Частное  сыскное  агентство  детектива  Шона

 

Гемангиома. Дело 20

                                                                                                                                                                      
На  столе  Сильвии  зазвонил  телефон.
- Частное   детективное  агентство  слушает.  Да,  детектив  Шон   у  себя.  Приходите.
Сильвия  положила  трубку  и  по  селектору  обратилась  к  Шону. – Дорогой,  ой,  прости,  детектив  Шон,  к  Вам  сейчас  приедет  клиентка.
Шон  вышел  из  кабинета.
- Кто   едет  к  нам?
- Не  знаю.  Звонила  женщина,  спросила  о  тебе,  и  сказала,  что  приедет.  Какое  у  неё  дело,  она  мне  не  доложила.  
- Сильвия,  документы  по  завершённому  делу   о  наследстве,   ты  подготовила  на  подпись?
- Да,  вот  в  этой  папке.  Том  окрестил  это  дело  «Роковой  ошибкой».  Слышишь?  Машина  подъехала.  Это  определённо  новая  клиентка.  Документы  заберёшь  или  оставить  мне  у себя?
- Пусть  пока  у  тебя  побудут.  Когда  она  уйдёт,  напомни  мне  о них.
Дверь  широко  распахнулась  и  в  холл  вошла  молодая,  красивая  женщина.
- Здравствуйте.  Это  я  вам  звонила.  Мне  необходимо  поговорить  с  детективом  Шоном.
- Добрый  день.  Детектив  Шон  - это  я.  Проходите,  пожалуйста,  в  мой  кабинет.  Прошу  Вас.
Женщина  прошла  в  кабинет,  Шон  прикрыл  дверь.
- Присаживайтесь.  Я  внимательно  слушаю  Вас.
- Детектив,  меня  зовут  Виктория,  моего  мужа – Джордж.  У  нас  пятимесячный  сын – Роберт,  мы  его  дома  ласково  называем – Роби.  У  него  есть  отметина  на  теле,  врачи  сказали  мне,  как  она  называется,  но я  не запомнила.  Так  вот,  эта  отметина  имеет  форму  латинской  буквы «R»,  поэтому  мы  с  мужем  и решили  назвать  сына  Робертом.  У  него  своя  кормилица  и  няня.  Три  дня  назад  наш  Роби  вместе  с  няней  пропали.  Муж  не  стал  обращаться  в полицию,  сказал  мне,  что  сам  уладит   все  дела,  связанные  с  похищением  Роби  и  няни.  Вчера  мой  муж  ушёл  с  утра  и,  вот,  его  тоже  нет.  Я  уже  не  знаю,  что мне  делать.  В  полицию,  я  не  обратилась,  помня  слова  мужа,  поэтому,  я  пришла  к  Вам.  Я  от  многих  слышала,  что  все  дела,  за которые   Вы  берётесь,  всегда   доводите  до  победного  конца,  я  очень  надеюсь,  что  и  мне  Вы поможете.
- Не  сомневайтесь   в  этом,  Виктория.  Мой  помощник   и  я   сделаем  всё,  чтобы  помочь  Вам.  А  сейчас,  пожалуйста,  расскажите  мне  обо  всём  подробнее.
- Да.  А,  что  именно?  Может,  Вы  будете  задавать  вопросы,  а  то  я,  даже  не  знаю,  с  чего  начать.
-Хорошо.  Как  долго  у  Вас   работает  няня  ребёнка?
- Можно  сказать,  что  с  первых  дней  жизни  ребёнка.  Роби  было  всего  2  недели,  когда  мы  взяли  Розу  в  наш  дом.  И  с  тех  пор  и  мой  муж,  и  я  очень  ею  довольны.  Вы,  детектив,  думаете,  что  это  она   похитила   нашего  ребёнка?  Но,  для  чего?  Я  не думаю,  чтобы  няня  была   замешена  в  похищении  Роби.
- Виктория,  я  никого  пока  не  подозреваю,  я  пытаюсь  разобраться  в  том,  что  Вы  мне   рассказываете.  А  как  попала  няня   в  Ваш  дом?  
- Мы   с  мужем  обратились  в  агентство  и нам  порекомендовали  её.  У   няни,  когда  она  к  нам пришла,  были  отличные  рекомендации.  И  она  очень  добрая,  Роби  любит  её,  я  это  чувствую.  Мы  с  мужем  очень  довольны  ею. Я,  всё-таки,  не  могу  поверить,  что  она  может  быть  замешана.
- Что  Вы  мне  расскажете  о  кормилице  Роби?
- Всё  только  самое  хорошее,  как  и  о  няне.  Кормилицу  посоветовала  нам  няня.   Друг  няни  хорошо  знает  мужа  кормилицы.  У  кормилицы  свой   маленький  ребёнок,  и  она  согласилась  кормить  нашего  Роби.  У  неё  молока  хватает  на  обоих  детей.  Мы  ею  тоже  очень  довольны.  И  я  также  не  могу  поверить,  что  кормилица   может  быть  в  чём-нибудь  замешана. 
-  Кормилица   живёт  с  вами?
- Нет,  она  приходит  утром  рано,  сцеживает молоко,  необходимое  для  нескольких  кормлений,  потом  возвращается  к  своему  сыну,  и  к  вечеру  приходит  опять,  чтобы  сцедить  молоко.  Мы  уже  планируем  нанять  повара  для  Роби,  скоро  ему  не  будет  уже  хватать  молока. – Виктория  расплакалась. – Детектив,  а  вдруг  у  Вас  не получится  найти  нашего  сына.  Я  ведь  умру  без  него.
- Успокойтесь,  Виктория,  я  уверен,  что  всё  будет  хорошо.  Мы  обязательно  найдём  Роби. Что   было  надето  на  Вашем  сыне   в  день  его  исчезновения?  И  нет  ли  у  Вас  его  фотографии?
- Да,  Вы  знаете,  я   подумала  о том,  что  фотография  Вам  может  понадобиться  и захватила  с  собой.  Вот,  пожалуйста,  возьмите.  Посмотрите,  какой  он  прелестный  малыш. – Виктория  протянула  фотографию  Шону.  – Но,  в  чём  он  был  одет,  я  Вам  сказать  не  смогу.  Няня  его одевает  сама.  Я  только  знаю,  что  няня  вывезла  его  погулять   в  коляске,  утром  он  долго  спит  после  еды,  а  во  время  дневной  и  вечерней  прогулок,  она  гуляет  с  ним  на  руках.  Она  заворачивает  его  в  синее  покрывальце,  когда  он  спит  в  своей  коляске.
- Кто  ещё  проживает  в  Вашем  доме?
- У  нас  не  очень  большой  штат  прислуги.  Помимо  няни  и  кормилицы,  ещё   моя  горничная -Роза,  повар  и  садовник.  Всё,  больше   никого.  Все  они  работают  у  нас  уже  очень  долго.  Горничная  -  9  лет,  повар - ещё  с  юности  моего  мужа.  Вот,  садовник,  по  сравнению  с  ними,  не  очень  давно,  год  или  два.   А,  Вы  думаете,  что  садовник,  может  быть  замешан?
- Виктория,  я  повторяю,  мне  нужна  от  Вас  информация.  Расскажите  мне  сейчас  о  Вашем  муже.  Вы  сказали,  что  в  полицию  он  не  обратился   после  исчезновения   ребёнка.  А  почему?  
- Я  не  знаю,  муж  мне  не  говорил,  сказал  только,  что  полиции  не  доверяет  и  сам  найдёт  нашего  сына.    Вам,  наверное,  интересно,  во  что  он  был  одет? – Детектив  кивнул  головой. – Но,  к  сожалению,  я  не  знаю,  что  именно  было  на  нём.  Я  вчера  его  не  провожала,  у  меня   была  мигрень  и  я  лежала  в  своей  спальне,  а   ушёл  утром  рано.  Детектив,  у  Вас  уже  есть  версии?
- Виктория,  мне  необходимо  побывать   у  Вас  дома.  Когда  можно  будет  нам с  помощником  приехать  к  Вам?
- Когда  желаете,  детектив,  я   всё  время  дома.
- Хорошо,  тогда  через  два  часа  мой  помощник  и  я  будем  у  Вас.
- Я  могу  идти,  детектив?
- Да. – Шон  встал,  чтобы  проводить  Викторию.
- Детектив,  я  с  Вами  не  прощаюсь  и жду. – Виктория  вышла  из  офиса  и  направилась  к машине.  Но,  вдруг  остановилась  и  вернулась  к  детективу,  ещё  стоящему  в  дверях.
- Детектив  Шон. 
- Да,  Виктория,  я  слушаю.
- Я  забыла сказать  Вам  про  шофёра.  Он  тоже  служит  у нас.  Его  несколько  месяцев  назад  взял  на  работу  мой  муж.
- Спасибо  за  информацию,  Виктория  и  до  встречи.  Мы  скоро  будем.
Виктория  села  в  машину  и  уехала.  Шон  вернулся  в  офис  и  подошёл  к  Сильвии.
- Что,  дорогой?  Сложное  дело  намечается?
- Да,  нелёгкое.  Том  пришёл?
- Давно.  Дожидается  в  своём  кабинете,  когда  ты  освободишься.  Сказать  ему,  что  ты  освободился?
- Да,  скажи,  и  сделай  мне  кофе  и Тому,  если  он  не  пил ещё.
- Нет,  он  тебя  ждал.  Хорошо,  сейчас  ему  сообщу  и  сварю  вам  по  чашечке,  у  нас  есть  бисквиты,  но  они  третьего  дня.  Будешь?
- Буду.  Мне  сейчас  всё  равно,  какого  дня  бисквиты.  Я  не  могу  понять  с  какого  конца  начать это  дело.
-  Что?  Такое  сложное?
- Ну,  не  простое,  это  уж  точно.  Ладно,  зови  Тома  и  вари  нам  кофе.
Через  несколько  минут  Том  был  в  кабинете  Шона.
- От  Сильвии   уже  знаю,  что  это  дело – наша  новая  головная  боль.  Рассказывай,  внимательно  тебя   слушаю.    
- Да,  дело   интересное.  Садись,  сейчас   Сильвия  сварит  нам  кофе,  а  я  расскажу  тебе  всё,   что  узнал  от  Виктории.  Через  2  часа  мы  едем  к  ней.  Надо всё  осмотреть  в  доме  и  вокруг  него. 
 Сильвия  внесла  три  чашки  кофе  и  два куска  трёхдневного  бисквита.  После  своего  участия  в  «боевой  операции»  (Сильвия  была  этим  очень  горда),  она  тоже  стала  пить  с  ними  кофе,  правда  не  так  часто,  как  они,  и   перестала  запрещать   им  кофе,  как  раньше.
- А  мне  можно  послушать,  Шон?  Тоже  очень  интересно.
Шон  всё  рассказал  Тому  и  Сильвии.
- Лично  я  не  удивляюсь.  У  нас  всегда  дела  такие,  что  вначале  кажутся  сплошными  загадками,  но  вы,  детективы,  их  классически  умеете  разгадывать.  Ладно,  работайте,  у  меня  тоже  свои  дела.
Сильвия  забрала  грязные  кофейные  чашки  и  вышла  из  кабинета  мужа.
                                                                                     2
Через  2  часа  оба  детектива  были  в  доме  Виктории  и  Джорджа.  Дом  поражал  своим  великолепием.  Садовник  возился  в  саду, он  и проводил  их  к  дому,  где  уже  ждала  детективов  Виктория.
- Проходите.  Вы  так  точны,  детектив  Шон.
- Познакомьтесь,  Виктория,  это  мой  помощник,  мы  вместе  будем  заниматься  поисками  Вашего  мужа,  сына  и  его  няни.
- Проходите, детективы  в  кабинет  моего  мужа.
Они  прошли  в  кабинет.
- Располагайтесь.  Моя  горничная  Роза,  сейчас  принесёт  кофе  и  конфеты.  Может, желаете,  чего-нибудь?
Детективы  отказались.  Кофе  и  конфеты  вполне  достаточно.
-Детектив  Шон,  Вы  меня  простите,  совершенно  вылетело  из  головы.  Несколько  недель  назад  от  нас  уволился  дворецкий.  И  муж  должен  был  нанять  другого.  Почему  он  уволился,  я  не  знаю,  меня  это,  как-то  не  интересовало.  Но,  я  могу  дать  вам  его   адрес.  У  мужа  на  каждого  нашего  слугу  заведено,  что-то  вроде  личного  дела.  Там  будет  его  адрес.  Если  хотите,  я  распоряжусь  и  принесут.
- Да,  нам  адрес  его  понадобится.  Сейчас,  если  вы  позволите,  нам  бы  хотелось  осмотреть  комнаты  Вашего  сына  и  его  няни.
-  Детектив  Шон,  кормилица  тоже  уволилась.  Ведь  кормить  ей  некого.  Её  адрес  тоже  я  попрошу  для  вас.  Пройдёмте,  комната  моего  сына  на  втором  этаже.  Рядом  комната  его няни,  но  она  всё  время  была  с  ним  в  его  комнате.
Виктория  проводила  детективов  в  комнату  сына.  Детская  была  очень  аккуратной  и уютной  комнатой.
- Здесь  всё  так,  как  было  при  моём  сыне.  Вот,  разложены  его  вещи,  игрушки.  А,  что  вы  собираетесь  найти,  детектив  Шон?
- Иногда,  Виктория  бывает  достаточно  даже  незначительной   какой-нибудь  детали,  так  называемой  зацепки,   чтобы  начать  раскручивать  дело.  Мы  просто  всё  осмотрим,  здесь  и  в комнате  няни.
Детективы  внимательно  осмотрели   обе  комнаты,  и  сына  и  няни,  но  ничего,  заслуживающего,  внимания,  ими  обнаружено  не  было. 
- Виктория,  покажите  нам  место  в  парке,  где  обычно  гуляла   няня  с  Вашим  сыном.
- Хорошо,  пройдёмте  в  парк.  Но,  прежде,  я  вам  дам адреса  кормилицы  и  дворецкого,  они должны  быть  в  тетради  на  столе  у  мужа.  Я  сейчас  найду. – Виктория  подошла  к  письменному  столу  мужа,  в  одном  из  ящиков  стола,  она  нашла  тетрадь.  -  Вот,  в  этой  тетради  должны  быть  адреса.  – Она  быстро  поискала  и  нашла. – Детектив,  я  сейчас  Вам  выпишу  их.   Всё,  готово.  Вот,  я выписала,  возьмите,  пожалуйста. – Она  протянула  лист  с написанными  адресами  прислуги. – А  сейчас,  пройдёмте  в  парк.
Виктория  повела  детективов   в  их  парк.  Парк  был  очень  большим  с  широкими  аллеями,  многочисленными,  разнообразными  деревьями.  Парк  был  настолько  большим,  что  не  видно  было,   где  он  кончается.  Наряду  с  широкими  аллеями  в  парке   были  и  кустарниковые  заросли.
- Вот,  няня  всегда  гуляла  с  Роби  здесь.  Она,  почему-то,  любила  уходить  в  конец  парка.  Видите  сколько  здесь кустов.  Муж  всегда  говорил  садовнику,  чтобы  и  здесь  он  привёл  бы  всё   в порядок,  но,  вы  сами видите,  парк  просто  огромен,  одному  садовнику трудно  за  всем  уследить.  Я  несколько  раз  просила  Джорджа  нанять  ещё  одного,  но  Джордж,  из-за своей  занятости,  постоянно  забывал  о такой  мелочи.
Шон  и  Том  очень  внимательно  рассматривали  именно  эти  кустарниковые  заросли.
- Том,  посмотри,  вот  за  тем  кустом,  кажется,  там   что-то  лежит.  В  кустах  видны  были  женские  туфли.  Том  подошёл  к  кусту,  о  котором  говорил  Шон,  раздвинул  его  и  позвал  Шона.
- Что  там,  Том?
-Идите   сюда,  детектив  Шон.
- Что  вы  там  нашли,  детективы?
Виктория  тоже  подошла  к  тому  месту,  куда  звал  Шона   его  помощник.
- Боже  мой! – Единственное,  что  прошептала  Виктория  и  потеряла  сознание.  Детектив   Шон  успел  её  подхватить.  Том  раздвинул  кусты.  За  ними  лежала  мёртвая  женщина.
- Может,  это  и  есть  няня  их  сына?  А?  Как ты  думаешь,  Шон?
- Не  исключено,  сейчас   Виктория  придёт  в себя,  и  скажет  нам,  знакома  ей  эта  женщина  или  нет.
   Виктория  быстро  пришла  в  себя.  Она   ещё  раз  внимательно  посмотрела  на  женщину  и  круглыми  от  ужаса  глазами  обернулась  к  детективам.
- Это  она,  няня  Роби.  Где  же  мой  сын?  Может,  и  его  тоже  убили.
- Виктория,  Вы  уверены,  что  это  няня  Вашего  сына?
- Ну,  конечно.  Это  она.  Несчастная  женщина.  Детектив,  кто  же  её  убил?
- Мы  всё  выясним.  Но,  прежде,  необходимо  вызвать  полицию.
Том  позвонил  в  полицию,  вызвал  полицейских  и  сообщил  адрес  дома.  Детектив  Шон  проводил  в  дом  Викторию  и  вернулся  к  Тому.  Через  некоторое  время  приехала  полицейская   машина,  из  которой,  кряхтя,  выполз  инспектор  Роджерс.
- Приветствую  Вас,  детектив   Шон  и детектив  Том.  Что  здесь  произошло?  Хотя  вижу,  вижу.  Убийство.  Кто  она  такая,  уже  установили?  Или  меня  ждали?  Надеюсь,  ничего  не  трогали?  Не  обижайтесь,  я  пошутил.
- Здравствуйте,  инспектор.  Эта  женщина  работала  в  доме,  она  была  няней  сына  Виктории  и  Джорджа,  хозяев   этого  дома.  Виктории  стало  плохо  при  виде  няни,  и  я  провёл  её  в  дом.
- А,  что  Вы  с  Вашим  помощником   здесь  делаете? 
-  Нас  наняла  Виктория.  Три дня  назад  няня,  гуляя  с  ребёнком,  исчезла.  И,  вот  сегодня,  как  видите,  она  нашлась.
- Значит,  уже  три  дня,  как  она  умерла.  А  ребёнок?  Он  тоже  умер?
- Ребёнка,  инспектор,  здесь  нет.  Его,  скорее  всего,  забрали  похитители.  Вы,  инспектор,  оставайтесь,  а  мы  поедем,  у  нас  с  Томом  есть  дела.
- Да,  тело  сейчас  заберут,  а  я  должен  поговорить  с  хозяйкой.  Я  не   прощаюсь  с  вами,  детективы,  чувствую,  мы  ещё  не   раз  встретимся,  пока  будем  расследовать  это  дело.
Инспектор  направился   в  сторону  дома,  а  детективы   поехали  к  себе  в  офис.  Но  по  дороге,  решили  заехать  по  адресу   дворецкого  и  кормилицы.  Они  очень  легко  отыскали  их  дома.  Дворецкий  уволился  из  дома  Виктории  и  Джорджа  по  состоянию  своего  здоровья.  Его  очень  беспокоила  гипертония,  и  врач  запретил  ему  работать.  Кормилица  уволилась,  по  понятной  причине,  кормить  некого.  Ни  дворецкий,  ни  кормилица  не  вызывали  подозрений.  Обычные  люди,  и  очень  переживали  о  пропавшем  ребёнке.  Детективы  поехали  в  офис.
- Ну,  как  ваши  успехи?  Вид  у  вас  обоих  невесёлый?  Пока  ничего  не  узнали?  Садитесь  и    отдыхайте,  а  я   вам  заварю  вкусный  чай.
- Няня  сына  нашей  клиентки  найдена  мёртвой  в  их  парке.  Вот  это  мы и  узнали,  дорогая  Сильвия.  Какой  ароматный  чай  ты  завариваешь.  И  как  у  тебя  это  получается?  Я,  ведь  точно  также  завариваю  дома,  только  пить  его  невозможно.  
-Что  вы  говорите.  И  кто  ж  её  убил?
- Сильвия,  не  будь  похожа  на  инспектора  Роджерса.  Он  тоже  задал  этот  же  вопрос  нашему  шефу.
- А   он,  почему  занимается  делом  похищения?  Виктория,  ведь  вас  наняла,  или  его  тоже?
- Он  пока  не  знает  о  похищении,  но  Виктория,  наверное,  уже  ему  рассказала.  Мы  его вызвали,  когда  нашли  труп  няни.  Сильвия,  спасибо  за  чай,  он  нас  взбодрил,  но  нам  ещё  надо  работать  с  Томом.  Том, - Шон  обратился  к  помощнику, - когда  допьешь  чай,  зайди  ко мне,  нам  с  тобой  надо  всё  обсудить.
- Через   минуту  буду.
Через  минуту, Том,  как  и  обещал,  сидел  в  кабинете  шефа.
-  Ну,  Том,  что  скажешь?
- Я  думаю,  няню  убил  кто-то  из  своих,  т. е.  из обслуги  дома.  На  ней  не  было  никаких  следов  борьбы.
- Ну,  это  мы  пока  ещё  не  знаем,  подождём   вскрытия.  Свой  человек   мог  быть  не  только  среди  слуг,  но  и  извне.
- Шон,  ты  считаешь,  что  она  замешана  в  похищении?  
- А,  почему  она  не  может  быть  замешана?  Хотя,  могла  и  не  быть  замешанной,  её  могли  убить,  как  свидетельницу.
- Я,  вот,  как  рассуждаю,  Шон.  Ребёнка  похитили  три  дня  назад,  определённо,  похитители связались  с  Джорджем  и  запретили  ему  звонить  в  полицию,  что  он  и  выполнил.  Похитители  хотели  выкуп,  это  однозначно.   Джордж  заплатил  бы  им любой   выкуп.  Ради  сына  он  готов   был  на   всё,  потому  и  не  обратился  в  полицию,  обещая   жене  самому  всё  уладить.
- Да,  я  с  тобой  полностью,  Том  согласен.  Няня  могла  знать  похитителя,  но  не  догадываться,  что  он  и  есть  похититель.  
- А  он  её,  как  ненужного  свидетеля  убрал.  Всё  логично.
- Да,  вот,  только  где  Джордж?  Как  бы  его  тоже  не  убрали.
- Шон,  я  вот,  о  чём  подумал.
- О  чём  ещё?
- Надо  проверить  все  телефонные  звонки   Джорджа,  кто  ему  звонил,  кому  он.  Мобильный  его  явно  с  ним.  Я  пойду  и  займусь  этим.
- Ты,  молодец,  Том.  Иди,  узнавай  про  звонки,  а  я  поеду…
- …как  всегда   в  морг.
- Да,  ты  угадал,  я  в  морг.  Через  пару  часов  встретимся.
Детективы  разбежались.
Шон  приехал  в  морг.  Патологоанатом  был  занят  вскрытием   тела  молодой  женщины.
-Приветствую  Вас,  детектив  Шон.  Который  труп  Вас  интересует,  женщины  или  мужчины?
- Здравствуйте.  Я  по  поводу женского.  А  мужчина,  это  кто?
- Его  личность  установили.  Он  скончался  от  обширных  ожогов   в  ожоговом  центре.  Его  туда  доставил  посторонний  человек.  С  его  слов,  машина  этого  несчастного  загорелась,  и этому  прохожему  удалось  вытащить  его  из  машины,  но  не  сразу,  потому  он  и  получил  такие глубокие  ожоги.  Экспертизу  машины  уже  провели,  она,  была  неисправна.
- И  кто  он,  этот  обгорелый?
- Это известный  бизнесмен,  его  зовут  Джордж.  Совершенно  случайно,  но   документы  его   не  сильно  обгорели.  Вот  они,  тут  можно  различить  и  имя  и  фамилию. – Эксперт  протянул  документы  детективу  Шону.
Детектив   взял  их  в  руки  и  от  удивления,  чуть  не  выронил.
- Что?!  Это  Джордж?!  Не  может  этого  быть! 
- Вы  его  знали,  детектив?
-Лично  не  знал,  но  многое  о нём  знаю.  Кстати,  вот   эта  женщина,  она  была  няней  его  пятимесячного  сына,  которого  похитили,  и  розысками,   которого  мы  с Томом  занимаемся.  А  что  Вы  можете  сказать  о  няне?
- Её  вначале  оглушили,  скорее  всего,  ударили  по  голове  деревянной  палкой,  а  потом  задушили.  Убийца  был  в  перчатках,  нет  никаких  следов  на  теле  жертвы.
- Да,  случилось  то,  чего я  боялся.  Я  подозревал,  что  с  Джорджем  может   случиться  что-нибудь   плохое,  и,  как видите,  оказался  прав.  Ну,  спасибо.  Вы  очень  помогли   мне.  До  свидания.
- Желаю  удачного  расследования,  детектив  Шон.  Хотя,  у  Вас,  насколько  я  знаю,  все  расследования  удачные.
- Тьфу,  тьфу,  чтобы  не  сглазить.              
Шон  приехал  в  офис.  Радостный  Том  уже  был  там  и  быстро  что-то  жевал.
- Шон,  я  узнал,  Джорджу  звонили  и  требовали    денег  за  что-то.  Ну,  за  что,  мы  с  тобой    знаем.  И  передача  денег  должна  была  состояться,  где-то  в  лесу.  А,  что  ты  узнал?
- Что?  В лесу?
- Да.  А,  что  ты  так  удивился?
- Сейчас  всё  расскажу.  Я  тоже  многое  узнал.  Няню  вначале  оглушили  по  голове  деревянным  предметом,  скорее  всего  палкой,  как  сказал  эксперт,  а  потом  задушили.  Ну,  а  Джордж  умер  от  ожогов  в   клинике,  куда  доставил  его   прохожий  человек,  он   же  и  вытащил  его  из  горящей  машины.
- Да  ты что?!  Джордж,  отец  похищенного   ребёнка,  умер? Значит,  его  тоже  убрали.  Ты  об  этом  сегодня  говорил.
- Да.  Но,  как-то  странно  всё.
- Что  именно?  Я  не  понял,  Шон,  хода  твоих  мыслей. 
 - Сейчас,  Том,  всё  поймёшь.  Как  мне  сказал  патологоанатом,  какой-то  прохожий   доставил  Джорджа  в  ожоговый  центр.  А,  какой  прохожий  может  быть  в лесу?  Я  уверен,  Том,  что  тот  человек,  который  спас  Джорджа  и  доставил  его  в  ожоговый  центр,  и  есть  похититель  его  сына.
- Да… .  А  ты    прав,  Шон,  как  всегда.  Всё  очень  логично.  Назначает  встречу  Джорджу  в  лесу,  получает  деньги…
- И  здесь,  Том,  логическая  цепочка,  как  видишь, обрывается.  Если  вымогатель   хотел  от  Джорджа   избавиться,  то  не  спасал  бы  его. 
 -Значит,  Шон,  есть  кто-то  ещё,  кто  хотел  смерти  Джорджа.
- Том,  давай,   подведём  с  тобой  наши  первые  итоги.
- Давай.   
-  Вот,  что  мы  знаем – 1.  Похищают  ребёнка  известного  бизнесмена.
                                             2.  Убивают  няню  ребёнка.  (Мы  знаем  как)
                                              3.  От отца  требуют  выкуп.
                                              4.  Ребёнка  не  возвращают.
                                               5. Кто-то  испортил  машину  Джорджа.
                                                6.Отец  ребёнка  умирает  в  ожоговом  центре.
Чего   мы  не  знаем  - 1.  Почему  не  вернули  ребёнка?
                                       2.  Возможно,  в  лесу  был  кто-то  ещё?
                                        3. Кто  испортил  машину  Джорджа?
Том,  надо  ехать  в  ожоговый  центр,  и  узнать  у  персонала,  кто  привёз  Джорджа.  Может,  они  запомнили   этого  человека.
- Хорошо,  еду.
- А  я  ещё  раз  наведаюсь  к  Виктории.  Хочу  узнать  о  машине  Джорджа.
- Шон,  может,  мы  займёмся  этими  делами  завтра?  Уже,  ведь  вечер.
- Да,  я  и  не  заметил,  что  уже  поздно.  Хорошо,  завтра,  прямо  с  утра,  не  заезжая  в  офис,  поезжай  в  ожоговый  центр,  а  я  поеду  к  Виктории.
- Ну,  я  пошёл,  тогда.
- Да,  я  приберу  дела,  и  мы  с  Сильвией  тоже  поедем  домой.
- До  завтра,  шеф.
Том  вышел  в холл.  Сильвия  с  интересом   вертела  в  руках  какой-то  конверт.
- Том,  иди  сюда.  Смотри,  какое  пришло  письмо.
- Какое?
- Оно  без  марки,  миновало  почту.  Получается,  его  нам  подкинули.
- А  кто  его  принёс?
- Как  всегда,  почтальон.  Может,  оно  валялось  у  двери,  почтальон  его  подобрал,  и  положил  вместе  со  всеми  письмами?
- Ну,  не  зря ты,  Сильвия  жена  детектива.  Как  сразу  разобралась  с  появлением  письма  в  нашем  офисе.
- Хватит  издеваться.  Где  Шон?  Надо  узнать,  что  ему  пишут.
Сильвия  по  селектору  позвонила  мужу  и  сказала  про  загадочное  письмо.  Шон  тут  же  вышел  из  кабинета.
  -Что  ещё  за  письмо?  От  кого?
- Это  не  известно.  Нет  обратного   адреса,  оно  пришло  не  по  почте  и  адресовано  тебе,  Шон.  Открывай  его  уже.
  Сильвия  сгорала   от  любопытства  и  нетерпения.
- Дорогой,  а  вдруг  оно  отравлено?  Открывай  осторожно.  Жаль,  у  нас  нет  перчаток.  Надо будет  завтра  же  купить.
- Сильвия,  ты  начиталась  всякой  ерунды.  С  чего  это  кому-то  присылать  нам  отравленные  письма?
Однако,  и  Сильвия  и  Том,  заметили,  с  какой  осторожностью  Шон  открывал  письмо  и  с  улыбкой  переглянулись.
Письмо  не  было  отравлено,  но  было  очень  загадочным.  Шон  вынул  из  конверта   белый  лист  бумаги,  на  котором  были  наклеены  вырезанные  буквы.
- Шон,  ну,  что  там?
- Дорогой,  читай  уже.
 Шон  быстро  пробежал  глазами  письмо,  а  потом  посмотрел  на  жену  и  помощника.
- Ну? – в  один  голос  спросили  они.
- В  письме  говорится,  чтобы  мы   не  искали  ребёнка,  так  как  он  со  своими  настоящими родителями,  найти  его  мы  всё  равно  не  сможем.  Родители  и  ребёнок  уже   выехали  в  другую  страну.  А  Виктория,  нас  обманывает.  
- Ничего  не  понимаю,  а  ты  шеф?
- Ой,  как  интересно.  Мне  кажется,  это  самое  интересное  дело  из  всех,  которыми   вы  оба  занимались.
- Том,  поход   домой  отменяется.  Мы  с  тобой  прямо  сейчас  едем  к  Виктории,  тем  более,  ещё  не  так поздно.  Завтра  надо  будет  отдать  это  письмо  на  экспертизу.  Сильвия,  мы  постараемся  вернуться  быстро,  входные  двери  запри  уже,  и  если  кто  придёт,  сразу  двери  не  открывай.
                                                                                         
                                                                                3
Виктория  была  удивлена  столь  позднему  визиту  детективов.  Она  уже  отдыхала  в  своей  спальне,  когда  её  горничная  доложила  о  них.  Виктория  была  очень  расстроена,  ей  уже  сообщили  о  смерти  мужа.  Она  недоумевала,  как   Джордж  мог  быть  таким  невнимательным  и  не  заметить  неисправность  своей  машины.  Ей  не  хотелось  никого  видеть,  но  детективов  она  решила  принять.
- Роза,  передай  детективу  Шону,  что  я  сейчас  выйду,  проводи  их  в  гостиную  и  приготовь  чай.  Как  твой  палец,  не  прошёл  ещё?
- Спасибо.  Заживает  уже.
Через  несколько  минут,  Виктория  уже  была  в  гостиной.
- Добрый  вечер.  Если  вы  хотите  сообщить  мне  о  смерти  моего  мужа,  то  я  уже  в  курсе.  Мне  сообщили  из  ожогового  центра.
- Нет,  Виктория,  мы  пришли  поговорить  с   Вами  о  Вашем  сыне.  Вернее,  о  ребёнке,  которого  Вы  выдаёте  за  своего  сына.
Том  с  удивлением  посмотрел  на  своего  шефа.  Такого резкого  начала  разговора  он  не ожидал.  Но именно  эта  резкость   и  принесло  свои  плоды.  Виктория  на  мгновения  растерялась,  а  потом  обратилась  к  детективам.
- Я  должна  была  с  самого  начала  рассказать  вам  всю  правду.  Я   же  была  наслышана  о  вас  обоих,  что  скрыть  от  вас   ничего  не  удаётся.  Простите  меня.  Я  всё  вам  расскажу.  Хотя,  не  так  уж  и  много  мне  надо  вам  рассказать.  Мне  очень  хотелось  детей,  но  выносить  ребёнка  у  меня  не  получалось.  В  медицинские  подробности  я  вдаваться  не  буду.  Врачи  сами  предложили  мне  обратиться  к  суррогатной  матери.  Я  послушалась  их,  и  суррогатная  мать  родила  для  нас  Роби.  Эта  женщина  не  первый  раз  была  суррогатной  матерью,  дети,  которых  она  рожала,  её  не интересовали,  ведь  это  не  её дети,  она  хорошо  понимала,  что  такое  суррогатное  материнство.  Наш  Роби  был  её  последним  суррогатным  ребёнком.  У  неё  своя  семья,  и  к  тому  же,  она  с  мужем  и   двумя  их   детьми   вскоре  после  родов   Роби  уехала,  а  куда  я  не  знаю.  Вроде  бы  в  другую  страну.  Но,  повторяю,  точно  не  знаю,  и  мне  не  интересно,  где  эта  женщина  живёт.  Вот,  и  всё.  Роби -  наш  ребёнок.  И,  когда  вы  его  найдёте,  то  можете  сделать  генетический  анализ,  и  вы  убедитесь,  что  он  мой  сын.
- Виктория,  у  нас  ещё   есть  вопрос.
- Слушаю  Вас,  детектив?
- Нам  известно,  что  машина  Вашего  мужа  оказалась  неисправна,  как  это  могло  произойти?
- Вы  знаете,  детектив,  это  и  мне  непонятно.  Джордж   всегда  был  очень  ответственен.  Может,  он  не  знал  о  неисправности?  Я  хотела  завтра  поговорить  с  нашим  водителем,  следить  за  машинами   была  его  обязанность.  Мне  придётся  его  уволить.
- Не  будем  откладывать  на завтра,  пригласите  его   прямо  сейчас.  Он  должен  ответить  на  наши  вопросы.
- Хорошо,  детектив. – Виктория,  позвонила   в  звонок.   Через  минуту  вошла  Роза.  Виктория приказала  ей  привести  водителя.  
Спустя  минут  пять,  водитель  рассказывал  об  известной  ему  неисправности  машины.
- Я  предупреждал  своего  хозяина,  что  машина  подлежит  ремонту.  Он  говорил,  что  обязательно  обратится  в  сервис,  как  закончит  одно  очень  важное  для  него  дело.  Он,  правда,  последние  дни  был  очень  занят  и  как-то  нервно  выглядел.  Вот  и  всё,  я  больше  ничего  не  знаю.  Я  разбираюсь  в  машинах,  могу  определить,  что  не  так,  но  исправить  не  могу,  я,  ведь  всего  лишь,  водитель.  Я  могу  уволиться.
- Нет,  никто  Вас  увольнять  не  собирается.  Вы  как  работали  у  нас, так  и  продолжайте.  Вы  же и  мой  тоже  водитель. 
- Спасибо  Вам,  Виктория.  Я  могу  идти?
- Если  у  детективов  нет  к  Вам  вопросов,  то  можете.
- У  меня  только  один  вопрос, - Шон  обратился  к  водителю, - когда  Вы  впервые  обнаружили,  что  машина  неисправна?
- Я  точно  знаю,  ровно  три  дня  назад.  Уже  ребёнка  дома  не  было.  Я  как  обнаружил,  что машина  не  в  порядке,  то  сразу  же  доложил  своему  хозяину.
- Спасибо.  Вы  можете  идти. 
Водитель,  довольный  тем,  что  его  не  уволят,  ушёл.
- Ну,  что,  детектив?  Его  рассказ,  что-нибудь  прояснил  Вам?
- Представьте,  Виктория,  что  прояснил.  А,  вот,  Ваш  рассказ,  не  очень.  Извините,  за  поздний  визит.  Скорее  всего,  мы  с  Вами  ещё  встретимся.
- Приходите,  когда  посчитаете  нужным,  я  всегда  отвечу  на  все  Ваши  вопросы.
Детективы  попрощались  с  Викторией  и  поехали  к  себе  в  офис.
Сильвия  послушно  спросила  «кто  там?»,  когда  Шон  постучал  в  дверь.
- Наконец-то  вы  при шли,  а то  одной  быть  в  офисе  в  такое,  позднее  время,  жутковато.  Узнали,  что  хотели?
- И  да,  и нет.  Сильвия,  завари  свой  чай,  Том  ты будешь?
- Не  откажусь,  от  чашечки   вкусного  Сильвииного  чая.  Шон,  ты  понял,  про суррогатную  мать?  Я  - нет.
- Я  тоже  не  очень.  Вот,  под  чашку  чая  и  разберём  что  к  чему.  Какой  аромат,  чувствуешь,  Том?      
Сильвия  подала  им  чай  и  с удовольствием  села  слушать,  что  они  будут  разбирать.
- Том,  давай  ещё  раз  прокрутим  запись  рассказа  Виктории,  и  Сильвия  тоже  послушает.
Они  ещё  раз  прослушали,  что  рассказала им  Виктория  и  внимательно  посмотрели  друг  на  друга.  
- Я  думаю, что  суррогатная  мать  не  захотела  оставлять   навсегда  ребёнка  Виктории  и  Джорджу.  Здесь  и  думать  нечего. – Сильвия  высказала  своё  мнение.
- А  ты,  Том,  что  скажешь? – Обратился  Шон  к  своему  помощнику.
- Если  так,  как  говорит  наш  эксперт – Сильвия,  то  почему  она  дала  им  новорожденного  ребёнка?  И,  почему  забирает  его  в  пятимесячном  возрасте?
- Да,  Том,  я  согласен  с   твоими  вопросами.  Тем  более,  что  эта   женщина,  по  словам  Виктории,  не  один  раз  была  суррогатной  матерью.  Нет,  здесь,  что-то  произошло,  чего  мы  пока  не  знаем.
- Поясни,  шеф.
- Суррогатная   мать  родила  ребёнка  и  отдала  им.  Она  не  претендовала  на  этого  ребёнка,  в  противном  случае,  она  во  время  беременности  уже  попыталась  бы  скрыться.  Суррогатная  мать  уехала  вместе  со  своей  семьёй.  Мне  кажется,  если  изобразить  схематично  то,  что я  сказал,  то  будет  выглядеть,  вот  так.
          Виктория  - суррогатная  мать  -  ребёнок - ? -  исчезновение  ребёнка.
Том,  вот  этот  вопросительный  знак  и  есть  загадка,  отгадку,  которой  мы  пока, что не  знаем.
- Да,  Шон.  Ты  - голова.  Какой  ты  у  меня  умный.  – Сильвия  восторженно  смотрела  на  мужа. – Шон,  но  уже поздно.  А,  может,  мы  здесь  прямо  и  заночуем.  Завтра  с  утра  нам  уже  быть  здесь.
- Да,  Сильвия,  ты  права,  всё  разбегаемся.  Том,  ты помнишь, куда  тебе  завтра  с  утра?    
- Поехать  в  ожоговый  центр  и  отвезти  письмо на  экспертизу.  Правильно?
- Том,  ты  молодец.  Всё  держишь  в  голове.
                                                                           4
На  следующий  день,  с самого  утора  Том,  не  заезжая  в  офис  поехал  в  ожоговый  центр.  По  дороге  в  центр,  заехал  в  лабораторию  и  отдал  письмо  на  экспертизу.  В  ожоговом  центре  Джорджа  хорошо  помнили.  Такого  обгорелого  пациента  у  них  давно не  было.  Так  же  хорошо  помнили  и  мужчину,  который  привёз  Джорджа.  Этот  человек  проезжал  через  лес,  и  увидел,  как  мужчина  сел  в  машину,  которая  вдруг  взорвалась.  Он  бросился  на  помощь,  и,  рискуя  самому  сгореть,  вытащил  Джорджа  из  машины.  Но  спасти  Джорджа,  всё  равно  не  удалось,  ожоги  были  очень  сильные.  И  сам спасатель  тоже  получил  ожоги.  У  него  сильно  обгорели  руки.  Ему  в центре  оказали  помощь  и  отпустили  домой.  Внешность  его  запомнили.  Это  был  молодой  мужчина,  высокий,  тёмноволосый,  с  очень  приветливым  лицом.  Никаких  особых  примет  медики  не  обнаружили.  
«Не  густо» - подумал  Том.  Он  поблагодарил  медиков  и  поехал  в  лабораторию.  Там  уже  должен  был  быть  ответ  анализа  письма.
В  лаборатории  Том  встретился  с  инспектором  Роджерсом.
- Приветствую  Вас,  детектив  Том.  Что  привело  Вас  в  лабораторию?  Не  сочтите  за любопытство.
- Дела,  инспектор,  дела.
- Понимаю.  Мы  с  Вами  вроде  одним   дело  занимаемся.  Так,  ведь?
- Каким  делом,  инспектор?
- Ну,  как  же,  делом  Виктории.  Я,  когда  был  у  неё,  она  мне  рассказала,  что   пропал  её  муж.  И,  знаете,  я  почему-то,  сразу  подумал, а   нет  ли  здесь  поломки  в  машине?
- Да?  И,  что же?
- Представьте,  я  оказался  прав.  Машина  была  неисправна,  взорвалась,  и  бедняга  сгорел  дотла.  Только  пепел  остался  от  её  мужа.
- Что?!
- Да. Да.  Не  удивляйтесь,  муж  Виктории  полностью  сгорел.  Машину  привезли  на  экспертизу,  обнаружили  поломку,  которая  стала  причиной  возгорания,  а  от  мужа  остался  только  пепел.  Представляете?  Бросьте,   заниматься  этим  делом,  я  его  уже  разрешил,  опередил  Вас  и  детектива  Шона. Обогнал,  так  сказать.
Том  долго  сдерживал  себя,  видя  довольную  физиономию  инспектора,  но  в  конце  концов  не выдержал  и  громко  расхохотался.  
- Не  вижу  ничего  смешного.  Прощайте.
Говорить  Том  не  мог,  его  душил  хохот,  он  только  помахал  инспектору  вслед  и,  продолжая  смеяться, направился  за   ответом  анализа.   Ответ  был  уже  готов. Человек,  который   писал  это письмо,  принял  все  меры  конспирации.  Никаких  следов,  всё  чисто,  единственно,  что  привлекло  внимание  эксперта, -  это  ножницы,  которыми  были  вырезаны  буквы.  Они  кривые  и  очень  острые,  скорее  всего  это  были  маникюрные  ножницы.  Но  сказать,  кто  пользовался  ими,  мужчина  или женщина,   было  невозможно.  Том  взял  ответ  анализа  и поехал  в  офис.  Периодически  вспоминая  инспектора  Роджерса,  на  Тома  накатывал  хохот.  Со  стороны  Том  выглядел  очень  комично  - человек  сидит  за  рулём  машины  и  умирает  с  хохоту.  Он  никак  не  мог  отсмеяться,  перед  его  глазами  постоянно  стоял  инспектор.  Том  приехал  в  офис.  Шона не  было.  Том  опять  не  выдержал  и  расхохотался.  А,  когда  он  рассказал  Сильвии,  то  хохотали  в  голос  они  уже  вместе.  Наконец-то,  они  отсмеялись,  и  только  тогда  Том  смог  спросить  у  Сильвии,  где  их  шеф.
- Шон  с  утра  куда-то  уехал,  сказал,  что  это  долго объяснять.  И  сказал  ещё,  что  дело  близится  к  концу, и,  что  он,  кажется,  всё  понял.
- А  я  ничего  пока  не  понял.  Не  сказал,  чем  мне  заняться?
- Нет,  Том, шеф  очень  торопился,  и  телефон  его  не  отвечает,  значит,  занят.
- Ладно,  пойду  к  себе,  у  меня  тоже  дела.
Зайдя,  к  себе  в  кабинет,  Том  ещё  раз  внимательно  прочёл  заключение  экспертизы  о  письме.  Что-то,  как-будто  промелькнуло  у  него  в  голове.
«Где-то  я  уже  видел  что-то,  связанное  с  острыми  ножницами.  Где же?   Где  же?  Точно.  Я  вспомнил.  И,  где  Шона  носит  столько  времени?»
Тут  Том  опять  вспомнил  инспектора  и  опять  разразился  хохотом.  Детектив  Шон  приехал  в  офис.  Проходя  мимо кабинета  Тома,  Шон  услышал  хохот  и  спросил  у  Сильвии.
- У  Тома   клиент?
- Нет,  дорогой,  у  Тома  никого нет.  Он  один  в  кабинете.
- Тогда,  что  с  ним?  Он так  хохочет.
- Ой,  он  опять,  наверное,  вспомнил  инспектора  Роджерса.  Когда  Том  тебе  расскажет  про  свою  с ним  встречу , и  ты также  будешь  хохотать.
- Сильвия,  мне  не  до  смеха,  срочно  зови  ко  мне  Тома,  он  мне  очень   нужен.
- Хорошо, - Похихикивая,  ответила  Сильвия.  Она  прошла  в  кабинет  Тома,  постучалась  и  вошла. – Том,  соберись,  тебя  вызывает  шеф  и,  похоже,  он  не  в  духе.
- Иду.  Дай-то  Бог,  не  вспомнить  в  разговоре  с  Шоном  об  инспекторе,  а  то, не  выдержу.
- Ты   так  хохотал,  когда  Шон  вернулся,  он  думал,  что  у  тебя  клиент,  но  я  сказала,  что  ты  один.
- Ну,  спасибо.  Он  не  подумал,  что  я  рехнулся?
- Скорее  он  был  не  адекватен.  Видимо,  что-то  пошло  в  деле  не  так,  как  он  ожидал.  Иди  уже,  ждёт  он.          
Том  постучал  в  кабинет  и  вошёл.
- Том,  проходи.  Мне  очень  нужна  твоя  помощь.
- Шон,  тебя  не  интересует  ответ  экспертизы  письма?
- Слушай,  я,  ведь  совсем  забыл  о  нём.  Ну,  что  там?
Том   показал  ему  ответ   экспертизы  и  рассказал  о  том,  что  его  мучило,  и  о  чём  он  вдруг вспомнил.
- Том,  ты  гений!  Это  и  есть  недостающее  звено  в  моих  рассуждениях.
- Тот  вопросительный знак?
- Нет,  этот  вопросительный  знак,  я  уже  разрешил.  У  меня  появился  другой  и ответ  на  него  сейчас  дал  ты.  Собирайся,  мы  едем  к  Виктории,  это  дело  завершено.  Я  всё  сейчас  ей  расскажу, да  и  тебе тоже.
Они  вышли  из  кабинета.  Шон  на  ходу  бросил  своей  жене.  –Дорогая,  мы  скоро. – и  они  поехали  в  дом  Виктории.
                                                                              5
Виктория  была  дома.  Она  только  вернулась  с  похорон  мужа.  Настроение  у  неё  было  очень  плохое.  Мужа  нет,  ребёнок  неизвестно  где,  поиски  его  ведутся,  но  дело  не  двигается.  Она,  даже  стала  разочаровываться  в  детективе  Шона.  Столько  всего  ей  про  него  наговорили,  а  найти  её  сына  он   не  может.  Появление  горничной  прервало  её  мысли.
- Чего  тебе,  Роза?
- К  Вам  приехали  детективы.  Пригласить?
- Приглашай,  хоть  они  мне  и  надоели.  Проводи  их  в  гостиную,  и  приготовь  кофе  или  чай.  Скажи,  что  я  уже  иду.
Через  некоторое  время  Виктория  беседовала   с детективами.
- Виктория,  - обратился  к  ней  детектив  Шон. – Вы   меня  пригласили,  чтобы  я  нашёл  Вашего сына.
- Детектив,  неужели  Вы  его  нашли? 
- Виктория,  я  попросил  бы  Вас  не  перебивать  меня.  Я  начну  с  самого  начала.  Вы  очень  хотели  ребёнка,  но  не  могли  никак  выносить  его.  У  Вас  была  инфантильность  матки,  и  врачи  Вам  посоветовали  прибегнуть  к  помощи  суррогатной  матери.
- Да.  Всё  верно.  Простите,  что прервала  Вас.
-Вы  оформили  договор,  который  обе стороны,  Вы  и суррогатная  мать,  честно  выполняли.  Вы  заплатили  щедрый  аванс  и  после  родов  должны  были  заплатить  всю  оставшуюся  сумму.
- Да.  Всё  так и  было. – Виктория  с  интересом  слушала  детектива  Шона.
- Ваша  суррогатная  мать  не  претендовала  на  ребёнка.  Это  был  не  её  ребёнок  и  соответственно,  он  не  нужен  был  ей.  Но  ей  очень  нужны  были  Ваши  деньги,  на  которые  они  с  мужем  планировали  начать  новую  жизнь,  переехав  в  другую  страну.  Я  сегодня  с  утра  побывал  в  районной  поликлинике   в  отделении  акушерства  и  гинекологии,  где  мне  предоставили  все  архивные  данные,  касательно  Вашей  суррогатной  матери.  Там  же  мне  сказали,  в  каком  роддоме  рожала  Ваша  суррогатная  мать.  Я  и  там  побывал.  Врачи  мне   рассказали  об  одном  страшном  синдроме,  так  называемый  «синдром  внезапной  смерти»,  который  встречается  у  новорождённых,  преимущественно,  мальчиков.   В  роддоме  в  отделении  неонатологии  от  этого  синдрома  скончался  новорождённый  ребёнок – мальчик.  В  тот  период,  в  отделении  было  всего  трое  новорождённых,  два  мальчика,  один из  которых  Ваш  и  одна  девочка.  Скончался,  к  сожалению  Ваш,  Виктория  ребёнок.  И  Ваша  суррогатная  мать,  чтобы  не  потерять  гонорар,  решила  поменять  местами  детей,  на  место  Вашего умершего  ребёнка,  она  положила  живого.  Надо полагать,  что  эта  женщина  была  очень  заинтересована  в  получении  такой  колоссальной  суммы,  и потому  очень  заботилась  о  ребёнке,  и  часто  навещала  его  в детском   отделении.  Об  этом  мне  сказали  нянечки  в  роддоме.  Суррогатная  мать  первая  заметила,  что  ребёнок  мёртв,  и  поторопилась  заменить  его  живым,  тем  самым  сохранила  свой  заработок.  Никто  не обнаружил  подмену  детей.  Вы  прямо  из роддома  забрали  чужого  ребёнка  под  видом  своего  сына.  А  той,  другой  женщине  сообщили,  что  её  сын  скончался.  Вы  наслаждались  своим  материнством,  очень  любили  сына, и  Ваш  муж  обожал  своего  сына  и  наследника.   У  Вашего  ребёнка  было  всё, -  своя  няня,  своя кормилица,  которые  тоже  очень  полюбили  малыша  и  ни  на минуту  не  оставляли  его  одного.
Вы,  Виктория,  скрывали  от всех,  что  ребёнка  носила  другая  женщина,  и  поэтому  всё  Ваше  окружение  было  уверено,  что  Вы  родили  сами.  Но  один  человек,  увидел  нечто  такое,  что  у него  закралось  подозрение,  Ваш  ли  это  ребёнок.  И  этот  человек  начал  действовать.  Найти  настоящую  мать  Вашего  ребёнка  для  этого  человека  не  составило  труда,  потому,  что  мать  Вашего  ребёнка  родная  сестра  этому  человеку.  Был  составлен  план  похищения  ребёнка.  Человек,  придумавший  план,  он  же  привёл  его  в исполнение.  Была  убита  няня  Вашего  ребёнка,  её  вначале  оглушили  ударом  по  голове,  а потом  задушили.  Ребёнок  был  передан  настоящему  отцу.  Далее,  похититель  ребёнка  стал  требовать  выкуп,  но  деньги  требовал  не для  себя,  а для семьи  своей  сестры,  это  деньги,  необходимые  на  отъезд.  Джордж,  которому  позвонил  похититель,  ни  минуты  не  задумываясь, согласился  на  любую  сумму,  лишь  бы вернули  ребёнка.  Но,  возвращать  ребёнка  никто  не  собирался.  Передача  денег  должна  была  состояться  в  лесу,  где  она  и  состоялась.  Джордж  привёз  необходимую  сумму,  его  уверили,  что  ребёнок  вечером  будет  дома.  Мужчина  получил  обещанную  сумму  и  направился  к  своей  машине,  и  тут  он  услышал  взрыв.  Он  бросился  к  машине  Джорджа,  ему  удалось  из  огня  вытащить его,  сам  тоже  получил  ожоги,  но  не  тяжёлые.  На  своей  машине  отвёз  Джорджа  в  ожоговый  центр,  где и  ему  самому  тоже  была  оказана  помощь.    Вроде  всё  получилось.  Ребёнка  мать  и  отец  вернули  себе,  деньги  на  жизнь  есть.  И  тут,  Вы,  Виктория  обращаетесь  ко  мне  за помощью  в  поиске  Вашего  мужа.  Поиски  шли  очень  успешно,  мы  были  на  верном  пути,  об  этом  свидетельствовало  полученное  нами  анонимное  письмо.  Экспертиза  письма    помогла  нам, она  установила,  что  буквы  были  вырезаны  маникюрными  ножницами,  но  вот,  кто  вырезал  эти  буквы – мужчина  или женщина,  экспертиза  установить  не  смогла.  Нам   с  помощником  оставалось  разгадать  небольшой  вопросик.  Большой  вопрос,  связанный  с  суррогатной  матерью  я  уже  разгадал.  Мой  помощник   рассказал   мне  сегодня  об   одной  мелочи,  которая  ему  бросилась,  почему-то  в  глаза,  но  он   потом  забыл  о ней,  но  маникюрные  ножницы   вновь  заставили  его  об  этой  мелочи  вспомнить.  И  он  её  вспомнил,  и  тут  у меня  всё  встало  на  свои  места.  Я  от  медиков  детского  отделения   узнал,  что  у  ребёнка  на  мизинце  левой  руки  была   небольшая  гемангиома,  поясняю,  это  доброкачественная  опухоль.    Форма  гемангиомы  напоминала  латинскую  буквы  «R».  В  разговоре  со  мной,  Вы,  Виктория,   об  этом  упомянули,  как  об  отметине,  в  результате  которой   решили  назвать  ребёнка – Робертом.  Я  уже  знал,  что этот  человек  из  Вашего  близкого  окружения,  а  с помощью  наблюдательности  моего  помощника  детектива  Тома,  я  уже  знаю  точно,  кто  этот  человек.
- И  кто  же  это,  детектив? – Шепотом  задала  вопрос  Виктория.
В  этот  момент  раздался  стук  в дверь.
- Войдите. – Срывающимся  голосом  проговорила  Виктория.  Это  зашла  Роза.  Она  с  большим  опозданием  занесла  кофе  и конфеты.  Но  её опоздания   никто  не  заметил. – Спасибо,  Роза.  Поставь  поднос  и можешь  идти.
- Минуточку,  Роза.  – детектив  Шон  обратился  к  горничной  Виктории.   – У  меня  к  Вам  просьба.  Вы  не  могли  бы  принести  ножницы,  маникюрные.
- Сейчас  принесу. – Невозмутимо  ответила  Роза. – Я  могу  идти?
- Да,  идите.
Роза  вышла  из гостиной.
- Том,  быстро  за  ней.  Она  попытается  сейчас  скрыться.
Том  вскочил  и  выбежал  за  горничной.
- Детектив  Шон,  я  ничего  не поняла,  объясните  мне  ещё  раз.
- Всё  закончено,  Виктория.  Это  Роза  узнала  гемангиому  на  мизинце  ребёнка.  Она  от  сестры  знала,  что  у  новорожденного  ребёнка  сестры  есть  эта  доброкачественная опухоль,  в  виде  латинской  буквы.  Опухоли  такого  размера  могут  сами  рассасываться, они  довольно  часто  бывают  у  младенцев.  Но,  чтобы  повторилась  гемангиома  определённой  формы  у двух  младенцев – это  исключено.  Роза  поняла,  что ребёнок  её  сестры  жив  и  решила  его  вернуть.  Это  она  прислала  мне  анонимное  письмо,  буквы  которого  вырезала  очень  острыми  маникюрными  ножницами,  при  этом  она,  видимо,  поранилась.  В один  из  своих  визитов  Том,  мой  помощник,  обратил  внимание,  что  горничная,  подававшая  кофе,  была  с забинтованным  пальцем.  Потом  он  об  этом  незначительном  факте  забыл,  и  вновь  вспомнил,  когда  читал  заключение  эксперта  о  письме.  Я  знал,  что  преступник  из  Вашего  окружения,  и,  когда  Том  сказал  о  перевязанном  пальце  Вашей  горничной,  всё  встало  на  свои  места.
- Это  ужасно,  детектив  Шон.  Простите,  мне  надо  побыть  одной.
- Я  понимаю.  Прощайте.
Во  дворе  дома  Роза  наручниками  Тома,  которые  он  носил  всегда  с  собой,  была прикована   к  скамейке.  К  ним  подошёл  Шон.
- Том,  ты  вызвал  полицию?
- Да,  они  уже  едут.  Шон,  если  сейчас приедет  инспектор  Роджерс,  мне  будет  интересно  посмотреть  на  его  лицо.
- Я  знаю,  мне  что-то  пыталась  рассказать  Сильвия,  но  я   тогда  ничего  не  воспринимал.  Когда  вернёмся  в  офис,  расскажи.
Подъехала  полицейская  машина,  из  машины  вылез  инспектор  Роджерс.  Он  был  очень  вежлив  с  детективами.
- Приветствую  вас,  коллеги.  Я  сразу  почувствовал,  что  это  дело  только  вам  по  плечу.  Молодцы.  Уведите  задержанную, - обратился  он  к  своему   помощнику. – Всего  вам  хорошего  коллеги,  удачи.  – Повернулся  в  сторону детективов  и попрощался  с  ними.
Том  с  трудом  сдерживал  подступающий  приступ  смеха.
                                                                                     6               
  Через   несколько  дней  раздался  звонок  в  офисе  детектива  Шона.  Это  звонила  Виктория,  она  хотела  поговорить  с  детективом.  Шона  в  офисе  не  было,  они  с  Томом  были  заняты  уже  новым  делом,  и  Сильвия  дала  Виктории  номер  мобильного  телефона  Шона.  Когда  Шон  вернулся,  Сильвия  поинтересовалась,  почему  звонила   Виктория.  Её  очень  интересовало,  не  знает  ли  Шон,  где  похоронен  её  настоящий  ребёнок.  Шон  пообещал  узнать.  Узнал  он  от  Розы,  отбывающей  пожизненный  срок,  за  убийство,  и  за  похищение  ребёнка.  Он  поехал  к  ней  в   тюрьму  и  попросил  сказать,  где  могила  её  племянника,  ведь  это  и  был  настоящий  ребёнок  Виктории.  Она  сказала.  Виктория  была  очень  благодарна  Шону,  что  он  помог  ей найти  могилу  её  сына.  Она  регулярно,  не  пропуская  ни одного дня,  ходит  на  кладбище.  А  в  один  из  походов  на  могилу  сына,  она  домой  не  вернулась.    


Оставить комментарий

Комментарии: 2
  • #1

    Инна (Среда, 25 Ноябрь 2015 01:28)


    1. Дочитала до того момента, где появляется информация о настоящих родителях ребенка. Чувствую интригу. Продолжаю...
    2. Порезанный палец Розы? Ой, неспроста это...
    3. Понравилась зацепка про ножницы, которые были кривые и очень острые.
    4. У Тома появилось новое в характере - эмоциональность (его смех сразил меня напрочь).
    5. А инспектор Роджерс как быстро ретировался)) Вот шельмец!
    6. Жалко Викторию. Горе матери самое страшное горе в жизни. Отведи, Господи, и помилуй!
    Тамара, спасибо за закрученный, искрометный детектив. Не зря мы тебя назвали мастером детективного жанра!

  • #2

    Елена (Воскресенье, 13 Август 2017 23:56)

    Добрый день, Тамара!

    Как удивительно к месту и интригующе Вы используете медицинские зацепки, "улики" и "следы"! Трудное дело, но, как правильно сказала Сильвия, "...вы, детективы, их классически умеете разгадывать..." Так и получилось!

    Жаль Викторию и ее мужа, они ведь честно выполнили условия договора с суррогатной матерью, и были уверены, что с любовью и заботой воспитывают своего сына. И невинная няня убита...

    С удовольствием читаю Ваш цикл!

    С теплом, интересом и наилучшими пожеланиями,
    Елена