Роман 

Две стороны одной жизни

 Глава двадцать четвёртая

                                                  
                                                         
                                                           ВОССОЕДИНЕНИЕ

       Майкл  несколько  раз  постучал  в  дверь  кабинета,  а  потом  позвонил  тем,  кто  вёл наблюдение  за  доктором.
-  Его  нет  в  клинике.  Где  он?
-  Он,  примерно,  час  назад   приехал  к  себе  и  дом  больше  не  покидал.  
-  Спасибо. -  Майкл  отключил  телефон,  и  направился  к   дому  доктора.  Он  подошёл  к  двери  и   увидел,  что она   не  плотно  закрыта.   Майкл  осторожно  открыл  дверь  и  вошёл. В   гостиной на  диване   он  увидел  лежащего  врача,  а,  когда  подошёл  к  нему,  то   понял,  что  доктор  мёртв. В   руке   покойного  было  письмо.  Майкл   осторожно  вынул   из   его  тёплых   ещё  пальцев  письмо  и  начал  читать.
«Я уверен, что  Вы  сразу  же  из  клиники  приедете  ко  мне,  потому  и  оставил  дверь не  запертой.  Я   во  всём  признался  Вам,  ничего  не  скрыл,  адрес   семьи,  усыновившей  сына  Иви,   мне,  действительно,  не  известен.  Мне  он  не   нужен  был,  потому  я  и   не  интересовался  им. Я  не могу  представить  себя   в  тюрьме,  позора   не  перенесу.  Я  знаю, что  заслужил  наказание  и  сам  себя  наказываю  смертельной   дозой  препарата.  Майкл,  у  меня  к  Вам  большая  просьба,  умоляю – не откажите.  Пусть все  думают, что  моя  смерть  наступила  от  сердечной  недостаточности,  нет  необходимости   проводить  вскрытие  и  сообщать  всем правду.  Я   человек  одинокий,  и   никто  не  будет  докапываться  до  правды  о  моей  смерти. Надеюсь,  что   просьба   ушедшего  не  останется   не  выполненной.  Заранее  Вам  благодарен  и  прощайте».   
Майкл   прочёл  письмо,  и  посмотрел  на   доктора. – «Даже  с  того  света   диктует  свои  условия». 
- Детектив   Мартин,  приезжайте  вместе  с  машиной  Вашего  агентства  по  адресу. -  Майкл продиктовал   адрес. – Доктор   покончил  с  собой,  да,  его надо  перевести  к   вам  в  агентство  и произвести  вскрытие. 
Детектив  Мартин  с  бригадой   сотрудников  находился   на  берегу   озера,  со  дна  которого предстояло  достать   машину   врача,  а  также  две  его  жертвы.   Мартин   ожидал  приезда   Майкла   вместе  с  доктором,  который  должен   был  опознать  тела  и  свою  машину.  Мартин  очень  удивился, когда  услышал  о  самоубийстве   доктора,  смерть  которого   не   входила  в  его  планы.     
  Через   некоторое  время   детектив  Мартин   приехал   по  адресу,  продиктованному   Майклом. 
- Весьма   некстати   сейчас  его   смерть. А  это,  что? -  Спросил   Мартин, увидев   в   руках  Майкла,  листок  бумаги.
-Это  – Майкл    головой   указал  на  доктора –  он  для   меня  написал.  – Майкл  протянул  письмо   Мартину  и  тот  внимательно  начал  читать.   
- Ну,  вскрытие   мы,   конечно  же,   проведём,  узнаем  причину  от   чего он  скончался,  а  в  остальном  -  исполним  его    волю,  действительно,  нет необходимости    всех   посвящать  в  эту историю. -   Сотрудники  детектива  перенесли  тело   доктора  в   машину.  -  Он  должен  был  опознать  свои  жертвы –  анестезиолога  и  Сандру,  а  также   машину.  Сейчас  у  меня  в  агентстве    уже  проводят   вскрытие  утопленников,   но  их  необходимо  опознать.  Если  мы пригласим   из  клиники  сотрудников – то   пойдут  разговоры,   а  нам  они  ни  к  чему. 
-  Не  пойдут  разговоры.  Я   знаю,   кто  их  опознает   и  при   этом  всё  будет  тихо.
-  Да?  И,   кто  же это? – С  интересом спросил  Мартин.
-  Познакомитесь  на   опознании. Я  сейчас  заеду   за  ними  и   через  час   мы  будем   у    Вас  в  агентстве.
- Хорошо.  Жду. -  Мартин  с  сотрудниками  уехали  в  агентство,  а  Майкл  направился  в  дом   Глории  и  Эдварда.
- Майкл,  как  я  рада  тебя  видеть.  Проходи.   Обедать  будешь?
- Глория,  ты   и   Эдвард  должны   срочно  поехать  со   мной  в  одно  агентство.
-  В  какое,  Майкл? -  Глория  удивилась. – А  Эдварда   нет  дома,  он  на работе.
- Мы  заедем  за  ним. Глория,  собирайся,  пожалуйста.
- Майкл,  и  куда  мы едем?  
-  Мы    сейчас  заедем   за Эдвардом  и  все   вместе  поедем  в   частное  сыскное  агентство  детектив  Мартина  на…
- Зятя  президента? -  Своим  вопросом   Глория   перебила   Майкла.
- Да.  Сам  президент    раньше   был  известным   на   всю  страну  частным   сыщиков -  детективом  Шоном.  Это  агентство -  детище  его   и  детектива  Тома,   который  сейчас  тоже  с  ним – он  вице-президент.   Они   с  молодых   лет  дружат  и   вместе   работают, а  сейчас   его   агентство  принадлежит  мужу  его  дочери  –  детективу  Мартину.  Вот, к  нему   мы   и   едем,  тебе  и  Эдварду  необходимо  опознать  два  тела  –  мед.  сестры  Сандры,  и  анестезиолога  из   клиники,  в  которой рожала   Иви.
-  Что?  Сандра   погибла?  И   анестезиолог  тоже?
- Их  убил  один  человек.  Гинеколог, который  оперировал  Иви.
-  Что?!  Майкл, что ты  такое  говоришь?  Какой  ужас.
-  Кстати,   доктора   тоже  нет  в  живых.
- Его  тоже  убили?  Кто?
- Он  покончил   с  собой.
-  Как   же  жаль  их  всех.  А  это точно, что  доктор  их  убил?  Такой   приятный  врач,  добрый  и  внимательный.  Мы  так  ему  все  благодарны  были.
-  Ты,   и  Эдвард,  и  Иви  совсем   другое   скажете, когда   узнаете   всю  правду  о  нём   и  о  том какую  он  повернул  с  вами  аферу.  Знаешь,  кому   спасибо  надо  сказать,  что  эта  афера  всплыла?
- Нет.  Кому?
-  Лиз.  Благодаря  её  наблюдательности   всё и  раскрылось. 
-  Лиз?  Я  абсолютно  ничего  не понимаю.  Причём  здесь  Лиз?  Что  за  афера?  Расскажи, пожалуйста.
-  Глория,  поехали,   я    тебе  и   Эдварду  всё   расскажу.
-  Хорошо,   я  сейчас  быстро  переоденусь.   Я  мигом.
Они  заехали  за  Эдвардом  на  работу   и  направились  в  агентство.  По  дороге   Майкл  всё  подробно  им   рассказал.  Глория   и  Эдвард  слушали   молча,  боялись  пропустить   хоть   одно  слово.  
- Ему  повезло,   что   он   покончил  с  собой,   а  то  я   сам  убил   бы  его. 
- Вот,  вам  сейчас   и  надо  будет  опознать   его  жертвы.  Нет  необходимости   раздувать  это  дело.  И   я    это   делаю  вовсе  не  потому,  что  меня  об  этом   в   своём   письме  попросил  доктор,  а  ради  сына  Иви.
- То  есть? -  Эдвард,  и  Глория  оба   удивлённо  посмотрели  на  Майкла. 
- Если    не  скрыть   всю  эту   историю,  она  может  дойти  до   ушей   приёмных  родителей  сына  Иви   и   тогда   они   покинут  город,  и   в  этом  случае   найти   ребёнка  будет   или  очень  трудно или  вообще  невозможно.
-  Майкл,  ты,  как  всегда,  прав. -  Похвалила   Майкла   Глория.
-  Да,  Майкл,  ты  прав.   Надо  теперь   всё   рассказать  Иви.
-  С  ума   сойти,   как  же  ей   об  этом рассказать?   Дорогой,   может,  расскажем  ей,   когда  уже  найдём  ребёнка? – Спросила  Глория.   
- Глория   права,  Майкл.   Когда  всё  закончится,  тогда  и  расскажем  Иви   всю  правду.   Мы  приехали,   вот   и   агентство  зятя   нашего   президента.  
- Да…  агентство  впечатляет. -  Медленно  произнесла  Глория,  вылезая  из  машины  и, разглядывая   здание. 
- И здание  впечатляет  и  его  работники.   – Майкл позвонил  Мартину  и сообщил, что  они приехали. -  Пошли, детектив  Мартин  ждёт  нас.
Опознавая  тела,  Глория  на  какой-то  момент подумала,  что  теряет  сознание  и схватилась  за мужа.  Тут  же  Мартин  протянул  ей  стакан  воды.  Она  отпила,  и  пришла  в  себя.
- Да,  это Сандра,  и  анестезиолог, я  их  сразу  узнала. Какой   же  кошмар.  Ужас. -  Глория  вытирала   платком  глаза.
-  Да,  это  они,  я   тоже  их  узнал. 
-  Раз  вы  оба  опознали  тела,  тогда  мы   можем  идти,  нам  здесь делать больше  нечего. -  Детектив  Мартин,  мы  свободны? -  Спросил Майкл.
- Надо  ещё  опознать  машину, в  которой  их  нашли.
- Это вряд  ли  мы  сможем,  ведь  мы  её  никогда не  видели,  ведь  так Эдвард? -  Глория  посмотрела   на  мужа.
-  Да.   Детектив  Мартин,  мы  в  этом   Вам  вряд ли  поможем. Машину  доктора мы  не видели.
-  Хорошо, тогда  опознавать будем  по  деталям.  Спасибо  Вам,  Глория  и  Вам,  Эдвард  за помощь.  Вы  свободны, можете  идти.  
-  Всего  хорошего,  детектив  Мартин. – Глория,  и  Эдвард  попрощались  с  детективом. 
-До  свидания.  -  Мартин   проводил   их   до   дверей  морга. Они  поехал  домой.
- И,  всё-таки, я считаю, что  Иви   всё  надо рассказать. Она  должна   знать  о  том,  что произошло.
-  Дорогая,  а,  если ребёнка  не   удастся  найти? Ты   представляешь  в  каком состоянии  будет  наша  дочь?  Она  же   с  ума  сойдёт.
-  Ребёнка  Майкл  найдёт.    Я  в  этом  уверена.
- Спасибо, Глория.  Приятно  слышать. -   Майкл  улыбнулся  на  слова  Глории.
-  Дорогой,  а  ты   другое  представь -  когда  найдут ребёнка,   подведут  его  к   Иви  и  скажут  ей – вот   твой  сын.  От   этого  скорее  с  ума   сойдёт  Иви.
- Ну, не  знаю, не знаю.  Поступай   как   считаешь   нужным. 
- Да,  я  считаю,  что   мы  сейчас должны  приехать  к  Иви  и   втроём  ей   всё  рассказать. -  Уверенно  произнесла  Глория.
-  Эдвард,  я   согласен с  Глорией.  Иви  должна  узнать.   А  ребёнка  мы  найдём,  я  уверен  в  этом.
- Майкл,  поворачивай  машину,  едем   к  Иви.  -  Приказным  тоном  сказала  Глория. 
Когда  они   все  появились  в  доме  Иви,  она,  безусловно, обрадовалась,  но  и  насторожилась. – «Неспроста  они  появились  у  меня, что-то  произошло». – Горничная подала  кофе,  фрукты, Лити  влезла  на  колени  бабушки  и  не давала  ей пить  кофе.
- Ну,  и,  что  вы   все  собираетесь  мне  рассказать? -  Вопрос  Иви   оказался очень  неожиданным  для  них.  Все трое – Глория,   Эдвард  и  Майкл  переглянулись.
-  Детка,  ты   права.  У нас  к   тебе  серьёзный разговор. –  Глория  помолчала   и  добавила. – Очень серьёзный.  – Няня  забрала  Лити  и,  когда  дверь  за   ними закрылась,  Иви  обратилась  ко  всем. 
-  Я  слушаю.  Рассказывайте. – Напряжённо-нервный  период,  связанный  с  вхождением  Глории в  наследство  закалил   их   всех,  любую   новость  они  воспринимали  сдержанно  и без  эмоций. Глория,   Эдвард,  и  Майкл    поочерёдно  всё   рассказали  Иви.  Новость,  конечно  же,  была  равносильна  бомбе,  но Иви  её  восприняла  с   достоинством.
- У  меня   подсознательно  какое-то непонятное  чувство  тревоги   было  постоянно, но я  никак не могла понять,  с  чем  оно  связано.  А сейчас  -  вдруг   это  чувство  исчезло.  Я  уверена, что  сына  обязательно  найдём.   У  меня  было  видение,  что  вторым  ребёнком   будет  сын.  Я  не могу  точно  объяснить,  но,  когда  я  думала   о  втором  ребёнке –  я  себя   беременной  почему-то  не  представляла.  Всё  у  меня  в   голове   как-то  перемешивалось,  и   потому   росло  чувство  тревоги.  А  сейчас – оно  прошло.  -  Повторила  Иви. -  Я  успокоилась.  Майкл,  Вы  уже  знаете, где   искать   моего   сына?
- Есть  план.
- У  меня  сейчас    промелькнула  мысль,  даже  не  мысль, а  так -  зацепка,  как  любят выражаться  детективы.  -  Все   с  интересом  посмотрели  на  Иви.  – Помните,  когда   Лити  стало  плохо   после  первой  прививки?
-  Конечно,  детка.  Кто  же  это забудет. И,  что?
- Я  тогда  ещё, не  знаю, почему  обратила  внимание  на  слова  нашего  педиатра. 
-  Элеоноры? – Переспросила  Глория.
-  Да.  Помнишь, она, когда  приехала, сказала, что  с  подобной гипотермией,  что была  у Лити,  поступил  к  ним   мальчик  в  реанимацию. 
-  Да,  хорошо  помню. -  Сказала  Глория.
-  И я  помню. -  Эдвард тоже  вспомнил. 
- Ну,  и? -  Нетерпеливо  спросила  Глория. 
-  Элеонора  перед прививкой меня  предупредила, что  такое явление, как падение  температуры очень  редко, но   бывает  и   на  всякий  случай  научила,  как  и что  делать,  если  температура  упадёт.
- Да, детка,  я  помню,  как ты   спасла  нашу  Лити. 
- Потом,  когда  Элеонора  пришла   и   сказала, что   в  этот  же  день  произошёл    ещё   такой   же  случай.  Ну,  раз  это  такая  редкость,  а  вдруг  тот  ребёнок  и  есть  мой  сын? Тем  более,  что он   ровесник  Лити.  – Иви   вопросительно  посмотрела   на  всех.
-  А,  что?  - Глория   утвердительно  кивнула. – Это   вполне  может  быть.  Надо проверить.  Но,  как?
-  Я  скажу   Элеоноре,  она должна  скоро  прийти.  Ей,  как врачу   легче будет  пройти к  той семье. - -  Ведь  нужен  всего   лишь  волосок  с  головы   ребёнка  и  после  сравнительного  генетического  анализа    с моим  волосом  сразу   станет  понятно -  ребёнок  их  или   наш  с Ником. – Майклу  понравилась  эта   мысль. -  Надо   дождаться  доктора   и   всё  ей   рассказать. –  Ждать   доктора   долго не пришлось.  Примерно,   через  час    она  пришла  и   ей   тут   же  всё  рассказали.  
- Какой  кошмар.  Помню,  как   я  тогда  удивилась,   ведь   это редко  очень    такое   случается  и,  чтобы  в  один  день…  Кто  бы  мог  подумать…  С  ума  сойти.  Я обязательно  схожу  завтра  же   к этой  семье,  придумать  повод  несложно. -  Элеонора  задумалась. -  Опять-таки,  можно воспользоваться  тем  падением  температуры  и  сказать  им  при  посещении, что   меня,  как  лечащего  врача  стационара,   интересуют  отдалённые   последствия  гипотермии.
-  Я думаю,  это   просто  замечательно  и   никаких  подозрений  не  должно  вызвать.  -  Глория  поддержала   доктора. 
- А  генетический   анализ  можно   будет  сделать  в  агентстве  у  детектив Мартина.  – Сказал  Майкл. 
Они  ещё   некоторое время   посидели у   Иви   и   потом  разошлись.
                                                                                ***
В  клинике, в   которой  заведовал  отделением   гинеколог,  весть о  его  внезапной  кончине  восприняли  с  удивлением.  Сообщил   о  ней  в  клинике  Майкл. Он   выполнил  просьбу доктора, принёс  в  клинику  медицинский документ,  в  котором  говорилось,  что  смерть  наступила  от   сердечного приступа.  Все  очень  переживали,  плакали,  никак  не   верили, что  их в внимательного, заботливого  и  знающего заведующего   больше  нет.   Все  расходы  по  похоронам  взяла   на  себя  клиника. Доктор   был одинок,  семьи у  него  никогда  не  было. 
                                                                                 ***  
На  следующий  день  Элеонора  в  первой половине  дня  поехала  в  семью, в  которой    жил  этот  ребёнок.  Мать    ребёнка  встретила  доктора  с   удивлением,  но  после  её  разъяснения  о  цели  визита  с  пониманием  отнеслась  к    визиту  доктору. 
Отца  ребёнка дома не  было, он,  как  сказала   его  супруга,  находится на  работе.   Элеонора  долго,  и тщательно осматривала  ребёнка,  никаких  отклонений  она  не  выявила.  Гипотермия  прошла  бесследно.  Вдруг  Элеонора  сильно  закашляла,  прислуги  рядом  не  оказалось  и  хозяйка дома  сама  пошла  за  стаканом  воды.  Когда она   принесла   его   Элеоноре,   та   уже  успела  спрятать  ножницы  и  отрезанные  волосы  с   затылочной  части   головы в свою сумочку.   Ни  ребёнок,  и  ни  мать   его  ничего  не  заметили.  Элеонора   отпила   воды,  поблагодарила  женщину   и  сообщила  ей  об удовлетворительном    состоянии   ребёнка, никаких  последствий  гипотермии -  нет.  Женщина  поблагодарила   доктора  за  внимание   и  поинтересовалась,  скольким  обязана   за   визит.  Вопрос   был   щекотливый.  Взять денег  с  женщины Элеоноре  было  неудобно,   а   не   взять – у  неё  могли  бы   возникнуть    подозрения,  ведь  любой  визит  врача  -  платный.  Поэтому,   некоторое   время  поразмыслив,  Элеонора  назвала   сумму, которая   обычно  берётся  за  визит.   
Выйдя   из   их  дома,  Элеонора  позвонила Майклу,  сообщила, что волосы   ребёнка  у  неё  и  поинтересовалась  адресом  агентства.  Майкл   назвал  его  и  уже, спустя  некоторое время,  Элеонора  сдала   волосы   на  анализ.   Ответ  был  готов  на  следующий  день.  Весь  день  до ответа  Иви,  да  и все  остальные   думали только  об  этом анализе.  
За  ответом поехали  все  -  и  Иви,  и Глория,  и  Эдвард,  и  Майкл, и  Элеонора.  Когда  лаборант  вынес  ответ,  все  замерли  в  ожидании. Лаборант  передал   им  ответ  и  хотел уже  вернуться в лабораторию, но  Глория  остановила  его   и  попросила самому   прочесть, что  в  нём  написано.  Лаборант  прочёл – согласно   проведённому  сравнительному  генетическому  анализу  биоматериалов,   а  именно  волос  ребёнка – указаны  были  его   имя  и  фамилия – и   волос  Эвелин  была  установлена   родственная   связь,   которая   бывает  между   матерью  и   ребёнком.  Хоть,   и  были   ко  всему   привыкшими  Глория  и  Иви,  но  услышав   такой  ответ  обе  упали   в обморок.  После   того,   как   их  привели  в  чувство,   и  Глория  и   Иви  в  один  голос  сразу   же   заявили – едем  и  заберём  ребёнка.
Но,  так   сразу  забирать  ребёнка   было   нельзя.   Афишировать  эту   историю,  естественно, не  стали   и   потому   в   полицию  не  обратились.  Майкл  и  Мартин  собирались  поехать  в   тот дом  на  следующий  день, но   Иви   слёзно умолила  их  обоих  поехать  за  ребёнком  уже  сегодня.  И    вечером, взяв  документ   Майкл  и  Мартин   поехали  в  дом  приёмных родителей.  Оба родителя   были  дома.  Приходу   таких  гостей  они,   конечно  же,  удивились.  И   Майкл  и  Мартин   предъявили   им  свои   удостоверения  и  сразу   же  приступили  к  разговору.  Родители  вначале   всё  отрицали, но  после   подробного рассказа   Майкла  о  том,  как   произошло  усыновление  ребёнка,   после  прослушивания  диктофона   с   признанием  доктора,   в  котором  он   подробно  всё   рассказывает   и   после предъявления  ответа  из  генетической  лаборатории – родителям    ничего   другого  не   оставалось,  как    признаться   в   том,  что  Тони – так  звали   мальчика – не  является   их  сыном.  Женщина  расплакалась,  ей   очень  не   хотелось   отдавать  ребёнка.
- Дорогая,   это  же    не  наш  ребёнок,  его  придётся   вернуть.  За  то  время, что  он   с   нами,  ни разу  не   звал   тебя  матерью,  а  меня  - отцом.  Видимо,    он  что-то  чувствовал,   раз   не  признал    в   нас   родителей.  – Женщина  резко  поднялась  и,  ни   сказав   ни  слова  покинула  гостиную.   Спустя время   в   комнату  вошла  няня   и Тони.  Когда  Майкл   увидел  ребёнка  сходство  с   Лити   так  и   бросилось   в   глаза.  Ничего  не  понимая,  няня  оставила  ребёнка  и  вышла. Ей  так   приказала  её   хозяйка.  Приёмная    мать  Тони,  так    больше  и  не  вышла,  она не  стала   прощаться  с ребёнком.  Приёмный  отец  передал  ребёнка  Майклу и  Мартину,   хотел с ним  попрощаться,  но   ребёнок   увернулся   и   не  позволил  ему   себя  приласкать.  Тони  не  шёл   и  к   Майклу  с  Мартином  и   убегал   от  них.  Майклу   удалось  поймать  Тони,  поймав,  он  наклонился  к  ребёнку  и  что-то  прошептал ему  на  ухо.   Ребёнок  сразу   стал   послушным,  протянул   ему   руку  и  больше   не  отбегал. Мужчины  попрощались  друг  с  другом,   Майкл  и Тони   поехали  в   дом Ника  и  Иви,  а   Мартин   -  в   своё агентство.
  В  доме  всё  готово  было  ко  встрече  с  Тони.   Когда   Майкл  и  Тони  вошли    в   дом  и   ребёнок    всех  увидел,  то,   даже,   не  спрашивая  у  Майкла,  где  его  мама   и папа  -  ведь Майкл  ему  на   ушко прошептал,  что   его   мама и  папа   давно   уже   ждут  его  -  сразу бросился  к   родителям  со  словами – мама,  папа,  как  я   рад,  что  мы   вместе. - И тут  Лити  тоже  всех   удивила – вот   же   мой   братик,   с   которым    мы   вместе  играли. 
Наконец,   вся   семья   была  вместе.  Если   бы  не  Лиз, если    бы  она  не  обратила  тогда  внимание  на медицинскую   историю,  неизвестно – встретился   бы  Тони   со   своей  семьёй  или  нет. 
Спустя   некоторое  время    в  дом  к  Иви    и  Ника  пришёл    адвокат  приёмных   родителей  Тони.  Он   передал  им   завещание,   согласно  которому   всё,  чем  они  владеют,  после  их  смерти   перейдёт   в   полную  собственность  Тони.
Скоро   в  семье  Иви   и  Ника  будет  большой праздник -  день   рождения  их  двойняшек,  им  исполнится   три   года.  Праздник   обещает быть   весёлым,   радостным  и   с   массой подарков. 
                                  
                                                          КОНЕЦ   ВТОРОЙ   ЧАСТИ                

 

Оставить комментарий

Комментарии: 0