Глава тридцать восьмая



                                            ВОЗВРАЩЕНИЕ   ДОМОЙ

Тянуть   больше   со   свиданием    кузена    босс    не   мог.  Он  принял   меры  предосторожности,  сменил   парик   на    седоватый,  правда,   оставил  свой    цвет  глаз,   не   стал  менять   его  линзами  и отправился    на  свидание  к   своему  кузену.  Кузен    отбывал   пожизненный  срок.  Раз   в    месяц  кузену    были    разрешены   свидания  с   родственниками. Босс  не    часто   ходил  к    нему,   но  в   последнее   время  зачастил.   Супруга   кузена  не   особенно   рвалась   встречаться  с   мужем. Она   не  понимала,    неужели   нельзя    было   так   повернуть  аферу, чтобы  не   засветиться?  И  вместо    жизни  миллиардера    сейчас    её    муж  до   скончания  своей  жизни  будет  находиться   в  заключении.  То,   что  он   должен    был   присвоить  себе  чужие   деньги,   её  нисколько   не   волновало  и   не   беспокоило.  Зато   её    сейчас   раздражало  то   существование,    которое   она  вела.    В  связи    с    арестом мужа  у    них   было    всё   конфисковано,    только   то   и осталось,   что   они  сумели    припрятать    у   своих  знакомых.  Но  этого   надолго  не   хватит.  Вот,   она    рвёт   и   мечет  от    того,    что ей    надо    подумывать    о  поиске    работы.   И   это   после   того,   что   она  мечтала    разные    сезоны  проводить  в   разных странах   в   собственных    особняках    и   виллах. О  том,    что   её   муж   воровал,   проворачивал  аферы  в  банке    и   даже   запланировал   уничтожить   целую    семью   -  она   и   не задумывалась.   
  Её    муж    был   старым    знакомым    семьи    Эдварда  и   Глории   -   бывший   президент   банка, получивший   за   все    свои  «художества»  пожизненный   срок.   Пришло    время  назвать  его   имя.    Зовут   его  -  Томас.  Вот,   к  Томасу    и   собрался    идти   босс.  Он    пришёл   к назначенному   часу  к   зданию  тюрьмы,   предъявил  свои  документы,   подтверждающие,   что он     родственник  и   его   провели  в    комнату  для   свиданий.    Через    некоторое    время    в  комнату   конвой    привёл  Томаса.
-  Ты,   чего-то    изменился,  Томас.   Поседел.  – С  подобием    улыбки   на   лице   проговорил  босс.
-  Если    бы  ты  здесь   жил  в    таких  условиях,   в   которых    живу     я   -  тоже    поседел    бы.  Рассказывай,    дело  закончили?
Босс  сделал     глубокий   вдох  и    быстро   начал   говорить.
-  Всё   сорвалось,  Томас.   Впрочем,     как   и  всегда.  У  них,   видимо,   могущественный  ангел-хранитель.  Не   получилось  содрать   с   них   и   этой    трети  наследства.  Твой  замечательный план…
Томас  со  злостью   сильно   ударил  кулаком   по   столу.  Своим  стуком    он  прервал    босса,  а  тот  тихо   и медленно   договорил.
- …сорвался.
На  грохот  сразу   же  вошёл  конвой   узнать   в   чём   дело.
- Всё    хорошо. Это    я   рукой   об стол…  нечаянно. - Конвой   сделал   замечание    и   вышел. -  Ты соображаешь,  что    говоришь?!  Завалить   такой   план!  Ведь  всё    в   деталях   было   разработано.   Рассказывай    подробно. -  Босс    всё рассказал.  О   том,  что   Лиз  сбежала    он   и   сам   не   знал.    Томасу    он  сказал,    что  девчонки   больше  нет.  Томас    слушал  внимательно. От  злости     глаза  и    лицо   у   него     стали   пунцовыми.
- Хорошо,   что   хоть    с    дочерью    получилось   отомстить.  А  ты    говоришь -  могучий ангел-хранитель.  Надо    теперь    что-то другое  придумать.   -  До   конца свидания   оставалось  чуть   больше   получаса. -   Слушай   меня    внимательно. -  Томас    пригнулся    к   кузену   и   что-то  быстро    зашептал    ему   н  а ухо.
-  Нет, я   на    это  не  согласен.  Ты   с   ума   сошёл?  Нет,   и   нет. И  не  проси.
- Это   единственный   шанс    у   нас  завладеть  их   состоянием    и   свести   с   ними  счёты.  Если  сделаешь,   как   я    говорю – половина    твоя,   а  это    больше    половины  миллиарда.  Ну, решайся.  –   Босс   несколько  минут    молчал. 
-  А  ты   меня не кинешь?  Не обманешь?
- Ты за    кого   меня  принимаешь?  Ну,   по   рукам? – Томас    протянул  свою  руку  и  в   упор  посмотрел  на    кузена.  После  недолгого   молчания   под   пристальным    взглядом    злых  глаз  Томаса   босс  медленно  и  неуверенно    пожал    руку  кузена.
-  По  рукам. – Тихо    произнёс  он. -  Я   верю  тебе,  Томас.
- Ну,  и    правильно  делаешь.  Через   месяц    встретимся.  Уверен,   всё    у   нас    получится  и будет   хорошо. 
Они   оставшееся   время    поговорили,  потом  Томас    нажал    на   кнопку   и   вызвал  конвой.
                                                                                      ***
На следующий  день    ближе  к  двенадцати   часам   Лиз-Мадлен (  теперь   её  зовут   так ) и Джеймс    поехали    в  её  родной  дом.    Джеймс   увидел   в  каком особняке    жила   прежде его    жена.  Он,   хоть   и   знал   из   рассказов    Лиз-Мадлен   о   богатстве  семьи,  но   всё   равно    был  удивлён    роскоши.   
Дворецкий     поинтересовался,   как   о   них  доложить?  Лиз-Мадлен  не    удивилась,   что  он  её не   узнал,   сразу  вспомнила    Майкла.
-  Доложите,    что   Глорию  хотят    видеть   супруги. – И  Лиз-Мадлен   назвала   их   фамилию.  Дворецкий  пригласили    их   в   холл    и   попросил  подождать. 
-  Он   не   узнал   меня так  же    как   и  Майкл.  Интересно,   мама    узнает  меня?
Вернулся   дворецкий. – Глория    ожидает  вас    в   гостиной.  Я   провожу.
-  Спасибо   не  надо.  Я  знаю,   где    гостиная. –   Дворецкий удивился.
- Хорошо.   Тогда   прошу  вас.
Лиз-Мадлен      и Джеймс    поднялись   на  второй  этаж.  В   гостиной  на   диване  сидела  Глория.  И   с  интересом    ждала  незнакомых   гостей.   Наконец,   она    услышала  шаги,    поднимающиеся   по  лестнице  и   пошла    на встречу.   Она    вдруг  ощутила  сильное  сердцебиение,   в   висках    очень   застучало,   рот  пересох,   ноги   стали   ватными, не  послушными.   Она   с   трудом   переступала.    Когда   Глория   увидела   гостей,   то    тихо, прошептав   – «Лиз, детка… -   упала,   потеряв сознание.
-  Мама,  мамочка. -    Лиз-Мадлен    бросилась  к   матери.  Вместе  с   Джеймсом  они  осторожно    подняли   Глорию    и  уложили   н  а диван.    Лиз-Мадлен    опустила    голову  матери,   похлопала  её    по щекам,   Джеймс   быстро    налил  из   графина   воду   в    стакан  и   побрызгал   на    лицо  Глории.  И    она    стала  приходить   в  себя.
-  Лиз,  детка.    Как    же   я рада,  что   ты   вернулась.  Родная   моя.   -  Глория    встала,   но  голова  у   неё    продолжала   кружиться   и   она   резко   села   на   диван.  -  А  кто    этот  симпатичный  молодой   человек?
-  Это  мой  муж  –  Джеймс.
- Что?  Твой   муж? – Глова    Глории вновь    откинулась  назад,   но  сознание  она   уже    не потеряла. 
-  Знакомьтесь.   -  Лиз-Мадлен  обратилась   и к матери   и     к мужу.
- Ты    вышла   замуж?  Сколько же   времени    тебя    не   было дома!   -  Глория  протянула  руку  Джеймсу   и  сердечно пожала   её. -  Лиз,  дорогая,   где  же  ты   была  всё   это   время?   Как  произошло    твоё похищение?    Нам   твоя   охрана    в   тот  день,   когда    тебя   похитили   доложила,  что   ты  находишься   на  территории  клиники,   а   тебя  уже     там,  оказывается,  не  было.  Майкл  их    всех   уволил. Слышала   бы   ты,   как   он    на   них   сердился.
-  Помнишь,   у   меня   в   тот   день  было дежурство?   
- Конечно  же,   помню.
- Так   вот,   мне   сообщили, что   привезли  тяжёлого   больного  и   первую   помощь    ему  надо оказать    прямо  в   машине.   Я   спустилась.   Машина  стояла  около  подъезда   приёмного отделения.    Я   сразу   же  поднялась    в   машину,   наклонилась    над    больным  и почувствовала   резкую   боль  в   бедре.  Они  мне    вкололи  снотворное    и   сразу   же   отъехали.  И   -  начались   мои  мучения… -   Лиз-Мадлен   подробно  всё   рассказала  и   как   она   жила   в  сарае    и  как    услышала   о  том,   что   её   хотят    убит  ь  и   как   она    сбежала  и   как  её  приютила     замечательная  девушка    по   имени  Люси   и    дала   ей  работу  и    как   взяла  себе   другое   имя  и    как   сменила    свой  облик,   чтобы    её    не    узнали  похитители.  
-  Теперь,   я  -Лиз-Мадлен.   Забыть    своё   второе    имя   я   не   могу,    с   ним  многое     для  меня   связано,   особенно    встреча    и   знакомство  с   Джеймсом. 
Глория,    слушая   дочь,   постоянно   смахивала   слёзы.  Это   были   разного   характера  слёзы -  и  обиды    и   ужаса    и  переживаний   и  -  радости.   
-  Дорогие  мои  и,   когда  же    у   вас   была   свадьба? -  Уже   с  весёлым  лицом,   без  единой слезинки  спросила   она.
-  Свадьбы    у нас  не  было. Мы   только  обвенчались    и    расписались.  А     свадьбу    решили  устроить  тогда,   когда  будем  все  вместе.  
-  Теперь  мы  уже   все    вместе,   вот и  займёмся  подготовкой   к  ней. Джеймс -  обратилась  Глория   к  зятю -    так   хочется  познакомиться    с   твоими   родителями.  Ничего,   что   я   разу   же  на   «ты»?
-  Правильно,   я  -  за.  А   мои родители  завтра    собираются  к  вам.
-  Ну,   зачем   же   тянуть   до   завтра,   давайте   прямо   же    сегодня   устроим    день   знакомства.  Джеймс,   звони    родителям  и   приглашай  их    на  пять   часов   вечера.
Когда  вся    обслуга  узнала,   что  вернулась    Лиз,   их    радости   не   было  предела.  Они переживали    наравне   с   Глорией  и   Эдвардом.   Глория   не  сразу,   но   сказала    дочери    о смерти    Марты  и   подробно     обо   всём   рассказала.   Лиз-Мадлен   искренне  расплакалась.   У неё   были   очень   хорошие    с  Мартой    отношения,   больше  напоминающие   дружбу   подруг,   нежели     госпожи  и горничной.  
Многое   за   это   время    и  в    её жизни    произошло  и    в   жизни  особняка   изменилось. 
- Мама,   я   решила  бросить  учёбу   в   ординатуре  и  не   работать. – Быстро   сказала   Лиз-Мадлен   матери и    ждала   её   реакции.
- Этот  страх    её  долго  будет    сидеть  в   тебе. -  Лиз-Мадлен   обрадовалась,   что    мать  поняла её. – Но    ты сама    усилием    своей   воли   должна   его  перебороть,    иначе   он   переборит тебя.    Н  а работу выходить     нет   никакой   тебе   необходимости,   но  с   Джеймсом   чаще   выходите   из  дома,  гуляйте,  поезжайте   куда-нибудь.
-  Пока    у   нас   не   получалось,   возможности   не   те  были. -  Лиз-Мадлен   улыбнулась  матери. -  А   сейчас   обязательно     поедем.  -  Ведь   у    нас   не    было    свадебного   путешествия.
-  Вот,   и   отлично.   Устроим   свадьбу    и   поедите    путешествовать.   Завтра    же    Эдвард   займётся   подготовкой   к    свадьбе.  Знаешь,   я   думаю  ему    надо   позвонить   и   сообщить   о  твоём    возвращении,   а то    как    бы    плохо   не   стало  от    неожиданной  встречи   с   тобой.   
-  Может,   мне  самой    позвонить  папе?
- А,  что?  Это   идея  Звони.
Лиз-Мадлен   позвонила  отцу    на мобильный. -  Папа,   это    я -  Лиз.  – Она   замолчала,  и  в  трубке    были   слышны   возгласы Эдварда. – Да, уже     дома   в   особняке.  Приезжай.   Ждём. -  Лиз-Мадлен   отключила  телефон. -   Сейчас   приедет.  -  Она    обратилась  к   мужу. -   Как   ты  мне   сказал    о   своих   родителях,   помнишь?  Ты   сказал,   что   они    у    тебя     -  славные  ребята.  Так  вот,   мои  - такие    же   славные  ребята.  Нам    с    родителями    очень   повезло.
-  Да,    любимая,  я   уже   это    понял.  И   отвечу  так  же,   как   ответила   ты    мне –     я уверен, что   мы  подружимся.
-  А   мы,   Джеймс    уже   подружились. – Улыбнулась    зятю   Глория.  -   У  меня   были  две   прекрасные    дочери,   теперь  же    у меня    два   прекрасных  сына.
Джеймс  позвонил    своим  родителям.
-  К  пяти    часам    будьте  готовы.  Я   заеду   за  вами   и   привезу   вас    в   особняк    Глории   и  Эдварда -  родителям   Лиз-Мадлен.   -  Его   родители   очень  обрадовались,   им    не   терпелось познакомиться    с     новыми   родственниками.  
Примерно,   через    полчаса    приехал    Эдвард.    Когда    он   вошёл  в   гостиную,  то,   взглянув  на   Лиз-Мадлен,    поздоровался   с   ней,    потом   с  Джеймсом  и   на   полном   серьёзе   спросил у   Глории. 
-  А,   где  Лиз?  Она    у   себя  в  комнате?
Лиз-Мадлен   не   выдержала    и    рассмеялась. -  Папа,   неужели  ты   меня    не    узнал?  -  Эдвард  ещё    раз  внимательно   посмотрел   на   неё.
-  Лиз,     дорогая    это  ты?!  Как      же    ты   изменилась!  -  Медленно     произнёс   он. -  Ты   всегда  была  красивой,   но  сейчас… -  Отец    обнял   и   расцеловал   дочь,   бросившуюся   ему на  шею.
- А   это   –мой    муж,   знакомьтесь.
У  Эдварда     была  такая   же    реакция,   что   и  у   Глории,   когда  Лиз-Мадлен   представила  Джеймса.
-  Ты   вышла   замуж?  -  Эдвард    протянул   руку  Джеймсу,   обнял  и   поцеловал  его. – Я  очень  рад,   что   у    моей  дочери  такой   замечательный  муж.   Лиз,  что   с   тобой  произошло? -  Лиз-Мадлен  ещё   раз   уже    специально    для   отца  повторила   свой   рассказ.   Но   и   Глория    слушала    опять  его,   затаив дыхание    и   опять   же   постоянно   смахивала   слёзы,   приговаривая. – Девочка    моя,  сколько    всего   ты   перенесла.
Когда  Лиз-Мадлен  закончила   свой    рассказ   Джеймс,   посмотрев   на   часы  сказал,   что    пора   ехать   за     родителями,   уже    было почти    пять   часов   дня.
- Да, да,  Джеймс   поезжай,   не    заставляй   родителей   ждать.  Надо   же,   как    как  быстро     пролетело  время. И  не   задерживайтесь,    очень не  терпится   познакомиться   с твоими родителями.
Джеймс  уехал.  А   Глория  и   Эдвард    всё    расспрашивали    дочь. Лиз-Мадлен    и   отцу  сказала,   что теперь   у    неё   двойное    имя. И   про   то    сказала,  что   работать   больше   не  будет.
-  И      правильно.  Видишь,    как    получилось?  Охрана,   хоть,  и   была,  но,   всё-таки,  они умудрились    тебя   похитить.  Кто    же  за   всем    этим   стоит,   интересно?  Майкл    сказал,  что скоро    суд    будет    над   твоими    похитителями    и   тебе   обязательно    придётся  присутствовать    на   процессе.
- Как  же   мне   этого   не    хочется.  Опять  видеть   их  морды,   фу, гадость  какая.
-  Ну,   что   поделать?    Я   верю,   что    не  хочется,   но -  надо.  -  У  уже    бодрым     голосом  Эдвард    сменил    тему    разговора.   -    Завтра    же   начну  подготовку   к свадьбе.  Вот, обрадуются все, когда  узнают.  Впрочем,   все  уже  знают  -   Майкл  рассказал.    Сегодня   мы  познакомимся   с   родителями    Джеймса,   а    завтра   будет    большой   праздник – пригласим всех.
-  Верно,   Эдвард,   это,    действительно,    праздник   -    наша   дочь    с нами!    И  мы  должны   завтрашний    день    разделить   с   нашими   близкими.
КОНЕЦ   ТРЕТЬЕЙ    ЧАСТИ 

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0