голова  ясная,  покрепче  выпьем,  когда  Берта  будет  дома.
  - Я  думаю, Шон,  что  нам  надо  связаться  с  директором  музея  и поговорить  с  ним.
- Мы  с  ним  встретимся,  но  позже,  а сейчас   я  хочу  поехать  и  поговорить  с  Бертой. А  ты  пока  посиди  в  офисе.  Я  постараюсь  быстро  вернуться.
Шон  вышел  из  своего  кабинета  и  подошёл  к  Сильвии.
- Дорогая,  я  должен  идти,  ты  приглядывай  за  Томом,  хорошо?  У  него  сейчас  не  простое  настроение.  Я  постараюсь  вернуться  быстро.
- Шон,  я  всё  слышу,  езжай  спокойно,  и   приглядывать  за  мной  никому  не  нужно.  Я  только хочу  очень  крепкий  кофе.
- Сильвия,  свари  ему  кофе.  Я  скоро. 
Шон  поехал  в  полицию  и  добился  свидания  с  Бертой.  Она  ему  всё  подробно  рассказала.  Берта  сама  терялась  в  догадках,  не  могла  понять,   как  же  это  произошло.
- Берта, неужели  ты  не  поняла?  Кто-то  принял  твой  облик  и  вынес  картину  из  музея.  Это  трудно  будет  вдолбить  инспектору,  но  я  постараюсь.  Сейчас  надо  понять,  кто  это  мог  быть.  Судя  по  габаритам  твоих  сотрудниц,  ни  одна  из  них  не  похожа  на  женщину  с  кассеты.  Мне  бы  хотелось  поговорить  с  твоим  шефом.
- Шон,  только  не  с  ним.  У  него  же  больное   сердце.  Я  так  переживаю,  вдруг  он  не  переживёт  эту  новость.  Надо  сообщить  в  клинику,  чтобы  его  оградили   от  телевизора  и  газет.  Он  не  должен  узнать  о  краже.  
- Хорошо,  я  позвоню в  клинику  и поговорю  с  его  врачом.  Берта,  потерпи  немного,  мы  с  Томом  быстренько  управимся  с  этой  кражей.  
                                                                               5
У  Сильвии  раздался  телефонный  звонок.  Она  решила,  что  звонит  Берта.
- Берта,  это  ты?  Как  ты?  Ой,  извините.  Да,  это  частное  сыскное  агентство  детектива  Шона.  Да,  он  у  себя  в  кабинете,  сейчас  соединю. – Сильвия  по  селектору  обратилась  к  мужу, - дорогой  тебе  звонят,  я  соединяю. –  Сильвия  взяла  трубку  и  сказала, - говорите,  детектив  Шон   Вас  слушает.
Это  звонил  художник.  
- Добрый  день,  детектив  Шон.  Мне  необходимо  с  Вами  встретиться,  это  по  поводу  кражи  в музее.  Мне  кажется,  я  догадался,  кто  украл  картину.  Я  буду  ждать  Вас  в  кафе,  недалеко  от музея.
- Уже  еду. – Шон  быстро  вышел  из  своего  кабинета,  сказал  Сильвии,  что  уходит,  зашёл  за  Томом,  и  они  поехали  в  кафе  на  встречу  с  художником.  Когда  они  подъехали  к  месту  встречи,  то  увидели  толпу  людей.  Оказалось,  что  машина  насмерть  сбила  молодого  человека.  Скорая  уже  забирала  его.  Шону  и Тому  удалось  подойти  к  машине  скорой  помощи.  Это  был  художник.
- Что  же  он  собирался  нам  сообщить,  Шон?
- Я  думаю,  Том  он  узнал  настоящего  вора  и  потому  его  убрали.  Надо  ехать  к  инспектору  и требовать  освобождения  Берты.    
- Надеюсь,  теперь  он  поймёт,  что  Берта  не  виновата?
- Я  тоже  надеюсь.
Они   сели  в  машину  и поехали  в  полицию.  Инспектор  Роджерс  был  в  своём  кабинете.  Он  любезно  принял  детективов,  выслушал  Шона  и  сразу  согласился  с  ним.  Спустя  некоторое  время  Берта  была  уже  дома.  Шон  один  вернулся  в  офис.  Берте  и  Тому  необходимо  было  побыть  вместе.  Шон  выполнил  поручение  Берты  и  позвонил  лечащему  врачу  её  шефа.
- Добрый  день,  доктор.  Это  Вас  беспокоит  друг  Вашего  пациента,  директора  музея.   У  него  в  музее  произошла  кража,  и  мне  бы  не хотелось,  чтобы  он  о  ней  узнал, пожалуйста,  оградите  его  от  газет  и  телевизора.  Что?  Уже  поздно?  Когда?  Вчера?  Мне  очень  жаль.  Прощайте. – Шон  положил  трубку  и  вышел  их  кабинета  к  жене.
- Сильвия,  свари  мне  кофе,  надо дать организму  небольшую  передышку.  Ты  знаешь,  скончался  шеф  Берты,  он,  видимо,  узнал  о  краже,  и  его  сердце  не  перенесло  этого  известия.  Права  была  Берта,  когда  беспокоилась   о  нём,  даже  не  позволила  мне  с  ним  встретиться.
- Да…   расстроится  она.  Ну,  как  прошла  встреча,  на  которую  ты  и  Том  так  торопились?
- А,  разве  я  тебе  не  сказал?
- Ты  быстро прошёл  в  свой  кабинет   один,  без  Тома?
- О,  ты  же  ничего  не  знаешь.  Это  звонил  мне  художник  из  музея,  но  мы  с  ним  не  увиделись.
- Почему?
- Его  убили.  Убийца  не  хотел,  чтобы  он  встретился  с  нами,  ведь,  по  словам  художника,  он  узнал  вора.
- Боже,  какой  ужас.  И,  что  теперь?
- Его  убийство  подтвердило  невиновность  Берты,  и  она  уже  дома.
- Что?  Берту  освободили?  И  ты  молчал.  Сейчас  же  позвоню  ей.
- Подожди, сейчас  они  с  Томом  вместе,  позвони  позже.
- Как же  хорошо,  что  Берта  дома.  Как же  можно  было  её  подозревать!
- Инспектор  Роджерс,  хоть  и  не  далёк,  но  всё-таки,  что-то  соображает.  Он  понял,  что  Берта  не  виновата  и  сразу  же  отпустил  её  после  того,  как  я  рассказал  ему  о  смерти  художника.
- Кто же  его  убил?
- И  это  мы  узнаем.  Сильвия,  я  же  просил  кофе.
- Я  помню,  но,  ты,  же  сам  отвлекаешь  меня  своими  рассказами.  Уже  варю.
                                                                                6
Прошло  несколько  дней.  Берта  оправилась  от  кошмара  пребывания  в  камере.  Она  приступила  к  работе,  по  единогласному  решению  сотрудников  музея  директором  музея  стала  Берта.  Она  наняла   на работу  нового  художника.  Первое,  что  сделала  Берта  - это  усилила  охрану  музея,  теперь  камеры  слежения  были  в  каждом зале,  в  выставочном  зале,  в  мастерской  художника,  в  подсобках.  И  наняла  ещё   одного  охранника.  Кража  картины  была для  её  музея  своеобразной  рекламой.  Берта  заказала  у  нового  художника  два портрета – бывшего  директора  и  погибшего  художника.
Прошло  ещё  несколько   дней,  и  в  музее  появился  тот,  визита  кого  она  опасалась  больше  всего. Из   путешествия  возвратился  Эдвард  и  вернулся  за  своей  картиной.  Берта  решила сразу  сказать ему,  что  картины  нет.  Эдвард изменился  в  лице.  Он  хотел  что-то  сказать,  но  не мог,  его  душил  спазм.  Берта  не  на шутку  перепугалась.
-  Не  хватало  ещё  помереть  ему  у  меня  в  кабинете.  -  Быстро  подумала  она, подавая  ему  стакан  воды. 
Эдвард  выпил  воды,  и  ему   стало  легче  дышать.
- Берта,  я  не  ожидал  этого  от  Вашего  музея.  Такие  отзывы  о  Вас.
- Можно  подумать,  что  это   мы  украли  Вашу  картину.  Знаете,  и  не  из  таких  музеев   как  наш,   крадут  картины.  От  краж   никто  не  застрахован.  Следствие  ведётся,  и  Ваша  картина  уже  скоро  будет  найдена. 
- Очень  на  это  надеюсь.  Извините,  я  должен  идти. Мне  необходимо  узнать  о  страховке,  помните,   я  говорил  о  ней.  Прощайте.
- Помню.  Вы  думаете,  что  картина  не  найдётся?
- Я  надеюсь  на  обратное.  Но  сообщить  в  комитете,   который  занимается  этими  вопросами,  я  обязан.  Через  два  -  три  дня  я  обязательно  к  Вам  зайду.  Всего  хорошего.
- Буду  ждать.  До свидания.
Розыски  картины  зашли  в  тупик.  Нигде  она  не  засветилась,  и  Шон  и  Том  были  уверены,  что  это  дело  отложилось  на  несколько  лет.  Должна   утихнуть  шумиха  в  прессе  по  поводу  её  кражи,  а  потом  картина   объявиться  в  коллекции  какого-нибудь  любителя  живописи.    
Эдвард  больше  не  появился.  Берта  рассказала  об  этом  разговоре  с  Эдвардом  Тому,  а  тот  Шону.  Они  вдвоём  отправились  в  комитет,  поинтересоваться  делами  Эдварда.  Они  представились  знакомыми  Эдварда, обеспокоенными   его  молчанием  на  телефонные  звонки.  В  комитете  им  сказали,  что  Эдвард  должен  был  получить  страховку  за  украденную  картину,   для  этого  ему  необходимо  было  внести  определённую  сумму  на  счёт  комитета,  т.  е.  их  гонорар.  Он  от  них  ушёл,  обещал  внести  деньги,  но  больше  не  появился.  Шон  поблагодарил  их,  поинтересовался  адресом  Эдварда,  и  они  с  Томом  ушли.
- Шон,  я  лично  ничего  не  понял,  - сказал  Том,  когда  они  сели  в  машину и  поехали  в  офис.
- А  я,  Том  только  сейчас  всё  понял.  Они  сказали  одно  слово,  которое  мне  открыло  глаза  на  всё,  что  произошло.
- И,  что  это за  такое  слово?  Я  его  слышал?
- Да.  Но  ты  его  не  услышал.
- Шон,  говори  проще,  чтобы  я  тебя  смог  понять.
- Сейчас  поедем  в  офис,  звони  Берте,  пусть  оставит  на  время  свой  музей  и  едет  к  нам,  а  потом  позвони  инспектору,  пусть  тоже  приедет,   и  я  всем  очень  просто  и  доходчиво  всё  расскажу.  У  нас  с  тобой  после  этого  разговора  будет  ещё  одно  дело, связанное  с  кражей  этой  картины,  в  этом  деле  мне  бы  хотелось,  чтобы  участвовали  все.
Через   некоторое  время  в  офисе  детектива  Шона  собрались – Берта,  инспектор  Роджерс,  Том,  Шон  и  Сильвия.  Шон  обратился  к  присутствующим.
- Вы  все,  наверное,  догадались,  зачем  я  Вас  собрал.  Я  уже  знаю,  с  какой  целью,  и  кем    была  украдена  картина.  Всего  одно  сказанное  слово,  сразу  мне  раскрыло  глаза. 
 Молодой  человек  из  богатой  семьи,  по  каким-то  только  ему  известным  причинам  разоряется.  Он  пытается  восстановить  свои  финансовые  проблемы,  но  у  него  не  получается,   и  - вот,  последняя  его  надежда   - это  картина,  больше  ничего  у  него  не  остаётся.  Есть, правда,  фамильный   особняк,  но  его  быстро  не  продашь.  Молодой  человек  уже  придумал,  как  он  поправит  свои  дела.  Он  приносит  свою  очень  дорогую  картину  в  музей,  сдаёт  её  на хранение  и  с  женой  уезжает  отдыхать.  Картина  пропадает,   её   крадут  из  музея,  подозрение  падает  на  Берту,  её  арестовывают…
- Я  выполнял  свою  работу,  детектив  Шон – возмущённо  прервал  Шона  инспектор.
- Я  понимаю.  Попрошу  не  прерывать  меня, – не  менее  возмущённо  ответил  ему  Шон. – Берту  арестовывают.  На  кассете  ясно  видно,  как  она  выносит  что-то  большое  из  музея.  Это  улика.  Через  несколько  дней  мне  звонит  художник, у  него  была  для  нас  с  Томом  информация,  он  узнал  настоящего  вора.  Но  мы  не  встретились  с  ним – его  убивают.  Берту  освобождают.  Вор  принял  облик  Берты  и  под  её  видом  проник  в  музей,  также  под  видом  Берты  эта  женщина  даёт  распоряжение  художнику,  взять  картину  на  реставрацию,  художник  выполняет приказание  Берты.  Он  выключает  сигнализацию,  приносит  картину  к  себе,  возвращается   в  подсобку,  чтобы  включить  сигнализацию.  В  это  время  женщина,  спокойно  входит  в  мастерскую,  берёт  картину  и  уходит  с  ней.  Камера  наблюдения,  расположенная  на  входе  в  музей,  фиксирует,  как  она  со  свёртком  в  руках  выходит  из  музея.  Художник  возвращается  и,  не  заходя  уже  к  себе  в  мастерскую,  запирает  её   дверь.  Он  уверен,  что  картина,  как  и все  остальные  там.  
  Детектив  Шон  сделал  паузу,  чтобы  выпить  глоток  воды.  Все  с  интересом  его  слушали.
- Проходит  время,  но  следы  картины  не  появляются.  Берта  вспоминает  о  своём  разговоре  с  Эдвардом  и  говорит  об  этом  Тому. Том  сообщает  о  нём   мне.  Мы  с  Томом  под  видом  друзей  Эдвард  приходим  в  комитет,  который  занимается  делами  страховок.  Эдвард  к  ним  обращался.  Должен  был  ещё  прийти,  но  так  и  не  пришёл.  И  не  придёт  уже.
- Так  это  был  Эдвард?  Это  он  украл  картину?  - Берта  была  изумлена.
- Нет,  Эдвард  не  крал  картины,  это  сделала  женщина,  его  жена.  Эдварду  принадлежал  план  кражи.  Это  он  всё  придумал.  Никуда  он,  естественно,  не  уезжал.  А  находился  здесь  и  за  всем  очень  внимательно  следил.  Когда  он  узнал,  что  художник  хочет  встретиться  со  мной,  он  тут  же  его  убрал,  сбив  его  своей  машиной,  и  быстро  скрылся  на  ней.
- Шон,  могу  я  тебе  задать  вопрос?  - Спросил  его  Том.
- Задавай,  слушаю.
- Что  за  слово  ты  услышал  в  комитете,  что  оно так   сразу  открыло  тебе  глаза?
- В  комитете,  нам  с  тобой  сказали, что  Эдвард  должен  был  заплатить…
- Гонорар, - выкрикнул  Том, - всё,  теперь  и  я  понял.  Шон,  ну,  ты  молодец.  Я  преклоняюсь  перед  твоим  умом. 
- Детектив  Шон,  можно  и   мне  тоже  высказаться? – Тон  у  инспектора  Роджерса  был  полон  сарказма.
- Я  внимательно  Вас  слушаю.
- Всё  это  просто  замечательно,  то,  что  Вы  рассказали…
- Но,  Вы  хотите  спросить  меня,  где  картина? – Продолжил  Шон
- Да,  Вы  угадали,  где картина?
- Я  отвечу  Вам,  инспектор.  Картина  там  же,  где  и  Эдвард  с  женой.
- Поясните,  детектив  Шон? 
- Мы  сейчас  все  отправимся   в  особняк  Эдварда  и  поищем  в  нём.
Через  некоторое  время  все  они  были  уже  в  особняке.  Двери  в  особняк  были  открыты,  они  все  зашли  в  него.  Особняк  был  очень  большой,  трёхэтажный,  старинный.  Они  обошли  все  комнаты,  подсобные  помещения,  но  нигде  не  было  даже  следов  пребывания  Эдварда  и  его жены.  Картины  тоже  нигде не  было.
- Детектив  Шон,  позвольте  задать  вопрос? -
- Да  задавайте  уже  без  предисловий,  инспектор. – Было  заметно,  что  Шон  очень  нервничает.
- А,  где  же  они  могут   быть?
 Но  Шон,  вдруг  задумался,  даже  зажмурил  свои  глаза,  а  потом  обратился  ко  всем. – Включайте  во  всех  комнатах  свет  и  спустимся  во  двор.
- Детектив  Шон,  Вы   не  ответили  на  мой  вопрос.
- Сейчас  я  отвечу  и  Вам  и  всем.  Поторопитесь,  пожалуйста.  Надо  включить  свет  абсолютно во  всех  комнатах.
На  зажигание  света  ушло  довольно  долгое  время,  комнат  в  особняке  было   много.  Наконец,  они   все  вышли  во  двор.
- Ну, и  что?  Детектив  Шон,  я  Вас  спрашиваю? – Инспектор  не  унимался.
- Посмотрите,  пожалуйста,  на  окна. – Все,   как  по  команде,  посмотрели  окна  особняка. – Вы  ничего  не  замечаете? – Спросил  всех  Шон.
- Нет, - Хором  ответили  все  кроме  Тома.
- Шон,  я  всё  понял,  и  ещё  раз  преклоняюсь  перед  твоим  сыскным  гением.
- Да,  Том,  ты  заметил.  Видите, - Обратился  Шон  к  остальным, - Все  окна  горят,  кроме  одного, нам  необходимо  попасть  в  эту  комнату.
Они  поднялись  на  третий  этаж  особняка,  и стали  искать  комнату,  в  которой  не  горел  свет.  Но  нашли  её  не  сразу.  Это  была  потайная  комната,  вход  в  которую  был  из   шкафа  соседней  комнаты.  Когда  они  нашли  этот шкаф,  то  увидели  свежевозведённую  кирпичную  стену.  Шон  и  Том,  инспектор  только  мешал  им,  быстро  разбили  её  и  из  потайной   комнаты  повалил  удушливый   трупный  запах.  Приложив  платки  к  носу,  все  прошли  в  эту  комнату.  Они  увидели  Эдварда  и  его  жену.  Он  висел  на  верёвке,  рядом  на  кровати  лежала  мёртвая   его  жена,  она  и  без  грима  очень  напоминала  Берту,  а  чуть  поодаль,  на  столе  лежала  картина.
- Инспектор,  вот,  и  ответ  на  Ваш  вопрос.
- Детектив  Шон,  я  всегда  говорил,  что  равного  Вам  сыщика  в  мире   не  существует.  Я  восхищён.
- Спасибо.  Инспектор,  Вам  надо  вызвать  полицейских,  этих  несчастных  надо  забрать.
- Ещё  вопрос,  детектив  Шон, последний,   можно?
- Слушаю  Вас,  инспектор.
- Довершите,  пожалуйста,  свой  рассказ,  чтобы  я  всё  понял,  ведь,  мне  писать  обо  всём  этом   отчёт.
- Пожалуйста,   после  того,  как  Эдвард  узнал,  что  ему необходимо  оплатить  их  услуги,  а сумма  была  не  маленькой,  он  понял,  что  страховки  ему  не  видать, и  решил  уйти  из  жизни,  но  не  один,  а  с  женой.  Он  убил  её  раньше,  она  лежала  здесь, да  и  картина  всё  время  находилась  здесь  же,  в  этой  комнате.  Прежде,  чем  повесится,  он  изнутри  замуровал  себя,  а  потом  повесился.
- Нет,  Шон,  он  сделал  ещё  одно  дело.  Он  написал  предсмертное  письмо. – Том  достал  торчащий  лист  бумаги  из  кармана  брюк  Эдварда.
Ничего  нового  для  них  не  было  в  этом  письме.  Эдвард  всё  совершил  так,  как  и  рассказал  Шон.  Эдвард  писал,  что,  конечно  же,  проще  было  бы  продать  картину  или  особняк,  но  тогда  все  узнали  бы,  что  он разорён,  а  это  было  бы  для  него  ударом.
                                                                                ***
Проведённая  экспертиза  установила,  что  жена  Эдварда скончалась  от  большой  дозы  снотворного,  на  картине  были  обнаружены  отпечатки  пальцев  Эдварда,   и  его  жены.  Отпечатки  пальцев  Берты  тоже  имелись  на  картине,  ведь  она  трогала  её,  когда  впервые  увидела.  Картину  поместили  в  музей  Берты.  Это  была  просьба  Эдварда,  о  которой  он  просил  Берту  в  своём  предсмертном  письме.                


Оставить комментарий

Комментарии: 0