Роман 

Две стороны одной жизни

 

Глава девятнадцатая

                                                    
                                                                   
                                                      УСТАМИ  МЛАДЕНЦА

К  моменту,  когда  Лити  исполнилось  два  годика,  Лиз   уже  училась  на  втором  курсе  медицинского университета.  Её   поступление  прошло  очень  спокойно,  она  не нервничала  и  не переживала,  философски  заметила –  поступлю -  прекрасно, не  поступлю – это,  ведь   не конец   же  света. Вот,  так  тихо, и спокойно  готовилась  она   к  вступительным  экзаменам.  И так  же, тихо  и   спокойно  их  сдала. И  спокойно  ожидала  результатов.  После  окончания  экзаменов, у  неё  появилось  много   свободного  времени  и   она   с  удовольствием   посвящала   его своей  любимой  племяннице – играла,   возилась  с  ней, гуляла.  Чем, с  одной стороны  вызывала  недовольство  у  Эммы,  няни  Лити. 
Когда  она  увидела  себя  в  списках  поступивших, очень  обрадовалась,  но, как  сказала, для неё  неожиданностью  это  не оказалось, она  была  уверена,  что  высокий  конкурс   сможет  преодолеть  и – оказалась  права,  она  его  преодолела.
 Учеба  ей  очень  нравилась,  было   всё  интересно  на  каждой  кафедре. И,  что  больше  всего  нравилось  не  только  ей, а  всем  первокурсникам – так  это то,  что  все  преподаватели    называли  их  докторами. 
 Учить приходилось  много,  особенного  внимания  требовала   анатомия,   ежедневные    посещения   анатомички  тоже  занимали  много времени.  
Когда  Лиз  рассказывала дома  о том, что им приходится  делать на  занятиях  по  анатомии,  все просили её  замолчать.  Но заставить   замолчать  Лиз  было  очень  трудно, а  порой и невозможно,  поэтому  её родители    знали   в   мельчайших  подробностях  уже  всё,  что  они    делали  на  занятиях  по  нормальной анатомии  и  нормальной  физиологии.  
На втором  курсе  добавились  новые   интересные  предметы  и  их   уже стали   направлять  на  практику в  стационары.  Правда, к   больным  стационаров  их   ещё  не  подпускали,  они  пока  учились  работать  с   медицинскими   документами.  
Необходимо  было   научиться  заполнять   истории  пациентов,   переводные и  выписные  эпикризы,   а   уже   с   третьего  курса – они  начнут    работать  с  больными.  
Первая  половина  дня  у  Лиз  была  занята   учёбой,  а после  учёбы  они  три часа   проводили  в  клинике,  где   их   учили   писать  истории,  эпикризы  и  как   заполнять  другие   медицинские  документы.  Доктор,   к  которому   была  прикреплена  Лиз  показывал  ей   истории,  по  которым   ей  надо  было  писать   эпикризы,   показывал   как    надо  их   заполнять  и   потом  отправлялся  к  пациентам,  если    же  у   молодого   доктора   возникнут    вопросы,  то  он   оставлял  свои  координаты,  где  его  можно  найти.  Лиз    оставалась   в  ординаторской,  и  приступала  к   работе.
                                                                                  ***
Лити  с  каждым   днём  говорила  лучше  и  лучше  и  остановить  её   становилось  всё  труднее.  Она  любила   поговорить.  Когда  приходили  её  бабушки, она   от  них  не  отходила   и  всё  просила   играть  с  ней  и рассказывать сказки. 
 Глория  предпочитала  играть,  а  Мария – рассказывала  ей  интересные  сказки. Понравившиеся сказки  Лити   просила   рассказывать  неоднократно.  Бабушек  своих  она  называла  по   именам.
- Мария,   ты  расскажешь  сказку   моему  братику?  Он  тоже  с   удовольствием  послушает. -  Лити   держала  в  руках  игрушку.
-  Это  твой братик? -  Спросила  Мария. – Хорошо.   Устраивайтесь   оба  поудобнее  и  я  начну сказку.
- Нет  Мария,   это  моя  игрушка,  а   мой  братик  рядом   со  мной.  Он  тоже   сидит.  Разве  ты  его  не  видишь?  Вот  же,  он. -  Мария  улыбнулась  внучке,  приласкала  её  по голове  и  начала  рассказывать  сказку.   
 Перед  уходом   к  себе  домой  Мария  поговорила  с   Иви.
-  Дорогая,  мне кажется,   тебе  с  Ником   пора   подумать  о  втором  ребёнке.  Ты  извини,  что  я затрагиваю  эту  деликатную  тему,  но   мне  жалко   стало  Лити.
-  Лити?  Почему? -  Удивилась  Иви.
- Лити   очень хочется  братика,   она  даже  выдумала   его.  Сегодня    просила  меня   рассказать  сказку  и   себе и  ему.   Сказала  мне,  что   братик  рядом с   ней.  Поэтому  я   тебе  и  говорю,  ты не  обижайся  на   меня.  
-  Ну,  что Вы.  Надо  подождать  ещё  год,   как   пройдёт   три  года,  сразу  же  с  Ником   начнём  думать о  втором  ребёнке.  
- Да,  оставлять  Лити   одной – просто  жалко.  Ей  очень  хочется  брата или сестры, это   сразу чувствуется.
На  слова   Лити  о  живущем   рядом  с  ней  братике  вначале  никто  не  обратил  внимания,  но, когда  она  стала  постоянно  о  нём  говорить,  рассказывать,  как  они  вместе  играют,  все  забеспокоились  ни  на  шутку.  
 Пригласили  детского  психолога,  она  с  интересом  общалась  с  Лити.  
-  Я   такой  умной девочки   никогда  не  встречала. -  Сказала   психолог   Иви и  Нику. – Мне очень  с  ней интересно.  Она  развита не  по  годам.  То,  что  она  говорит  о  своём  мифическом  брате – в  этом   нет  ничего  удивительного,  дети   часто  фантазируют.  Ей  очень   не  хватает  общения  со  своими ровесниками,  я  бы   порекомендовала   Вам  отдать  её  в  частный  садик.  Общаясь  со  сверстниками,  она  отвлечётся  и  забудет  о  так  называемом  братике.  Ну, а  Вы,   Эвелин, по  возможности  должны  родить  ради   дочери  или  братика  или  сестру. 
- Да,  но  только  надо   ещё подождать.  Через  год -  не раньше,  у меня  же  было  кесерево.  Но  о  садике  мы  подумаем, Вы правы,  Лити  надо   больше  общаться  с  ровесниками.   Спасибо  Вам.
Спустя   некоторое  время  Лити   стала  посещать  частный   элитный  садик,  в  нём  было  всего тридцать  детей,  уход  за  которыми  был  тщательным.  
Учили  детей  рисовать,  лепить,  петь,  танцевать  и  языкам.  Лити   первое  время  капризничала,  не  хотела   посещать  садик,  но  Мария  ей  сказала,  что  там  будет  и   её братик  и  Лити с удовольствием   стала   ходить.  Но,  каждый  раз,  возвращаясь  из садика  она   говорила  всегда  одну  и  туже  фразу.
-  Почему-то  братик  не  приходит  в  садик.  Может,  он  не  знает  дорогу  в садик?
Иви   каждый раз    переводила  тему  разговора.  Начинала  расспрашивать   дочь,   что  они делали  в садике,  чем   занимались и,   что  нового  она  узнала.   Лити  с  удовольствием    обо  всём   рассказывала,  но  потом   всегда  возвращалась   к    разговору   о  братике.  
Психолог  говорила,  что  ребёнок,   вращаясь  среди сверстников  забудет   о  братике, но  Лити  не забывала.   Наоборот,  всё   чаще  и  чаще говорила   о  нём. Иви   уже  не  знала,  что  делать.  Она даже   стала  бояться   за  психику  девочки.   
Элеонора  успокаивала  Иви,   говорила,  что    с  психикой  Лити  всё  в порядке,  она  очень  умная и  развитая  девочка,  гораздо  развитее своих  сверстников  и, возможно,  просто ей  с  ними  не  интересно.   Она   потому  и   выдумала  этого братика,  за  которого  сама  же  говорит  и  потому,  ей  с  ним  интересно,  то есть,  она  таким  образом,  общаясь   сама  с  собой, нашла  себе  развитого    собеседника.   
 Объяснения  Элеоноры  успокоили Иви,  но   не  надолго.  Иви   решила  поговорить  с  дочерью  об  этом  братике.  Когда   няня  уложила  Лити  спать,  Иви    отпустила Эмму  и  сама  осталась с дочерью.
-  Мама,  ты    мне   сегодня   расскажешь  сказку? -   Удивилась  Лити.
- Да. То   есть,  нет.  Сегодня   ты  мне  расскажешь  сказку.  Я  хочу  послушать   сказку  о  твоём  братике.
-  Мамочка,  это  не  сказка.  Это -  правда.  У  меня  есть  братик, он   ко  мне приходит.  Но  быть со мной  не  может,  живёт   у   себя  дома. Я  не знаю,  почему  он  не может,  он  не  говорит. – Иви  с интересом,  переходящий  в  страх  слушала  свою  двухлетняя  дочь. – Ой,  мамочка,  братик,  здесь,  он  пришёл.   Он   сказал, что  ты  ему  очень  понравилась,  даже  больше,  чем  его  мама.
- Лити,  спроси   его   откуда  он  тебя  знает? -  Попросила   Иви.
-  Он  услышал   твой  вопрос,  но  ответить  на  него  не  может. 
-  А  почему?  Почему  он  не  может?  
- Он   боится. -  Лити  перешла  на  шепот.  Иви   постаралась   отвлечь   дочку  и  стала  рассказывать  ей  весёлую сказку. – Мамочка,  это  он   боится, а не  я. А  ты  тоже  испугалась?
- Нет,  что-ты.   Ещё  одну   сказку   послушай,  и пора спать.  Завтра  в  садик. -  Лити  дослушивала сказку  уже   сквозь сон.   Иви  рассказала    сказку,   поцеловала  дочь   и тихо  вышла  из  комнаты.  В  отличии  от  Лити  ей  было  не  по  себе. 
 Ник   сидел  у  телевизора  и  слушал новости.  Иви  попросила   горничную  заварить  для  неё  валериановый  чай,  она  чувствовала,  что  сон   к  ней   сегодня  не  придёт.
-  Любимая, всё   хорошо? -  Взволнованно  спросил  Ник.
- Вроде,  да.  Но  не  совсем.
-  Ты  плохо себя  чувствуешь?
- Да. Разговор  с  Лити  меня озадачил.
-  Разговор  с  Лити? -  Ник   улыбнулся. -  Чем  же  озадачила  тебя  наша малышка?
-  Малышка?  -  Удивлённо  переспросила  Иви. -  Разговаривая  с ней,  думаешь, что говоришь  со  взрослым человеком,  который  знает  гораздо  больше тебя. Она  меня  даже  напугала.
- Да  о  чём  же  тебе  говорил  ребёнок? – Ник  продолжал  улыбаться.  Иви  передала   мужу  весь  разговор  с Лити.
-  Иви,   просто  наша   дочь – развитый   ребёнок,  у   неё  фантазия  опережает  её   развитие, может,  она   писателем  станет,  кто  знает.
-  Ник,   мне  интересно  её   ещё  расспросить  о  братике,  но  вдруг  это  отразится  на  её  психике?  Я  этого   очень  боюсь.
-  Ну,  и  не  надо  её  расспрашивать, сама  же  она  всё  рассказывает.  Просто  осторожно  расспроси  её,  не  акцентируя  внимания,  если   тебе  так  интересно.
-  Ник,  я  читала,   что  дети  именно  в  её  возрасте  рассказывают  о  своих  прежних  жизнях, возможно,   она  рассказывает нам   о   прежней  жизни?  Как  ты думаешь?
-  Возможно.   Да,  об э том   всё   больше   и  больше  пишут.  Кто  знает,   может,  в  прежней жизни  у   неё  был  брат  и   сейчас   она   его  вспоминает.  Но   такие воспоминания  у  детей  держатся,  максимум,  до  трёх-  четырёх  лет.
- Ник,  а,   может,   стоит  обратиться  к  экстрасенсам?
- Лично  я  им  не верю, много  шарлатанов  среди  них развелось. 
-  Ну,   не могут  же  все   быть  шарлатанами,   есть   же  и  настоящие.
- Ну,   не  знаю, решай   сама.  
-  Ваш чай,  Иви. – Горничная   подала   валериановый  чай.
- Спасибо. Можете  ложиться.  Мы   тоже  сейчас   уже  ляжем. -  Горничная  пожелала  им  спокойной ночи  и  направилась  в  свою  комнату. 
 Иви  медленными глотками  выпила  чай   и   они  с  Ником,  который  досмотрел   новости,  тоже  отправились  спать. 
Лити   продолжала  рассказывать  о  братике,  но  только  то, что   уже   все   знали.   Но,  однажды  она   сказала,  что   с  братиком  они  все   обязательно  встретятся,   но  не  скоро.  Но, как встретятся,   то   уже   больше  никогда  не   расстанутся.  
После  этого разговора  Лити    уже   всё   реже  и реже  вспоминала  братика,  а   потом   и   вовсе  и    забыла о  нём. Иви,   наконец,   спокойно   вздохнула,   все  эти  разговоры  очень   утомляли  её.
                                                                             ***
Учёба    Лиз  доставляла   ей  сплошное  удовольствие.  На практике  она  уже  многому  чему научилась.  Она   совсем   не  жалела, что  пошла   учиться в   медицинский,  ей   всё  очень нравилось,   интересовало,   о  своём   университете  она  могла  говорить,   хоть  весь  день.
- Доктор  Лиз – к  ней  обратился   врач, к  которому она    была  прикреплена – пересмотрите, пожалуйста,  вот  эти  истории,  по  ним  надо  написать  выписные  эпикризы,   а  потом  сдать в  архив. Здесь  много  набралось   историй,  но  нет   необходимости  всё  делать  за  один  день, распределите  на  несколько  дней  и, не  торопясь, напишите.
- Хорошо,  доктор,  я  всё  сделаю. -  Доктор   вышел  из  ординаторской,  а Лиз  приступила  к разбору  историй.  
Она с интересом рассматривала  истории,  читала  диагнозы,    анамнезы   пациентов.  Вдруг одна  из  историй  привлекла  её  внимание.  Лиз  начала  её  читать.  По   мере  того,  как  она  читала,  росло    её   удивление.  –« Я ничего   не понимаю.  Это, что  же  получается?  Нет,  такого  не  может  просто  быть!» 

Оставить комментарий

Комментарии: 0