Глава 1

 

 

 

Как  только   Матильда   проснулась,   она   сразу   же   принялась   за  дело – начала  писать  приглашения.  И  написала   их    целую  пачку.   Закончив   писать,   позвала свою   горничную.

- Роза,   это   пригласительные  открытки -  протянула  она   их  девушке  - передай   водителю,    пусть   сейчас  же   развезёт   их   по   адресам,  они  указаны   на  конвертах  и    оповести    весь   обслуживающий   персонал -  работников  кухни  и  всю  обслугу -  послезавтра  у  нас   большой  приём  –  мой  день  рождения.  Я   пригласила   самых  близких  своих   друзей.  Начните   готовиться    уже   с  сегодняшнего   дня.  Подготовьте   все   спальни,  гостей    будет много.  Всё  должно  сверкать.  Роза,  я   на   тебя   надеюсь,  ты   лично    отвечаешь    за   подготовку  к    празднику,   не   осрами  меня    перед    моими  друзьями.

- Не  беспокойтесь.  Вилла   будет   блестеть   от  чистоты,  я  обещаю.

- Возьми  открытки   и   можешь   идти.  

Матильда   и   Роберт   жили    вдали   от  огромного   и  шумного   города  на   роскошной   двухэтажной    вилле.  Вилла    имела  свою  историю.  Она  принадлежала    предкам   Роберта. Построил  её   ещё  прапрадед  Роберта  и  каждое   последующее поколение  очень  бережно и  с  любовью относилось  к  ней. Глядя  на   виллу  никто  и   никогда   не  подумал  бы, что  ей   более    двух   веков.  Регулярные    ремонтные   работы  не   давали  ей  состариться. 

Матильда  очень   полюбила  эту  старинную  виллу,  она  уже   не   представляла    своей  жизни    вне   её. 

Матильда   никогда   не    работала,   хоть и  имела   высшее  образование.  Она  была   экономистом  и  должна  была  начать   работать   в   очень  известной   и  крупной  строительной   фирме.  Когда  она  вышла  на  работу,  и  её  увидел  Роберт,  работающий   уже  на   фирме  своего  отца, то   сразу  же   влюбился  и  очень  быстро  сделал  предложение    Матильде,  которое    она,   не  раздумывая   приняла.  Красавец   Роберт   сразил   её   сразу  и  наповал.  У   них   родился   сын  Стивен.   Прошло  время,  Стивен  получил    юридическое  образование   и   стал  работать  юристом   на    фирме,  принадлежащей   уже   его   отцу,  которая   впоследствии   станет  его.  

Матильда  не  могла  нарадоваться   на  сына – обаятельный,  симпатичный,  умный,  заботливый. Единственно,  что  её  огорчало  – Стивен   не  собирался  жениться,  несмотря,  на  свои  тридцать лет.  –  Ещё    успею. – Так    каждый   раз  отвечал   он  матери, когда  она   заводила   разговор   о  его   женитьбе. 

 У  Матильды   были   большие   виды  на   свой  день  рождения.  Как   призналась  она    Роберту –  своему   мужу -  хочу   убить  двух   зайцев   на   своём  празднике – повеселиться   с  друзьями   и обратить    внимание  Стивена  на  красавицу   Агнесс. 

 Агнесс  дочь    Маргариты   и  Александра,   близких   друзей  их   семьи,  очаровательная   блондинка   двадцати  четырёх  лет –  очень   подходила    Стивену.   Они  были  бы  замечательной   парой.  Агнесс   художница  и  богатая  наследница   своего   отца.  Но  не   богатство   влекло  Матильду,   её   семья   очень   обеспечена  и  богата,   а именно    сама     Агнесс,   девушка    очень   нравилась  Матильде. 

Матильда  заранее   ничего  не  стала  говорить   Стивену.

 – Ещё   разозлится   и   уйдёт  с   праздника   и  нарушит   все  мои  планы.  Пусть   для  него   визит  Агнесс   будет  неожиданностью.  –  Советовалась   Матильда  с   мужем, Роберт   поддерживал   её   –  Агнесс    очень   хорошая девушка,  знаем   её   чуть  ли   ни  с   рождения,   странно, что наш    сын   её  не  замечает.  Они   очень   хорошая  пара  были  бы,  я  буду  только  за,   если   у    них    получится.  Но, дорогая,   всё   зависит   от    них   самих.  Решать    Стивену  и    Агнесс.

- Но  небольшой   толчок   всё   же,  я   считаю   нужен.  Самый    маленький.  Вот   я   и   хочу   быть  этим    маленьким  толчком. – Роберт   улыбнулся   жене.

- Будем  надеяться,    дорогая  на  то,   что   ты   задумала   нашему    сыну   пойдёт    только  на  благо.

Матильда   никогда    не  молилась,  но   два дня, оставшиеся   до   приезда  гостей,   решила   провести  в  молитвах  о    выполнении   своей  мечты.

                                                     ***

В  комнату  Ариадны   постучала   её  горничная  Марта. -  Пришла    почта. -  Доложила   она   и   положила   прессу   с  письмами   на  журнальный  столик.

- Спасибо,  Марта.   Можешь  идти.  – Марта   направилась  к двери. -  Нет.  Постой.   Джулия  встала  уже?

- Нет  ещё.  Из   своей   комнаты  пока   не   выходила   она.

- Приготовь   мне   завтрак.  И  Джулию  разбуди,    хотя…  не    нужно    её  будить.  Она,   видимо,    вчера   поздно  легла. Занята,   наверное,     была  своей   благотворительностью. Можешь   идти.

Марта   вышла,    а  Ариадна   встала  с  кровати  и  начала   просматривать    принесённую  почту.  Она  всегда  начинала  с  писем. Увидев   письмо   своей   близкой  подруги  Матильды,   очень   удивилась    и    поспешила   вскрыть   конверт.  Хоть   они   и  часто    перезванивались, но   писали    друг   другу     крайне  редко,   только  в  особых случаях. – Видимо,   что-то  у  неё  произошло,   раз   она    мне   написала. –  Ариадна  разнервничалась,  у  неё   даже  руки    чуть    дрожать  стали   и   она  всё   никак  не могла    вскрыть   конверт.  Когда,    наконец,   ей  удалось  прочесть,   она    обрадованно    воскликнула – Фу!  Ну,   слава создателю! Ничего    плохого  у  Матильды  не   случилось.  Она    меня   и  Джулию  приглашает    на  свой  день   рождения. А  у    меня   уже давно    готов   для  неё  подарок.  Удивить    её    невозможно,   но   я уверена, что    мой  подарок   ей   понравится.  

Ариадна   купила   для  своей  подруги  небольшое   трюмо,  в   котором   можно  было   увидеть   себя  в   разные   периоды    своей    жизни, начиная   с  детства.  Это   трюмо  Ариадна   приобрела   у   известного    мастера.  В  зеркале   каким-то   определённым    образом   было   расположено   серебро,   что    оно   позволяло   видеть   себя    по-разному,   что   и    создавало  иллюзию  разных    возрастных   периодов   жизни.  Ариадна   давно  приступила  к  поискам  подарка    для  своей  подруги   и это   трюмо    очень  ей  понравилось.   Она  надеялась,   что   и  Матильде   оно  тоже   придётся  по  вкусу.

Ариадна  и   её  дочь  Джулия    проживают    в   огромном особняке.  Уже     пят  лет,   как  Ариадна -  все  ещё  привлекательная   женщина   пятидесяти   лет -   вдова.   Её  горячо   любимый   муж   Питер  скончался    от  сердечного    приступа    в   возрасте    пятидесяти   лет. Сердце   никогда  его    не    беспокоило,   однако  именно    от   его  недостаточности,   он   и   скончался.   Очень    перенервничал    на   своей  работе.  Питер  владел    автомобильным   заводом  и   падение   акций   завода,  которое   грозило     ему    и  семье    полным  разорением  и привело     к   такому  печальному    событию.

Питер   скончался,   а   акции   завода   взлетели   в   цене.  Ариадна   не    находила   себе   места   от    горя,  даже  хотела   наложить  на    себя  руки,  но  её   остановила   любовь    к   Джулии -  своей  единственной  дочери.  – Что  же    будет  с  ней? -  В  последний    момент,   уже    держа   бритву    в  руке,   задала  она    себе   этот   вопрос  и,  испугавшись    за   дочь,   быстро  положила   бритву    на  место. 

С  тех    пор   прошло    уже    пять   лет,  но  за   эти   годы  Ариадна    всё    никак    не   могла  свыкнуться   с  мыслью, что  Питера     нет,  и   она    продолжала   любить   своего  мужа.

Уход    Питера    не    отразился    на    финансовом    положении    семьи. Только   на  моральном.

Просмотрев    все   газеты   и,    прочитав   полученные письма,    Ариадна    спустилась     в   столовую.  Джулия  уже  сидела  за    столом  и   ожидала   мать.

- Доброе  утро,    мамочка.

- Доброе  утро,    моя  дорогая.  Приятного  аппетита. Знаешь,    Матильда   прислала    приглашение    на  завтра.  У    неё    день  рождения.  Неужели   она    подумала,  что  я    забыла.  Могла    и  не  присылать.

- Спасибо,  мамочка.  Я    тоже  приглашена? – Особой  радости    на   лице  Джулии  от  приглашения   не   видно  было.

- Ну,   конечно  же,   и  ты  тоже  приглашена.  Джулия,  ты  не    рада?   Ты  не   хочешь  идти?

-  Я   занята.  Надо    в   приюты   съездить    и    именно    на  послезавтра   я   это  запланировала.

- Ну,  пожалуйста,    ради  Матильды  измени    свои  планы, дорогая.  Она    ведь    обидится,   если    тебя  не  будет.

- Ладно,  что-нибудь    придумаю. -  Джулия  задумалась. – Тогда  сегодня    поеду   в   приют    и    освобожу   себе    послезавтрашний  день.

- Вот  и  отлично,   спасибо  тебе,   моя  родная.  И присмотри    для    неё  какой-нибудь    от    себя   сувенир.

- Обязательно   присмотрю.   Надеюсь,   ей  понравится.  Мамочка,   извини,   убегаю.  До   вечера  меня   не  будет. 

Джулия  поцеловала   мать    и    уехала  по  своим   делам.

Дочь    могла    вообще    не  работать,   но  сидеть  дома   ничего    не   делая,  не   захотела  и    решила   заняться благотворительностью    и   очень   преуспела  в   ней.   Ариадна  гордилась   своей   дочерью  и обожала  её.  Вот  только  была   опечалена  тем,  что    замуж    её  двадцатипятилетняя   дочь  не   собиралась.  На    вопрос  матери  всегда   отвечала    одно,  и   тоже -   мне  и   так    неплохо -    и   переводила    тему   разговора. 

                                               ***

К  утреннему    завтраку    доставили  почту   и   Люси,   в   чьи   обязанности    входило   сортировать    почту  отдельно для    главы    семейства,    для   его   супруги  и   для  их  дочери,  принялась   за   дело.  Разделив   принесённую почту   на   три   неравномерные    кучки,  Люси    отправилась   с    ними  в  столовую,  где   семья  в  полном  составе    уже    завтракала.  В   сегодняшней  почте  было всего  одно   письмо   и   предназначалось  оно  Маргарите,  супруге   хозяина    дома.

- Вам   письмо. -  Люси  подошла   к  Маргарите   и  протянула   ей  конверт.

-  А  мне   ничего нет? -  Поинтересовалась  девушка.

- Нет,   Агнесс,   к  сожалению,   сегодня   для    вас   нет  писем.

Маргарита   сразу   же   вскрыла    конверт  и  быстро прочла. – О,     надо    же,   а   я   совсем  забыла.

- Что-то  случилось,   дорогая? – Поинтересовался  Александр.

- Случилось    бы. Представляешь,   у  меня  совершенно   вылетело   из   головы,   что   послезавтра  день   рождения   Матильды.  Если    бы  не   её    приглашение,    я  даже  и  не  поздравила   бы  её.    Вот  тогда    и   случилось  бы.  Какой  стыд.

-  Не  переживай  ты   так.  Матильда  не  обилась   бы, я уверен.

- Да   это   так,  но   мне  самой   было   бы  очень  неловко.  Сейчас,  сразу    же  после   завтрака    поеду  за  подарком  для  неё.  Мы   приглашены   на   пять  часов    послезавтра.  Дорогой,  надеюсь,   ты  сможешь?

- Ну, конечно   же, дорогая,   смогу,  о   чём  речь.

- А   у  меня    уже    есть  подарок.  Я  подарю   Матильде  свою  последнюю    работу.  Помнишь,    я    попросила   у  тебя,   мама    фотографию,   на  которой   ты  и  Матильда  сфотографированы   на  фоне   её    виллы.

- Да,  очень   хорошо   помню    эту   фотографию  и   то,   что  ты    меня   о  ней  просила.  И   что?  

-А  то,    что   я    написала    вас  обеих   на   фоне   виллы,  но  потом    тебя  стёрла,   а  оставила  только   Матильду,   даже  не  знаю,    почему  я  так  сделала,   а  вот  сейчас  и  оказалось,  что   у меня    готов  для   неё  подарок. Надеюсь, ей  понравится.

-  Уверена,  что  Матильда  будет  в  восторге,   получив   свой  портрет     от  такого  талантливого    художника  как  ты.

Маргарите    очень  нравился     Стивен,   сын  Матильды,  и она   не    была   бы  против,   если  бы  он   стал   мужем   её дочери. Они    и   внешне   подходят  друг   другу -   жгучий  брюнет  Стив    и  очаровательная  блондинка    Агнесс.  И  по   возрасту     тоже     подходят -  Стивену   тридцать  лет,  а  Агнесс  -  двадцать   четыре  года. Но,   увы…  ни  Агнесс  и  ни  Стив    не   обращают    друг    на   друга  должного    внимания.   Они   знакомы  с   самого  детства    и   просто   дружат. 

 А    Маргарита     даже    и    не   догадывается   о   замысле    своей   подруги,   которая    мечтает  о   том же.

                                                   ***

Луиза    сидела    перед   зеркалом.    Она    проснулась,    но  к   завтраку   не   торопилась.  Луиза    разглядывала   своё отражение.  

- Я  в  свои   сорок    восемь   лет   всё   ещё   довольно  привлекательна    и   могла  бы   осчастливить   любого,  но…  не   хочу.   Вернее…   не   могу.  Потому,  что  всё  ещё  люблю…   хоть  и   не  простила…  до  сих    пор  не  простила,  и,    скорее    всего,   не    прощу.

Луиза   и   Джордж   должны   были    пожениться,  и  Луиза    согласилась  переехать   к    нему  жить.  А   потом  выяснилось,   что    Джордж    ей  не   был   верен.  Когда  Луиза     узнала    о    его  измене –  а   узнать   ей   помогла    именно    та  девица, с  которой   Джордж   изменил – Луиза  сразу    же   забрала    свои  вещи   и    вернулась  домой.  И, когда    спустя  время  поняла,   что  беременна,   сообщать  о  ребёнке   изменнику   не   захотела.   Родители  поддержали    её,  отец  хотел    по   мужски    поговорить  с  несостоявшимся    зятем,   но  Луиза  запретила. 

 Спустя  время   Луиза  родила    сына,    назвала   его  Марком   и    растила   сама.  Но   о    сыне    Джордж   узнал. Он   очень  просил    простить   её,    но  Луиза   была  непреклонна.    Джордж    признал   сына,    дал  ему    свою   фамилию,    часто    виделся   с  ним.    Луиза  позволяла   общаться    с    Марком,   но  к    себе    Джорджа  не   подпускала.    Джордж   постоянно    встречался   с  сыном,  проводил    с  ним   свободное    время,   и   даже   просил    Марка   о    помощи    в   возобновлении   отношений   с  Луизой.   На  что   Марк    отвечал, что    вмешиваться  в  их  личные    дела   не   имеет   права.    Джордж  был    женат, но    и     своей  жене    тоже   не  смог   сохранить  верность,   в   результате    остался   один.  В   отличии   от   Луизы    его   жена    сразу   же   после    развода   переехала    в   другой  город   и   прервала   его   общения   с   дочерью.  И    у  него  кроме  Луизы   и    Марка    никого     больше   нет.   Вот    он  и   очень    надеется  на    прощение  Луизы.   Но  Луиза    об этом    даже  и    не   помышляет.  

Она   очень   состоятельна,    ей  в    наследство   от   родителей   достался    огромный  ресторан,    которым сейчас    управляет    Марк.  Но,  когда    Джордж    оказался  на  мели   Марк    взял   его  на    работу    в    свой  ресторан  на    должность   управляющего,  где   он   и    работает   по   сей    день.

Марк -  любимец  Матильды,  и   он    же     её   крестник.  Стивен  и    Марк   дружат,  но    оба   очень    заняты  и  потому   встречаются    не   так   уж    и   часто   как  бы  им хотелось.  Марк    ровно  на    один  год  старше   Стивена,  но   также    как  и  он   не   думает    пока    ещё  о  женитьбе  и  Луиза    не   торопит  его.  Тридцать  один  год -   это  ещё  не   такой  возраст,    когда    уже    срочно    надо  создавать   семью.

Луиза  сидела  перед   зеркалом,  разговаривала    сама  с  собой    и  размышляла. -  Да…   я   могла   бы  составить  счастье    любому,  если  бы…   если  бы    до  сих  пор   не   любила    бы   этого…  этого… - Но   обозвать  Джордж    каким-либо    нецензурным    словом  так  и  не   смогла.

- К  вам  можно? – В   дверь   постучали,  и   вошла  Берта,   горничная    Луизы.

- Да,   Берта.  Можно.

- Пришла  почта.  Там    письмо.  Вам   сюда  подать  почту  или  в столовую?

- Лучше  в    столовую.   Я  уже   иду.

- Хорошо. – Берта   вышла. 

- Интересно  от   кого  письмо? Да  ещё   так   рано. – Одеваясь,    рассуждала  Луиза. – Неужели    Джордж   опять   просит   о    встрече?  Как   же    он   мне    надоел.  Не  простила   я    его,  не    простила…  Хоть   и   хотела  бы,   но…   не   могу.  До  сих   пор   во    мне  всё    кипит  от  обиды. 

Луиза  не   спеша  привела    себя   в  порядок    и  спустилась  в  столовую  к   завтраку.  Она  сразу   же    увидела   письмо, Берта    положила    его   поверх  газет.

- О! Это  же    от  моей    близкой    и  самой   любимой   подруги,   от  Матильды.  У  неё   послезавтра    день  рождения,   наверное,   приглашение    прислала.  Я   бы  и так  к    ней   поехал   и  без  её  приглашения. - Луиза   вскрыла    конверт   и   прочла  открытку. -   У   меня  подарок   уже     давно   готов.  

В   столовую  вошёл   её  сын.

- Марк,   дорогой  мы   с    тобой   на  послезавтра  приглашены    к    твоей   крёстной.  У    неё  -  юбилей.  Надеюсь,  ты  сможешь?

- Чтобы   я    не   поехал  к   крёстной?! Мама,   что  ты  такое  говоришь.   Как   бы   занят  не   был,    но  я    всегда найду  время    для  визита к  ней.  Чувствую,  отлично   проведём  время    у    неё  на  вилле.    Я    тогда    сегодня   до  позднего    вечера   пробуду    на  работе   и    предупрежу  отца,  что   послезавтра    меня     вторую   половину  дня  не  будет.

- Хорошо.  А  я    начну  готовиться  к    празднику.  Приглашу   своего    стилиста,  пусть  хорошо    поработает   над   моей  внешностью.         

- Ты   и   так  прекрасно   выглядишь.   Кстати, отец  просил   передать  тебе,   что   хочет    встретиться.  Что  ему   сказать?

- Скажи,  что   мне   сейчас   не    до  него,  может…  после  дня  рождения    Матильды,   я  подумаю  о  его  просьбе.  Хотя,  ничего  не  говори  ему.  Скажи,  что   забыл   передать   мне   его   просьбу.

- Ладно,   так   и   скажу,  но  вы, право,  как   дети. – Марк   улыбнулся    матери  и   поехал  в    свой  ресторан. 

Луиза   занялась   собой.

                                                      ***

Водитель  Матильды   вернулся   на    виллу,   он   развёз    все    пригласительные    открытки,  кроме    одной.  Хозяев,  кому   было   адресовано    это  приглашение,   не   оказалось   дома.  Со   слов    их    прислуги   Глории  -  хозяева   путешествуют    и  когда   вернутся,  пока  ещё  не    сообщали. 

Водитель    вернул    открытку  Розе.

- А   все  остальные   я   отвёз   по    указанным   адресам.

- Хорошо.  Я  передам    открытку  Матильде.

Когда  Роза  вернула    открытку    Матильде,   та  очень  расстроилась.

- Жаль,   очень   жаль,   что   моей    младшей   сестры    Патрисии   и    её  очаровательного   семейства  не   оказалось   в   городе.  Мне    их   на    празднике  будет  не  хватать. 

Матильда    искренне   огорчилась.

Подготовка   к   празднованию    дня  рождения    была  закончена  на    следующий день.  Дом    был  украшен   цветами,   шарами,   двор    был  весь    в   разноцветных    фонариках.  На    фоне  снега    выглядело    всё   очень   красиво,   празднично   и  сказочно.

Матильда    была    всем   очень  довольна,   не    хватало только    гостей,    которые    уже   завтра    в    пять   часов   дня    должны    были   прибыть.

Ровно   в   пять  часов   следующего  дня     стали   съезжаться гости.   

Матильду   ждал  сюрприз -  Патрисия,   её    муж   Эдвард   и   их    дочь    Ирис,  не  сообщая  о   своём   приезде,   появились    раньше    всех.  Матильда    ликовала -  сестра   не    забыла  о    дне  её   рождения    и   ради  неё  прервала  семейной   отдых. Все     близкие  Матильды,  с    которыми  она  хотела     провести   свой   день  рождения   будут  рядом  с  ней.  

На    отдых  с   дороги    гостям    был   отведён    один    час  и  ровно   в   шесть   часов   гонг   известил     всех    об   ужине.   

Праздник  начался.          

 

Глава 2

 

- Дорогие  мои -   обратилась  Матильда  к  своим  гостям,  когда  они   расселись   за   огромным  столом. -   Я   так  рада,  что   вы   смогли  приехать. Ваш  приезд   -   это  самый  дорогой   для  меня  подарок.    Вы   все    знакомы  друг  с   другом,  представлять    вас  не  надо.  Надеюсь,   вы  проведёте   незабываемый    отдых   на   вилле,   и  останетесь   довольны.   Причину,   по  которой    я    пригласила    вас    к  себе,    вы   знаете.  Мне   очень    хотелось   отметить   свой   праздник   в  кругу   самых    любимых  и   дорогих   мне   людей  и  разделить  с   вами  свою   радость. – Матильда    говорила  очень   тепло  и    искренне,  еле  сдерживая   слёзы,  но  так   и  не  сдержала  их. –  Я  всех вас  очень,   очень люблю.  –  Комок  в  горле  мешал  ей  говорить.  На  помощь    жене   пришёл  любящий  муж,  глава  дома   Роберт,  он  поднял   бокал    и  произнёс   тост   в   честь   своей   супруги.  Все   присутствующие  последовали   его   примеру,   выпили    за    здоровье Матильды,   а  когда   официальная    часть    вечера   -   тосты  и  пожелания    юбиляру   была  завершена – Матильда    приступила    к   осмотру    полученных  подарков. 

 Все    подарки    Матильде    очень   понравились,  она   была   тронута   вниманием  и   заботой   своих   друзей.  Подаренное    Ариадной    трюмо   вызвало   у   всех  интерес  и  удивление,  всем    хотелось  заглянуть  в  него   и  увидеть    себя   в    разные   периоды   своей   жизни.  К   трюмо  выстроилась    очередь,   гости  смотрелись  в   него и  умирали   с   хохоту. А   один    из   подарков   вызвал  спор, который    грозил   перейти    даже   в   ссору.   Этим  подарком    оказалась   картина,   написанная  Агнесс.  Картиной    громко   и  долго   восхищалась   Мадлен,   чем  вызвала    недоумение    у  Марка.   

 Картина  вызвала   восторг   не  только  у  Матильды,  но   и  у   педагога   Агнесс.  Агнесс  писала   долго,   старательно  и  нетороплив,   а   когда   закончила  её,    то  первому    кому   показала   свой   труд,  был   её   педагог.  Он   критически  рассматривал    творение  любимой   ученицы  и остался   очень   и   очень доволен,    замечаний   у   него    было.

- Ты   стала  зрелым  художником,  дорогая  Агнесс.   Тебе удалось   передать    во  взгляде   женщины  её   любовь   к  месту  на  фоне,  которого   она  находится.  Я  горжусь  тобой.  Тебе  пора   готовиться    уже   к персональной  выставке,   твои  работы   надо  выставлять    и   первой  на  выставку   пойдёт    именно    эта  картина.  Пусть  все  любуются   и    восхищаются   твоим   мастерством.  

Ариадна  была    очень   польщена  и  горда,  заслужить  похвалу    педагога   - было  непросто.   Но  выставлять   свою  работу  она  отказалась,   объяснив  педагогу   причину   своего отказа.  Он,   хоть  и   расстроился,  но  не стал    настаивать,  уважил    решение  своей   ученицы.  

И  надо  же   какой-то   ресторатор,    совершенно  далёкий от   искусства,  ничего   в    нём  не   понимающий,   вдруг   решил    дать  свою    никому   не  нужную   оценку  её  работе!!! 

Агнесс  не  могла  этого   стерпеть  и   высказала   ему  своё  мнение   о   нём.   Высказала,  возможно,   чуть   более   резко,   чем   этого  требовалось,  но   ведь  и   он   отзывался  не   очень  лестно.    Агнесс   была   уверена,   что после   её  выпада    Марк   успокоится   и  замолчит,  но  остановить  Марка   оказалось   не   лёгким  делом.

- Милая  девушка…

- Меня  зовут    Агнесс… -  напомнила   она  Марку.  Но   он   не  обратил    внимания   и продолжал.

- …возможно,   я   нет   так    хорошо   понимаю   в   искусстве  как   вы,    ведь   я   не  художник…

- Это   заметно. -   Вставила   Агнесс.

- …   но  отличить   красивую   картину   от   той  мазни,   что  у  вас,   поверьте,   я  могу. - Агнесс  попыталась  его  опять  перебить,   но   Марк   не   позволил  ей   этого. – Помолчите,   пожалуйста.  Я  же    слушал  вас    и  не перебивал,    теперь   выслушайте   вы   меня.  Я,  знаете, привык     любоваться    творениями  художников,  наслаждаться    созданными    ими  шедеврами,   я  люблю   подолгу  стоять   у    картины   и   не  торопясь   рассматривать   её. Около    вашей  картины   я   тоже  долго  стоял.   -  Марк   рассмеялся,  выдержал  паузу   и  продолжил.   - Да,   я    стоял   долго,   потому    что    пытался   найти    второй    глаз    изображённой   на   портрете  женщины –   дамой   назвать   её  просто  язык  не  поворачивается,   впрочем   и  на   женщину   изображённый   субъект   тоже   мало   похож  -  но  увы,   сколько   ни  искал,  но  так  и  не    нашёл  его.  Я  также   не   нашёл  и второго   уха  этого   субъекта.  Вы   либо  забыли   пририсовать,   я  подчёркиваю -  пририсовать,    а  не  написать,   либо   просто    не    смогли.  Я  также    не    заметил  никакого    сходства  с  Матильдой.  -   Все  присутствующие    в  гостиной  внимательно    следили   за  происходящим  и  с  трудом  сдерживали    улыбки,   перепалке    никто  не  придавал    большого    значения.  А   Марк  продолжал.  – Ну,   согласитесь,  зачем    надо  было    Матильду  изображать   эдаким   одноглазым   и   одноухим   монстром.  Я уверен, только  из   любви   к  вам   Матильда   восторгалась    вашим   «шедевром».  Агнесс,   вы   бесспорно    талантливы,   но  мой   вам   совет -  или  пишите    в  другой  манере  или    не   пишите   вообще.  Пусть   лучше   вы  услышите  честный  отзыв    в   кругу   своих    близких,  чем   прочтёте   его    в  каком-либо   журнале.  Поверьте,    критики    так     распишут,   что  вам  самой    захочется    всё   бросить.  – Марк   опять  выдержал  паузу,   а   потом   красиво    завершил   свою   речь.   -  Но   за   ваше   упорство   в    искусстве    я  поднимаю    бокал.    Оно  того   стоит.    Удачи  вам!  - И  залпом   осушил   бокал.  Говорил  он   стоя,    потом    сел   и    с  аппетитом  принялся    за   еду. 

Обстановка   накалилась,   уже    никто   не  улыбался,    все  смотрели  на   Агнесс,    на   её   растущую    бледность.  Она  метала   молнии   в    Марка  и  не   сразу    нашлась,   что ему  ответить,   лишь   зло,  прищурив  глаза,   едва   слышно  прошептала   –   ты   ещё  пожалеешь   о   своих   словах.  

Все  сидели   затаив   дыхание  и   не   произносили   ни  звука.  Каждый    в   душе    понимал    правоту   слов  Марка -   манера    письма   Агнесс    была   рассчитана  на  любителя -   единственно,  что   более  и   менее   было   красиво   изображено    на    картине -   так    это  сама  вилла  и   природа   вокруг    неё,   а   сам   портрет  -   был  весьма  и   весьма     оригинален.  Но  никто   не   хотел   обижать  Агнесс,   ведь   она   так    старалась   ради    именинницы. 

Разрядила   создавшуюся   обстановку    Матильда.   Вдруг  раздались   звуки  музыки,  и   хозяйка   дома   бодрым  и весёлым  голосом    произнесла -   настало   время  танцев.  Давайте   танцевать.   -  И направилась   к  Марку. -  Ты   же    не   откажешь   юбиляру  в  танце?

Марк    быстро  дожевал,  галантно   поклонился  Матильде,  обнял    её   за  талию   и   закружил  в  танце.   Все  последовали    их   примеру.   Матильда   глазами     призывала   сына    пригласить   на   танец   Агнесс,  и  он  пригласил,    правда,   не   Агнесс,    а  Джулию,    чему  Матильда  была   очень  удивлена,   но    ничего   не   могла  сказать  сыну,   зато,   мило  улыбаясь,    стала   выговаривать  Марка.

- Дорогой  мой   крестник,  зачем   ты  обидел   такую замечательную   девушку,  ради  чего?

- Крёстная,   я   никого    не   обижал,   у  меня  и   в  мыслях   не   было    обидеть  такую  красавицу.  Но    разве    я  не  прав?  Только   честно.    Разве   можно  назвать   портретом то,  что  она   намалевала?

- Можно!  Это  такой    стиль  в   искусстве,   в   котором  ты  ничего    не   смыслишь.

-  Но  я   привык   получать   наслаждение,   любуясь  работами  художником,  а   о  каком  наслаждении    можно  говорить,   глядя   на   то,  что   изобразила  Агнесс.  Самая настоящая    мазня,   другим  словом  и   не   назвать.

- Ну,  ладно  тебе,  крёстный   мой  сынок, хватит.  Не   будем портить     никому    настроение.  Кстати,   здесь  помимо  Агнесс, которая,    как  я    вижу,   тебе   не   нравится,  есть   ещё   две   очаровательные   девушки – Ирис   и  Джулия. – «Хорошо,   что    Агнесс  не  вызвала    в   нём  интереса. – Быстро  подумала   Матильда. -  Выбирай,   обе  -  красавицы.

-  Я   это  заметил.  – Ответил  Марк,   провожая    взглядом  Джулию,   которая    танцевала   со  Стивом.  

- Тебе  понравилась    Джулия?  Она  - прелесть,  правда?  Так    подойди  к  ней,  раз   понравилась,  

У   Матильды   был  свой    план,  которого   её  же  обожаемый    сын   нарушал.  Он   ни  одним  словом   не  обмолвился  в   защиту  Агнесс  и,  когда   Матильда объявила  танцы, пригласил   Джулию.  А   это  не  входило  в  план  Матильды.  Теперь   она    возлагала  надежду   на  Марка. То,  что   он    обратил    внимание    на  Джулию -  Матильда   заметила   сразу. 

 Музыка    играла  не   умолкая. Старшее   поколение   танцевало    гораздо   активнее    младшего.  

В  огромной   гостиной    были   накрыты   два   стола -  один для   старших   и в  торой – для  молодёжи. Так распорядилась   Матильда,  она   хотела,   что    молодёжь  не   чувствовала   себя  за  столом  скованно. 

 Протанцевав   подряд    несколько  танцев,   все  уселись   на    свои  места. О  картине    Агнесс   уже    никто    не  вспоминал,   и  Матильда   была    очень    рада  этому. Настроение  у    всех   присутствующих   заметно    поднялось.

-  Роза,    можно  вас? – Маргарита,    мать  Агнесс   подозвала   горничную  Матильды.

- Слушаю. -  Роза   быстро  подошла  к   столу.

- Роза,   милая   у  Матильды,   я    уверена,   будет  снотворное,   принеси    мне,   пожалуйста,   пару  таблеток.  Я  сегодня    так    возбуждена,  что   без   снотворного  промучаюсь    всю   ночь   до   утра,    и   назавтра  у  меня   может   от   бессонной   ночи  подскочить   давление.    

-  Конечно   же,  есть.  Я  сейчас   вам   принесу. – Роза отошла   выполнять   просьбу  гостьи.   Проходя  мимо   стола   молодёжи,    её  остановила   Агнесс.

- Роза,   моей  маме    случайно   не плохо?  О   чём  она  тебя просила? – Агнесс   заметила,  как   Маргарита   подозвала  Розу    и   забеспокоилась   о  матери.

-  С   вашей   матерью  всё   в  порядке.   Просто   она  попросила    меня   о  снотворном,   и   я   обещала   ей   принести.

-  Ты  снотворное    принеси  мне,   я   сама  передам   его  маме.  Хорошо?

-  Как   скажете.

- Роза,   и  мне    тоже    пару   таблеток   снотворного   принесите.  У  меня    масса   впечатлений   от  сегодняшнего  дня,  боюсь, что    не   засну.

- Хорошо,   Марк  принесу  и  вам.    Что-нибудь  ещё?

- Нет, Роза   спасибо.    Только   снотворное.

Спустя    некоторое   время   Роза    принесла  две   таблетки   в  полиэтиленовом   пакетике    для     Маргариты  и оставила  их     Агнесс  и   такой  же  пакетик  с   двумя таблетками    передала    Марку.  Молодой  человек,   и    девушка,   поблагодарив  горничную,   отпустили её.  

Заиграла   музыка  и   все    разом  повскакали    со  своих   мест  танцевать.   А   после  танца   Матильда   громко  объявила -   сейчас     будет    фейерверк,  прошу   во двор.

Когда    все    вышли   во  двор,  пиротехник    уже  зажигал   петарды.  И  вдруг    как  по    мановению    волшебной   палочки    повалил    снег,  и   это  было   так    красиво -   фейерверк  и   снегопад.    Все  залюбовались   красивым  зрелищем.  А  снег    всё    валил  и  валил.  Молодёжь  принялась    играть   в    снежки,   а   глядя  на   них  и  старшее   поколение     тоже   начало  резвиться.  

Когда    фейерверк   и  петард   погасли,  все,    раскрасневшиеся   от   игры  в   снежки,    вернулись    на  виллу.    Настроение     было    отличное.  Праздник    удался  на  славу.    И вновь  Матильда   объявила  танец.  Танцевали   все   -  и   старшие,   и    младшие,  несмотря на  усталость.  Пары  были    перепутаны -  молодые  кавалеры  танцевали   с  дамами,  а    девушки -   со  взрослыми.  Все    веселились  как    дети.  

Матильда   очень  внимательно   следила   за    сыном   и  была   не    совсем   довольна   им.  Стив   чаще   танцевал   с   Джулией,  чем   с    Агнесс.  – «А   Джулия,   видимо,  приглянулась    не    только   моему  сыну,  Марк  тоже  вокруг    неё   вьётся». -  Думала     Матильда,   наблюдая   за  ними.

Танец   закончился  и    все     опять  сели  за   стол.  Вдруг  Ирис    громко   произнесла  -  вы    только   гляньте,   что  творится    во  дворе.  -  Она    вскочила    и    подбежала  к  окну.  Все    повернулись    в  сторону   окон,   а  молодёжь  повскакала    со    своих  мест.

- Какая  красота!...

- Боже,   как   он    валит… 

- Нас    засыплет…  это  точно… 

- Это  же   настоящий   снегопад…

Все    восторженно   смотрели    на  падающий   снег.

- Матильда,    чувствую,   что   мы  застрянем   у   тебя   надолго.

- Маргарита,    а   я  так    и  планировала,  что    вы   все   останетесь   у  меня    не   на  один  день.  И  я    этому   очень    рада,   когда    ещё  вот    так   весело  соберёмся.  – Матильда   обняла   подругу. -  Знаешь,   я   так    рада    и   так  счастлива   сегодня.  У  меня   такого     весёлого    дня рождения    не  было    с    самого  детства. –   Слёзы опять набежали  на    глаза и  Матильда   их  незаметно    вытерла.

Молодёжь,    наглядевшись  на   снег,    вернулась   к  своему  столу.   Агнесс     что-то    внимательно    разглядывала    на  столе,   как    будто  искала.

- Агнесс,   ты    что-то   потеряла? – Спросила   её  Ирис.

- Да.  Снотворные   таблетки    не    могу  найти.  Я  хорошо  помню,   что  положила    пакетик    здесь,    рядом  с тарелкой,    а  сейчас   его  нет.

-  Я   тоже  видела,   что  ты    их  положила. – Сказала  Джулия.   -   Может,   упал    пакетик   на    пол?

Агнесс   быстро     заглянула  под   стол. -  Нет,   нету  их.

-  А,  может,  Роза   отнесла  таблетки  твоей   матери? -   Высказал  предположение  Марк. -  Мои    вот  лежат.  Надо  мне   уже  выпить    их,  чтобы  сразу,  как  поднимусь  к  себе    заснуть.   – Марк   бросил     две  таблетки    в    свой   бокал    с  соком,    размешал  ложкой     и     залпом    выпил -  обожаю    апельсиновый    сок.  Джулия,   вам  налить?

-  Нет,  спасибо.  Я  и   так    много   жидкости   сегодня   выпила.              

- Джулия,   может,   потанцуем    ещё? -  Предложил  ей   Стив.

- Я   так    устала.  Думаю,   на  сегодня  уже    хватит   и  сока  и танцев.

-  Ну, пожалуйста,  последний   танец.  Очень  прошу   вас. – Стив    приставал   как  ребёнок.  – Смотри, взрослые  ещё    вовсю   пляшут. 

После  танца    ко   всем   обратилась  Матильда. -  Я  так  сегодня   счастлива    и     это,  благодаря    всем  вам,   вы  доставили   мне   огромное   наслаждение,   а   сейчас,  если     вы   уже    устали -   будем   прощаться  до  завтра.   

Маргарита   и  Александр,     первыми   направились  к   двери.  Агнесс   подошла  к  родителям  пожелать  им  спокойной   ночи,  а   потом  вернулась   к  своему  столу. 

- Нашлись  таблетки.   Они    у   мамы.

- Ну,   и    отлично. -  Ответила  ей   Ирис. -  А  ты  так  нервничала.   Пожалуй,  я  тоже  пойду  спать,   уже  очень  поздно.   -  Ирис   покинула  гостиную.

- Агнесс,  может,   мы  потанцуем? -  Неуверенно   предложил   Марк.

-  А  ты   за  танцем  не   заснёшь?   Осоловел  уже,  иди-ка лучше  спать.

- Да,  ты права..  чего-то    ко  сну    клонит    сильно.  Пойду  к  себе,    а  то  ещё   прямо   здесь    засну.

Стив  и   Джулия   дотанцовывали    последний   танец.  Как   закончили   танцевать,   подошли  к  столу,  за которым  сидела   только   Агнесс,   она  сразу   обратилась  к  Джулии. 

- Нашлись  таблетки.  Они   у   моей  мамы.  

- Ну  вот,  а  ты  переживала.  Я вижу,   уже  почти  все  разошлись.

- Да.  Ирис  устала,   а  Марк  засыпать   стал     прямо   за  столом.  Интересно,   успел   доплестись  он   до  своей  комнаты,  не  заснул  ли  по  дороге?  Взрослые   уже   все  разошлись,   пора   и  нам.

Когда  все  покинули   гостиную,  прислуга  принялась    за  уборку.

А   за  окном   продолжал   падать   снег. 

Глава 3

 

На  следующее   после  праздника   утро  все   проснулись  поздно.  Гонг   к  завтраку   вместо   девяти  часов   утра  прозвучал   в   одиннадцатом  часу.   Спали   долго   -  и   хозяева,  и  гости,  и  прислуга.  

Матильда  проснулась,  медленно    встала   с  кровати   и   как   всегда   сразу    же   подошла   к  окну.  Она  очень   любила   любоваться   красотой   своего  сада   в  любое   время  суток,   но   вид  именно   утреннего    сада  доставлял  ей   особое   наслаждение.  Почему?  Матильда    даже    себе  не   могла   объяснить – возможно,   тишина  утра  и  пение   птиц   её   успокаивало…    а,   возможно…   таким   она   представляла   себе  рай.  Глядя  по  утрам  в  сад,  она  испытывала   необъяснимое   спокойствие  в  душе,   которое  больше   за   весь  день  у  неё    никогда  не   возникало.  Но   сегодня,   когда  она  выглянула   в  окно,  увиденная    картина    сада   удивила    её    и   несколько   напугала.

- Дорогой,   просыпайся    скорее.  Ты   даже  не представляешь,   что  твориться   за  окном.  

Матильда   не   могла  отвести   глаз  от    окна.  Всё   было   заснежено   и   засыпано  снегом,    сада    как  такового   не  было   видно,   торчали   какие-то  непонятные   кусты  и   те  все   в   снегу.

- Дорогая,  что  ты   там   увидела? – Продолжая   ещё   спать, сонным   голосом   спросил  Роберт.

-  Я  не уверена,  но,   по-моему,  нас   засыпало  снегом  до  второго  этажа.  

- Что?!  Что  ты  сказала?   Засыпало  до   второго  этажа? – Роберт    вмиг  проснулся,    и   от   удивления  даже   присел  в  кровати.  –  Последний  раз  такой  снегопад   был  в  моём  далёком   детстве,    мы -  дети    радовались,   тоннели   рыли  в    толще  снега,   а  родители  нервничали  и  переживали.

-  Вот   и  я    сейчас   нервничаю  и  переживаю.  Роберт,   а  сколько  времени    тогда   держался   такой   уровень  снега?

-  Я  не  помню,  дорогая,   но,  думаю   не  долго.

-  Может,  нам  позвонить   в  службу  спасения?

- Дорогая,  не   надо  паниковать,   мы   же   не  погибаем,    а значит,   и  спасать   некого. 

- Ну,  не   знаю,   но  мне  как-то    не   по  себе. Встань,      посмотри,   какой    кошмар  творится.   Видимо,  эти   заснеженные   кустики  -   верхушки   наших  деревьев.  Боже  мой,   какой   ужас.  Роберт,  а  мы   точно   не  погибнем?  Я  всё-таки  позвоню. - Матильда    подошла  к  прикроватной   тумбочке   и   включила   мобильный  телефон.  Он,   хоть  и  включился,  но    позвонить  она   не  смогла. – Дорогой,   телефон   молчит.  Одна  надежда  на  домашний.  Ну,  вставай   уже.  - Матильда  быстро  привела   себя  в  порядок,  Роберт  тоже   встал,  и   тут   они  услышали   гонг.

- Наша  прислуга  тоже   заспалась.  Слышишь,  как   поздно  накрыли    стол   к  завтраку.

- Но  ты   не ругай  их,   они    же   позже   нас   ещё   легли,  пока   всё   убрали.

-  Да  разве  я  когда-нибудь   ругаю  наших  помощников? Я   ими   очень  довольна,    особенно    Розой,  без  неё   я  как   без  рук.   Ты   готов   уже?  Пойдём   завтракать.  Надо  будет   успокоить    наших  гостей,  им  тоже  вряд  ли   понравился    такой     снегопад. 

Когда  Матильда  и  Роберт   спустились  в   гостиную,  все  уже   сидели    за  накрытым  столом   и  ожидали  хозяев.

- Всем   доброе   утро. -  Бодро   поприветствовала   своих   гостей  Матильда. – Как  спали?  А  в   окна  выглядывали?  Лично  я  такой   красоты   не   видела.  Вот    Роберт   даже  детство  вспомнил. – Матильда   старалась  говорить   бодро,  но   заметила  -  старания   её   напрасны.  Друзья   были    напуганы    непогодой.

- А  вдруг   нас   всех   накроет   снегом?...

- А  мы  не  умрём?...

-  Мне   дышать  трудно…  это  уже  нехватка   воздуха  началась,  да?...

Агнесс,   Ирис  и   Джулия  были  по   настоящему  напуганы.  Старшее   поколение  и  Стив   старались  их  успокоить.

- Матильда,  а  твой  телефон   тоже   не  работает?  - Спросила   Маргарита. -  Мой    молчит,   позвонить   никуда  не  могу. 

- Да,    мой  тоже  молчит.  Но  в   этом  ничего   удивительного  нет,   при  плохой  погоде    мобильные  всегда    плохо  работают.   Ты  не   переживай.  -   Матильда  обратилась   к    своей  горничной. -  Роза,   подай  мне, пожалуйста,   домашний  телефон.

-  Он  тоже  не  работает,   я   уже  проверяла. 

- Ну,  и  это   не   удивительно,    какие  провода  выдержат  такой  снег.  Но  он  быстро  потает,  снегопад  уже  закончился, так   что  переживать    нам  не   о  чем.  Роза,  включи   нам   телевизор.

-  Передачи  нет. Я  уже  включала.  А  потом…  потом,   и  электричество  отключили.

- Это  тоже   не  проблема. – Матильда   продолжала   говорить   бодро. -  У  нас   на  такой  случай   есть   движки.  Переживать    не  о  чем,   сейчас    распоряжусь,  и   движки   подключат.

- Я  уже    от  вашего   имени    дала   такое  распоряжение,  и   движки   подготавливают.

-  Роза,  как    же  с   тобой   мне  спокойно.  Спасибо   тебе.

- А   сколько    такая   погода   продержится? -  Задала   вопрос    Джулия,  голос    её    слегка  дрожал.

- Джулия,   детка,   ну,   что  ты   так    переживаешь?  Ничего  же   плохого    не   произошло.  Еды   на   вилле   вдоволь,  голодным  никто   не   останется. -   Матильда   широко  улыбнулась.  -   Да    и  снег   тоже   быстро   начнёт   таять. Вот,  Роберт   припомнил,   как   подобное    было  в  его  детстве  и   за   три   дня   всё   растаяло. Правда,  Роберт?

-  Да,  всё    именно   так   и  было. Так   что,    дорогие  гости,   паниковать   нет  причин.  

Бодрый  настрой  Матильды  и  Роберта  несколько успокоил   гостей.

- А  сейчас    давайте  завтракать.   Роза,   принеси, пожалуйста,   кофе,   какао,   чай,    молоко,   сливки,   поставь   на   стол,   и   кто,    что   захочет,    возьмёт   себе.  Всем   приятного   аппетита. -  Матильда   принялась    за  еду   и  только   сейчас    заметила,  что    один   стул   за  столом    пуст. – Разве   не     все   ещё   проснулись?  Кого   не  хватает?   На  этом    стуле   не   Марк   вчера   сидел?

- Да,   это  его   место. -  Ответила   Ирис. 

- Марк   вчера     выпил   снотворное,    видимо,   поэтому  он  ещё    спит.  –  Добавила   Джулия. 

- Мама,  а   как  ты   после  снотворного? -   Обратилась   к  Маргарите   Агнесс.

-  Я?  Нормально.  Матильда,  продиктуй   мне  потом, пожалуйста,  название   твоего   снотворного,  оно   мне  очень  понравилось.   Сон  наступил   мягко,   и  проснулась  я  со   свежей  головой,   нет  тяжести,  которая   бывает после  некоторых   таблеток    для   сна. 

- Обязательно    продиктую.  Мне  тоже   очень   этот  препарат    нравится. Я   попрошу  Розу,  и   она   тебе  напишет. – Роза    вкатила   тележку  со  всеми  перечисленными    Матильдой   напитками   и  стала  расставлять   их  на   столе. 

- Роза,  как   закончишь,   поднимись    и   разбуди,   пожалуйста,  Марка,   хватит   ему   столько   спать, голова    может    разболеться    и     напиши   потом   Маргарите  название    снотворного,   которое   она    вчера    приняла.

- Хорошо.  -  Расставив    все   напитки,  Роза  поднялась  на  второй   этаж,   где    были  расположены   спальни.  Она  постучала   в   дверь  комнаты  Марка,   подождала   разрешения     войти,   но  не   дождалась   его, постучала ещё  раз,  уже    громче   и   опять  ничего  не  услышала  за  дверью.  Решила   войти,   но   дверь   оказалась  запертой  изнутри,  Роза   очень   удивилась  этому,   никто   и  никогда   на    ночь   двери   на  вилле  не   запирает,   в   этом  нет  необходимости.  Но,   поразмыслив,   нашла  объяснение    поступку  Марка,    видимо,  на    нетрезвую  голову  он    машинально    запер  дверь.  Она  ещё   раз  громко  постучала,   но   результат    был  тот  же,   Марк   дверь  не  открыл.  -  «Надо   же,   как   крепко  спит».  –  Подумала   она,  но   больше   стучать   не   стала. – «Пусть  сам  проснётся,  ещё     же   не   так   поздно».  -  Роза   отошла  от двери,  и   выглянула   в  окно. – «Да…  такого   снегопада  я   не помню.  Господи,   хоть   бы  никаких  бед    он  не  принёс   нам». -  Запричитала   она   в  душе,    подобно   старушке    и  спустилась    на    первый  этаж.   Когда   она  вошла  в  гостиную   Луиза   сразу  же  обратилась  к  ней  с вопросом.

- Ну, как    там  мой  сын? Спускается   завтракать?

- Я   не  достучалась    до  него  дверь  его  комнаты  заперта,  видимо,  Марк   редко  принимает   снотворные   таблетки  и   потому  так   крепко и  долго  спит.  -  Ответила   ей   Роза.

-  Он  вообще   их   не   принимает,  зачем они   ему,  такому  молодому  и   крепкому.  Я  лично  очень   удивилась, когда    сейчас   узнала,   что    он   выпил   снотворное.  А  кто  ему   дал  их?  

- Я   принесла.  Меня   Марк   попросил.

- Матильда,  у   тебя    наверняка    есть   запасные   ключи от всех  комнат.

-  Есть,  конечно.  

- А  вдруг   Марку  стало  плохо  ночью  от  твоих таблеток, вели    скорее  принести  ключи.

-  Роза,  ты же  слышала,  неси  ключи. Луиза,   ну,  что  ты такое  говоришь,   причём   здесь  мои таблетки?  Я   сама  их  принимаю    и  вот,    Маргарита   их     на  ночь    выпила  и  как   видишь,   нормально  себя    чувствует.

-  А  я   вот   чувствую,   что  с   моим   сыном  что-то   не   так,  и   уверена -  это   ему  от  таблеток  плохо.

- Успокойся,  дорогая,   сейчас  Роза    принесёт  ключи,  и  мы   с  тобой   вместе   поднимемся  к   Марку.

-  Что-то    долго она    их  несёт.  -   Луиза   уже   ни  на   шутку   разволновалась. 

Наконец,  появилась  Роза,  Матильда  обратилась  к  ней  с  упрёком. – Ну, где  ты   так  долго,   мы  задались  ключей. 

- Так    ключи  в   подсобке,  мне   же  надо было   дойти  до  неё   и  вернуться.

-  Ладно, Роза  я    не  делаю    замечания    тебе.  Просто   Луиза  очень  нервничает.  

- Пить  надо   было    вашему   Марку   вчера    меньше,   вот  и  легче   проснулся  бы  сегодня. -  Обратилась  Агнесс  к  Луизе   и   в   её   голосе   чувствовалось   недовольство.

- Мой   сын   много  никогда   не   пьёт,    милая девушка,    а  вы…   вы   со вчерашнего   дня  ему  стараетесь   досадить  и  всё   из-за  того, что  он    сказал   вам   правду  о   вашем   художестве.

- Луиза,  ты   же  хотела   подняться   к   сыну,  так   идём   же. -  Матильда  подошла  к   Луизе,   взяла  её   под  руку.  Продолжения   ссоры  по  поводу    картины  было  ни  к  чему. – Роза  запиши  название   таблеток  для  Маргариты,   не    забудь.  Продолжайте   завтракать,  мы  сейчас  вернёмся. – Обратилась  ко  всем  Матильда,  и   они  с  Луизой  направились   к   Марку. Матильда   ключом   открыла   дверь,   и  они    обе  вошли   в  спальню.  Марк  лежал   на    кровати   и  крепко  спал.

-  Сынок,   проснись,    уже   поздно.  Матильда,   неужели  он     так    много    выпил   вчера,  что   сегодня    всё   ещё  продолжает  находиться   под   воздействием  алкоголя?

-  Ну,  я   бы  не  сказала,   что   он    был  сильно  пьян,  выпивший   -  да,    он   прекрасно   держался   и  очень    красиво   вёл    себя,   до  самого   конца  вечера  танцевал,  разве   пьяный  человек   будет  танцевать?  

- Да,    ты  права…  значит,  алкоголь   тут   не  виноват,  а  виноваты   твои  таблетки. Вдруг   они   ему  дали  аллергию?

- Луиза,    угомонись,   пришла    будить   сына -  так  буди,   а  рассуждать   потом   будешь. 

Луиза  подошла  к  Марку    и   наклонилась  к нему. -  Сынок,   просыпайся,    уже  пора  вставать. -   Луиза   внимательно   смотрела   на   сына.  – Матильда,   иди  сюда…   посмотри…   мне,   кажется…   он   не    дышит…

Матильда  быстро   наклонилась   к  Марку,   стала   искать   пульс  у  него   на  шее,  но    резко  отдёрнула  руку.

- Что? Почему    ты   отдёрнула   руку?  Отвечай! –  Последнее  слово  Луиза  уже  выкрикнула.

- Он…   он   холодный…  он   очень   холодный…

 -  Почему   Марк   холодный?  Может,   он   просто  озяб?

Матильда    пересилила    себя   и  прикоснулась  к  шее  Марка.   Она  долго    искала  пульс,   а  потом  тихо  промолвила   – Луиза…   Марк…   мёртв…

-  Что?!   Нет!  Этого   не  может  быть! Он   не  может   умереть!   Что  за   бред   ты  несёшь!  Мой  сын   не  может  умереть!   Он   жив,   просто   спит.  Это    всё  твои   таблетки    виноваты,   ему  от  них   плохо…   это  они    его   убили…   у  него    явно     развилась   аллергия,   которая    и   убила  его…

Луиза    то    кричала,  то  переходила   на   шепот,  потом опять    кричала.  Матильда   и   не  пыталась  её   успокаивать,   в   этом  не   было  смысла.  Луиза   вела    себя   не    совсем  адекватно  и    это  понятно,   в   подобной  ситуации   о  поведении   не  думаешь. На   крик   Луизы    сбежались   все.   Они   ворвались   в    комнату  и  застыли  на  пороге.

-  Что  случилось?...

-  Марку   плохо?...

- Что  с  ним?...

- Надо  врача…

- Да  как  вызвать   врача,    мы   же   отрезаны  от   всего   мира…  

- Что  же   делать?...

- Может,  он  ещё  жив?...

- Воды   несите    ему…  воды…

Все   очень   переживали,   недоумевали,   пытались  помочь.

- А  кто  же   закрыл   дверь  изнутри? – Ирис   тихо  спросила   Матильду.

- Видимо,  он  и  закрыл  её  сам.   Откуда  я  могу   это  знать?

Ирис  подошла   к   двери,  но  ключа  в   замочной  скважине    не   увидела  и  вернулась   с   вопросом   опять-таки   к    Матильде.  - Ключа   в   замочной  скважине  нет. Где   же  он?

- Ирис,  дорогая.   Тебя  волнует    совсем  не    то, что  должно   волновать.  Раз    нет  в  замочной  скважине,   будет   где-то  рядом  с   ним.  – Матильда    заглянула  под  кровать    и    там   увидела   ключ. -  Да   вот   же   он.  Но  только  ты   сама  подними,   я   лезть  под  кровать   не  могу.

- Ну,   кто  бы    вам  позволил.  – Ирис    быстро    наклонилась  и    осторожно    подняла  ключ, но  никуда  класть его    не    стала.  Никто  из  присутствующий  до  сих   пор    не   мог    поверить,   что  Марка    больше  нет.  Матильда   постаралась    увести  Луизу,    по   пути  в гостиную    попросила    успокоительных   капель   для    Луизы   у    Розы,  а   мужчины   перенесли  тело  Марка  в   подвал,   благо   стояли   морозы,   и  в  подвале  тело    могло   сохраниться    до   улучшения  погоды.    Вывезти   тело    сейчас  -    не  представлялось   возможным.

В  гостиной    Луиза   продолжала    рыдать,    Матильда    не   останавливала     поток    её  слёз,   всегда  надо   человеку  дать    выпустить    из   себя  негатив.  Луиза    сама  то   переставала    плакать,    то   с  новой    силой    продолжала.  Во   время   временной   передышки   от    плача  она  вновь  начинала   обвинять   снотворные  таблетки.

- Никто   меня    в  этом  не    разубедит,   именно   они  и    явились   причиной    смерти  моего сына.  Я  больше   чем  уверена, что    у  него  развилась   аллергия.  Я   где-то  читала,   что    аллергия  может  быть   двух   видов -   моментальная,   но медики    её  как-то  по  другому  называют,   я   забыла    как…

- Аллергия    немедленного  типа. – Подсказала   Ирис.

- Да,   точно,   именно  так.  А   вы    откуда  знаете?  Вы  - медик?

- Нет,   я    не  медик,   я   пишу детективы    и    часто    описываю   подобное     в  своих   произведениях.

-Так   вот, у    моего   сына  и  была    именно   эта   аллергия…  а  развилась    она  на    эти    чёртовы таблетки.

Матильда   не    стала  больше   с   ней  спорить,   потому  что   некоторая   доля   истины    в    её  словах    всё  же   была,  как    не  хотела    этому    верить  Матильда,   но,   возможно,   у    Марка   и    правда  развилась    аллергия,  он   был   один,    позвать    на   помощь  не   мог,   потому  что  действие   снотворного     уже    началось.  Во  всяком  случае,   до  вскрытия   правду    они  о   причине   смерти  Марка  они     не   узнают,  и    чего    же   тогда  строить    догадки   на   песке? Но   Луиза -  мать  и   она,  конечно  же,  будет    обо    всём   говорить,    переживать    и   обвинять   в  смерти  весь     белый  свет.  Матильда    её  хорошо  понимала   и  старалась  всячески   поддерживать   и   успокоить. 

В  гостиной  остались  Матильда   и  Луиза,   а   остальные   разошлись  по    своим  комнатам.   Настроение     было  ужасное.    Все    терялись  в  догадках -   что   же  произошло  с  Марком?  От    чего    умер    такой   молодой,  здоровый, крепкий    человек?   И  никто   не    находил  ответа.  Ирис  не    давал   покоя    ключ,   она    не   могла  понять -   почему    он   оказался    не   в  двери,  а   под  кроватью.  И  Ирис   решила  провести   своё    журналистское  расследование,     прояснить    для  себя    этот  вопрос.  Но   привлекать    к  себе    внимания   она   не   хотела,   хотя  сейчас   все    очень    возбуждены,    напряжены   и   вряд ли    обратят    внимание   на   действия  Ирис. И  она  приступила  к  расследованию    и   начала   его     со    своей   беседы   с  Розой.  Она,    как  бы  случайно,   столкнулась  с   ней  в  коридоре.

- Роза,  у  меня    раскалывается   голова,  чаю   хотелось  бы  выпить.

-  Я  сейчас    на   кухне   распоряжусь,   и    вам  принесут. 

- Я  буду  у   себя   в  комнате,   прилягу,    запираться  не  буду,  чтобы    не  вставать.

-  А  у   нас    не   принято  запираться,   никто  и  никогда  не  закрывает    свои   двери,   ключи    просто  торчат  в   дверях.

- Видимо,    Марк   машинально   запер   свою   дверь.  

- Знаете,  мне    тоже  показалось   это    странным,  Марк  ведь    и   раньше  бывал   на  вилле,  он    же   крестник  Матильды    и   прекрасно  знал  о том,   что  двери   никто    не   запирает,    да    и   он  тоже    их    раньше   не   запирал.  

- Роза,  а   те   кто  сейчас    находятся   в  доме…  все  бывали  и   раньше?  Может,   кто-то   впервые    на  вилле?

- Нет,  все   присутствующие -   самые  близкие  друзья   хозяев,   и   ни  раз   бывали   уже    здесь  и  подолгу.  Вы   же   хотели   чаю.

- Очень   хочу,   голова    прямо    раскалывается,   но  я  выпью   чай  на   кухне. Ведь  можно?

- Да  где   угодно   пейте,  воля    ваша.

- Тогда    не  буду  вас  отвлекать.   Занимайтесь  своими делами,   а   я  сама  пройду  на    кухню   и попрошу   заварить    мне   чай.  Вы    же   можете   понадобиться   Матильде.  

Роза  кивнула   в   знак  согласия    головой  и  отправилась по  своим делам,    а  Ирис    передумала     пить  чай,    у  неё    в    миг  «прошла»  голова    и   направилась  к  себе.  Поднявшись    на    второй  этаж,  она    увидела   рядом  со  своей   комнатой   Агнесс,   та   стучала   в   дверь  Ирис.

- Я   здесь,  Агнесс.  Ты   ко  мне?

- Да…   мне    надо  с  тобой  поговорить.

- Хорошо,    проходи. -  Ирис    распахнула дверь   и  пригласила   войти. – Садись.  Я    слушаю.

-  Ирис  мне   так  неудобно,   а    вдруг   все решат,   что   это  я    виновна  в   смерти   Марка?  

- А   ты   виновна?

- Нет,   конечно,  но    ведь   другие   так   могут  подумать.  Все   же  были   свидетелями  нашей    с    ним  стычки.  Вот  и  решат,  что    он    разволновался,   а   потом    - умер.

- Ну,   на    слабонервного   Марк   совсем   не  был  похож. Я  не    думаю,  что     ссора  с  тобой   могла   довести   его  до  смерти. – Рассказывать   о    ключе  Ирис   не    стала,  но   решила    проверить   девушку    и  расставила  ей  небольшую    ловушку. Ведь   Ирис    хорошо   помнила  слова   Агнесс,   обращённые   Марку  -   ты   ещё  пожалеешь   о   своих   словах.   – Агнесс,  не    думай   об   этом,     причём  здесь  ты?  Ты    разве   продолжала   с   ним   ссору? 

- Нет,  как    тогда  поговорили    на    том  и   закончили.

- Возвращалась  к  ней? 

- Да  нет  же,   зачем  мне    это?

- Виделась  с    ним  после  того    как  он    поднялся   в  свою  комнату?

-  Зачем?! 

- Ну,   мало  ли  зачем…

-  Нет, конечно   же,   мне это   не    нужно  было.

- Ну,   тогда  чего    же  ты    винишь  себя    в  его смерти?

- Я  не   виню   себя…  но…  другие    могут    так   подумать.

- Агнесс,   иди,   попей  чаю    и   успокойся.  Как   распогодится,   мы   обо  всём   узнаем,   чего   нам    сейчас ломать  голову?

- Спасибо,  тебе.  Мне   даже    легче стало.

Агнесс   вышла    из комнаты,   а   Ирис  задумалась. – «И  чего   это   она  такая  дёрганная?  Боится,  что    ей припомнят    её   угрозу  в  адрес   Марка?  Интересно,  Луиза   слышала    эти   её  слова?  Если   слышала,  то  я  не завидую   Агнесс». – Ирис    рассуждала,   ей   очень   хотелось  с  кем-то  поделиться    своими  наблюдениями,  и  она   решила     рассказать   о  них    своей    матери. 

Ирис  подошла    к  комнате родителей,   уже   хотела  постучать,  но   увидела,  что  дверь    приоткрыта   и   услышала    недовольный голос  отца.   Он  старался говорить    негромко,  но   Ирис   слышала   каждое   его  слово.  

- Мало    того,  дорогая,   что    мы   втроём    прервали  наш  отдых,   которого   так  долго  ждали,     приехали   сюда, попали    в   такой    снегопад,   да    ещё  и   эта    внезапная  смерть.  Я  не   удивлюсь,   если  узнаю,  что  ему   кто-то  помог    умереть.

-  Эдвард,   дорогой,   что   ты   такое  говоришь?  

- Я тебя   умоляю,  глядя   на  этого    пышущего    здоровьем   молодого   человека   я    никогда  не   поверю,  что   он    умер    сам.   Не  поверю   и  - всё.  

- Эдвард,   ты    меня  пугаешь… 

- Да  не  пугаю    я тебя,  просто   мы   вляпались   в  неприятную  историю,   боюсь,    как  бы  она   не  отразилась   на     моём  журнале. 

- Эдвард,   у  Марка   действительно   могла быть    аллергия  на  препарат,      ведь  он   раньше,  со    слов  его   матери, никогда    не  употреблял    снотворного. 

- Дай-то   бог,  чтобы    это  было    бы   именно  так.

- К  вам    можно,  любимые  родители?

- Ирис,  родная,  конечно    же,   можно, заходи. – Ирис   сквозь    улыбку  смотрела  Патрисию    и  Эдварда. – Когда  хотите  о   чём-то  поговорить,    закрывайте    плотнее  дверь.

- А  мы  ни    о  чём  таком    не  говорили. – Патрисия  переглянулась  с  мужем.

- Это   я   на  всякий  случай  предупреждаю.   Мне  надо  с  вами  поговорить.  Поделиться     кое  какими  своими  наблюдениями.

- Садись,   дорогая,    папа  и  я    тебя  внимательно  слушаем. 

Ирис    рассказала    о   случае  с  ключом. -  Ну,  что    я  тебе  до  прихода   дочери   говорил?  Со   смертью  Марка, уверен   не   всё    так  чисто.

- А  вы   слышали   последние    слова   Агнесс, произнесённые    в  адрес  Марка?

- Нет. –  Почти   дуэтом   ответили   Патрисия    и  Эдвард.- Ирис    тихо    произнесла   их. -  Не    исключено, что   только  я  и    слышала  эти  слова  Агнесс,  ведь    я  стояла    рядом  с  ней,   очень    близко.

- Да… -  протянул   Эдвард.  – Ну,  и  дела…

- Эдвард,  ещё    ничего   неизвестно. – Патрисия     была  заинтригована   размышлениями    дочери,  но    почему-то   всерьёз  их    не   воспринимала. – Наша   дочь  обожает детективы,   пишет     их   сама   и     везде   ей  мерещатся  преступники.

- Мама,   мне  не   мерещатся,   я    реально  представила   себе,  что    могло   произойти  и,   кажется,   поняла  кто  виновен    в    смерти  Марка…

В этот  момент   они  втроём  услышал и  торопливые  шаги  за  дверью.  И   быстро   посмотрели   в   её  сторону.   Ирис   очень   удивилась. – Я    хорошо  помню,    что   плотно закрыла   дверь.

- Надо  посмотреть,    кто   был  в  коридоре.

- Не   имеет  смысла,   мама. Это   человек   уже   давно   спрятался.  

- Так    кого  же    ты  винишь    в    смерти  Марка? -  Поинтересовался  Эдвард  у  дочери.

Глава 4

 

- Я,  папа   не    виню   никого,   просто  сделала   некоторые    выводы  на   основе   своих  наблюдений. –  Закрыв  плотно  дверь, тихо  произнесла  Ирис.  – Вы   же    помните  ссору    Агнесс   и  Марка?

- Да. -  Ответил    Эдвард. – Помню. 

- И   я  -  помню.

- А  я   ещё   помню  и   слова   угрозы   Агнесс   в  адрес  Марка. – «Ты  ещё   пожалеешь  о   своих  словах» -  вот,  что   она    прошептала  ему.

-  И  ты  думаешь,  что…  что  Агнесс… что-то   сделала?… - Патрисия  с  трудом   подбирала  слова.

- Не  знаю,  мама,  но  ведь   эти   слова   могут  навести на   какое   угодно   предположение.  Вот  я   и  подумала -  не замешана  ли   Агнесс  в  смерти  Марка?

- Да…  Ирис,   а  ведь  это   серьёзное  обвинение… - Тоже  тихо  произнёс   Эдвард. -  Если   нас   кто  и  подслушал -  то  это   может  стать опасным…   и   в   первую  очередь  для  тебя. – Эдвард   задумался  и   уставился  в  одну  точку.  А  потом   опять  тихо   произнёс,   обращаясь к  жене. – Ну,   что   я  тебе  говорил  до  прихода  Ирис?   Какого    чёрта    мы  приехали   сюда. 

- Папа,   подожди  возмущаться,   это  ещё  не   всё, что  я  хотела   вам   сказать.

-  Господи,   Ирис,  что   ещё? –  Патрисия  уже    со  страхом  слушала  свою   дочь.

- У  меня   подозрения  не   только   в  адрес  Агнесс,   но  и…

- Говори   быстрее,   не  тяни. – Патрисия   переглянулась  с  мужем.

- Я  заметила,  что  на   дне  рождении   Марк   проявлял   внимание    к  Джулии…

- Да,   и  я    это  заметила  и   Матильда   тоже   заметила.

- Да?  Матильда   тоже? -  Удивилась  Ирис. – Значит, круг  моих  подозреваемых  растёт.

- Ирис,   что   ты  этим  хочешь  сказать? – Отец   внимательно   смотрел  на   дочь.

- Понимаете,    я,  когда   обратила  внимание  на  то,  что Марк   вертится    вокруг   Джулии,   то  заметила,  что  его  внимание  к    ней   не    по   нраву   Стиву,  он   ведь  тоже     увлёкся  Джулией.

- Да…  она  девушка   красивая…  с  этим   не поспоришь,    многим   может    понравится.

-Эдвард!  Ты  это   о  чём?  - Улыбаясь,  отреагировала   Патрисия.  -  Смотри,  как   бы  Ирис   и   тебя  не   стала  бы  подозревать. – Патрисия    продолжала   улыбаться. 

- Пат,   ты   меня   ревнуешь? -  Эдвард  тоже  улыбнулся  и   обнял   жену. -   Никто    кроме   тебя  мне  не   нужен.

- Дорогие  родители,   я   о  серьёзном,   а  вы?...

- Это   мама   так   шутит,  но  всё -   внимательно  тебя  слушаем.  

- Так   вот -  продолжила  Ирис  -   я   и   подумала,   а  не может    ли   Стив    тоже   быть    замешан   в  смерти  Марка,   ведь    Марк   для   него  соперник  в  любви.  А  теперь  ещё   и   от  тебя,   мама    я  услышала, что  и  Матильда   обратила   внимание  на  увлечение  Марка  Джулией.   Скажи,  а   почему   Матильда  на   это  могла  обратить   своё   внимание?

- Понимаешь,   мне    Матильда  кое   о  чём  рассказала, поделилась  своим  планом…

- У   тёти   был   план? Интересно…   и   какой  же?

- Она  очень   хотела, чтобы   Стив   обратил   внимание  на   Агнесс,   заинтересовался  бы   ею  и,  возможно,   впоследствии    даже  женился    бы  на ней.  Агнес   очень  нравится   Матильде. 

-  Ну  и?

- А   Стив   заинтересовался   Джулией…  а   на   Агнесс  не  обратил  никакого   внимания.

- Ну,   и    что?  

- Ну,  как    ну  и  что?  Стив…   мог…  - Патрисия   не    могла  выговорить  это    слово, но   Эдвард   и  Ирис  и   так  всё  поняли. -  Ведь   Марк -  соперник    получался   для  Стива.

- Вот    и   я  об  этом    и   подумала,   но   в  мою  схему  не  укладывается  тётя,   у  Матильды   нет   мотива.  И   потому   я  её   из  числа  подозреваемых   исключаю.

- Да… - Опять   протянул  Эдвард. -  Дорогие  мои,  меня  сейчас  другое    интересует – кто  же   стоял  за  нашей  дверью  и   слушал  твои,   Ирис     размышления?

-  Не   знаю,   папа,   это   может   кто  угодно.  Но, надеюсь,  со   временем   мы   это  поймём.  Ладно,   я   пойду,   скоро  уже   ужин,    надо  подготовиться  к  нему.

 По  распоряжению   Матильды  прислуга   постоянно   должна   была   замерять  уровень    снега   и  проверять    температуру  воздуха.   Прошли  только   одни  сутки,  но  уровень    снега   был  прежним,   ни  на  миллиметр  не потаял,   и   температура   продолжала   держаться  низкой -  хорошо,   что  мороз   не   крепчал  и   снег  больше  не  сыпал.  Все   с  надеждой    ждали,  когда   начнётся   его  таяние,  но   пока –  этого    не наступало. 

 Матильда  и  Роберт   были    уже   несколько  обеспокоены,   ведь,   сколько   людей   находилось    у  них   в  гостях,   кто   мог  предположить,   что    погода  так  себя  поведёт  и   потому  они   оба   решили  в  целях   экономии   горючего   по   вечерам   зажигать    свечи,  но Матильда    это  преподнесла     по   иному  -   она  громко   объявила   всем -   когда   ещё  так   мы  все   соберёмся  да    при   такой   погоде, вот     и   давайте    обставим    это   всё   романтично -  будем     зажигать  по   вечерам   свечи,  и   сидеть   при    них.  Луизе,   матери  Марка  было    совсем  не    до  романтики,   ей    было   абсолютно  всё  равно -  движок,   свечи,   свет    дневной   или   электрический -  её    сына  нет   больше  на  этом  свете  и   жизнь для   неё  - закончилась.  Она  не  выходила   из  своей  комнаты,  к  еде,   которую   ей   приносила  Роза,   даже  не  притрагивалась.  Состояние  её   очень   тревожило  Матильду,   она   пыталась   как-то   вернуть   к  жизни    подругу,   но  -  не   получалось,   одна   надежда  была  на  улучшение  погоды,   как    наладится   связь    с  внешним   миром,   Матильда  сразу   же  пригласит  к  ней  своего врача.   Ну,   а  пока  решила  не   беспокоить  Луизу,   пусть женщина   побудет   одна.

Идея   со  свечами  всем понравилась,  они  даже  как-то оживились – «а  может,   потому,   что  просто  отвлеклись» -  думала  Матильда глядя  на  своих  гостей.   Но  была  рада  тому,   что   хоть  как-то   подняла  им  настроение,   да и   горючее    для   движка    сохранит,  ведь  у  неё   вся   кухня  на  электричестве  работает,   а   когда   ещё   откроется  дорога -   никому  не   известно.

Ровно   в   шесть  часов  гонг  известил  об    ужине.  Обычно   на  вилле    ужинали  в  семь  часов,  но  по  просьбам    своих   подруг   ужин  перенесли   на  шесть -  дамы  после  шести    не    хотели   есть  и   потому    Матильда    дала    новое  распоряжение   слугам,   к  которому  часу    готовить  ужин   и  накрывать  на  стол. 

Все  уже   собрались   за  столом,  не  хватало  только   Джулии   и   Агнесс,   ждали    их,   девушки   никогда   не  опаздывали.   Их  отсутствие   не  укрылось   от   Ирис.  Она   уже  хотела    подняться  на  их   поиски,   выяснить, почему     они   обе  опаздывают,   как  вдруг   раздался  на  втором   этаже    крик.

- Помогите…  - и   кубарем  кто-то  свалился  с  лестницы.  Все  до  того  растерялись, что    остались   сидеть   на  своих  местах  за  столом,    и  минутами   позже,  словно  опомнившись,  подбежали   к   тому,  кто    слетел  с лестницы.  Это  оказалась   Джулия. 

- Джулия,  детка… - Ариадна,  мать  Джулии   присела   к  ней.  -  Что  с  тобой?  Джулия!  Ответь!   -  Ариадна    со  страхом   в  глазах   стала   смотреть   на  всех, ища   поддержки  в  них  и   объяснений. -  Она  умерла, да?  Моя   девочка  погибла? – Ариадна  трясла  дочь,  обнимала её,  прижимала  к  себе.

- Ариадна,   успокойся,  подожди, надо  проверить  пульс.  -  Матильда  приложила   руку   на   шею  девушки.

-  Да…   пульс…  надо  найти   пульс…  но     я…  я    не  могу… -  Ариадна  была  не  в  себе.

-Роза,    помоги   Ариадне  сесть на  стул, она  мне  только  мешает   и  накапай  ей  капель.  – Роза    помогла   встать женщине,  Ариадна  даже    не  сопротивлялась, и  покорно  шла    с  Розой.  Горничная  помогла    ей  сесть  и  торопливо  направилась    за   успокоительными   каплями.

- Ну,  слава  создателю!  Пульс  есть!  Жива  Джулия.  Помогите  мне  положить   её  на   диван.  -  Джулию   осторожно   перенесли   на  диван, она  была  ещё в обмороке,    брызгали    водой   ей   в  лицо,  и  девушка  постепенно   стала   приходить  в  себя.  И  только   сейчас  все   обратили   внимание,    вернее,   услышали    рыдания,   это    плакала   Агнесс. 

- Агнесс,   дочка -  Маргарита   подошла  к   ней. -   Всё  хорошо, жива  Джулия.  Успокойся.

- Мама,   я   не  виновата…   я  не  хотела   её   толкать…  и   я…   я   не   толкала   её…  я…    я….  не   понимаю   как   это произошло… 

- Агнесс,  о  чём   это   ты? -  Из   сбивчивой    речи  своей   дочери  Маргарита  ничего  не  поняла. -  Разве    Джулию  кто-то толкнул? Да  прекрати   ты  реветь  и    всё  спокойно    расскажи.

Уже  и   остальные   подошли  к  Агнесс.

- Всё хорошо,   Агнесс,   Джулия  жива. -  Ирис  обняла девушку.  – Ей   ничего   не  угрожает. Успокойся.  Прошу  тебя.

- Я…   я  не  толкала её…  она   сама…  сама   упала…

- Агнесс,  успокойся  и    расскажи,   что   произошло. 

Пока   Ирис    допытывалась   от  Агнесс,  Матильда    и  Маргарита  не  отходили  от  Джулии.  Она  с   трудом   доковыляла   до   дивана  и    лежала   сейчас   на  нём.

-  Ну,  судя,  по  тому,  что   ты    смогла   пройти -  перелома у   тебя  нет.  В    себя  пришла,  нас    всех узнала,  значит  и   с  головой  у    тебя    всё  в   порядке.  Господи,   какое   счастье,   что    ты  так    легко  отделалась. – Матильда  была  рада,    что    Джулия  избегла   серьёзных   травм -  ведь  она   вообще   могла   разбиться    от   падения   с  лестницы. 

- Но  у  меня  очень  болит  нога,  правая   нога,   я  совсем  на  неё    не  могу  наступать.

- Сейчас  посмотрю. – Матильда   с   видом  доктора   стала   осматривать  ногу   Джулии.

Маргарита   сидела    рядом  с   дочерью  и   только   ласкала  и  целовала  её,  она    была  счастлива,   что  дочь   её  осталась   жива,   падая  с  крутой  лестницы.

- Здесь  болит? -  Осматривая  ногу,  спрашивала  Матильда.

-  Нет.

-  А   здесь?

- Здесь    тянет.

-  А  вот   здесь?

- Ой,  тут   очень  сильно.  Ужасно  болит.

-  Ну,  понятно.   У  тебя  растяжение  связок.  Тебе   нужен   компресс    и   покой,   я  сейчас   всё   тебе сама   сделаю.

- Матильда,    спасибо   тебе   огромное,   ты   так  внимательна  к  Джулии,  а  я   вот –  совсем  раскисла.

- Маргарита,   ну,  что   ты  говоришь, Джулия  для  меня   - как  дочь   родная,  конечно,  я  буду  внимательна  к   ней.  Я всех   наших детей    люблю  как   родных,  на  моих  же  глазах   они  выросли.   Сейчас   сделаю   компресс,  и отведём   Джулию  в  её  комнату,    хотя   нет, лучше  сначала    отведём  её,   и   там,   в   комнате  я    поставлю  ей   компресс    на   часа   два,   а  потом    тугую   повязку  наложу.

Матильда  и  Маргарита,   взяв    под  руки  Джулию, осторожно   и    не  спеша   повели  её  на   второй  этаж.  

- Агнесс,  я    жду.   Расскажи,  что   между    тобой   и  Джулией  произошло.

- Да  ничего   не   произошло.  Я   уже  спускалась  к   ужину,   и  Джулия   тоже  вышла  из  своей  комнаты,  мы  с  ней     вместе    подошли  к  лестнице.   Она    мне  сказала -   «видишь  к   чему  привела   твоя    ссора  с  Марком,   теперь   его   нет». -  Я    ей  ответила -  «как   вы  все   мне   надоели» -  и     вскинула   руки,   а  она    вдруг  скатилась   с  лестницы.  Я  даже   и  не    прикоснулась  к  ней.  А    теперь  все   будут   думать,   что   это  я   её  столкнула.

- А   ты  её    столкнула?

-  Да   конечно   же,    нет.  Знала    бы   я,    что   моя  картина    такое  вызовет,   я    бы  не   дарила    её   твоей  тёте.   Но  постоянно    твердить  мне   о   ссоре  с  Марком -   хватит    уже,  наверное…  тем   более, что  не   я  начала   с  ним  ссорится,   а  он.

- Ну,   ладно    тебе,   не  переживай  так.  Хорошо,  что   с  Джулией    ничего   серьёзного    от   падения  не    произошло.   Она    же   знает, что    ты  её  не  толкала   и всем  об  этом  скажет.

- Ты  уверена  в   этом?  Она  скажет?

-  Ну, конечно,   скажет,   зачем    же  ей    наводить  на   тебе    напраслину.

- Спасибо  тебе,   ты  меня   успокоила. 

После   того,   как  Матильда    наложила  компресс  Джулии   с   ней  осталась   Маргарита,   для   них  обеих ужин    доставили    в   комнату  Джулии,   а  все   остальные  спустились    в    гостиную. 

- Какое  счастье,  что   с    Джулией  всё    в   порядке.  Через пару  дней   она  сможет  ходить.  

- Хорошо, что    растяжение,  а  не   перелом.  

- Ну,  давайте   отвлечёмся  от  переживаний   и    спокойно   поужинаем.   Всем  приятного  аппетита. – Матильда   всем  мило    улыбнулась    и  принялась   за  еду.  Она    ела, но   думала   только   об   одном -  «лишь   бы   поскорее  растаял   этот  чёртов  снег,   продукты,   хоть  и  в   неограниченном    количестве,   но  могут   же    испортится  и   что    тогда делать? Да  и    со   свечами   долго    надоест.  Ну,   что   за  напасть  с   этой  погодой.   Уж    о  том  не   говорю,   что  в  подвале   у  нас  -  труп.  Поскорее  бы  всё    вошло     в   привычное  русло».

После  ужина  мужчины    -   Роберт,   Александр,  Эдвард  и   Стив  - отправились  в    биллиардную,    но   играть   до конца  партию    не  стали, при    свечах  игра  не   шла  и  они,   выкурив  по    сигарете   на    балконе  и   полюбовавшись    снежной    целиной,   вернулись в  гостиную,  продолжить    разговор    ни  о   чём.  

Маргарита  не    оставляла   дочь,   после   компресса  Матильда   наложила    ей    тугую    повязку  из  эластичного   бинта,   некоторое  время    посидела    в  её  комнате,   а  потом   вышла.  Уходя    сказала, что  пришлёт  на   ночь  к   ней    кого-нибудь  из   обслуги,  но    Джулия  отказалась,  если   понадобиться  помощь,   то   с  ней  останется     мама. 

-  Ну,   хорошо,  как   знаете. -  Ответила  Матильда   и   вышла    из  комнаты.  Она  направилась  к    себе,   время  было  уже   позднее,  все    разошлись  по  своим  комнатам,    в   гостиной   не    было  никого,   сидеть   и   беседовать     при  свечах -  почему-то  никому   не  хотелось.  

- Можно    вас  на  минутку. – Ирис    тоже    направлялась  к  себе,   она  была  у  родителей    в  комнате,   делилась  опять  с    ними   своими  впечатлениями и   возвращалась  к  себе,   когда    в  коридоре    её    остановила  Роза.

- Да. Роза.  Можно.  Что-то    случилось? 

- Не    совсем.  Просто  я    кое-что    видела   и   что-то  слышала. 

-  Да?  Давай   пройдём    ко    мне,  и  у  меня    ты    всё  расскажешь.

- Хорошо.

Они   прошли  в  комнату  Ирис.  

- Садись,   Роза.   Я  тебя    внимательно   слушаю.

- Вы   знаете,   я    всё  видела.

- Что   ты  видела? -  Ирис    пока  не  понимала,   о  чём  Роза   хочет    ей  рассказать.

- Я  видела,   как    Агнесс    столкнула   Джулию.

- Ты   это   видела? – Ирис   удивилась.

- Да.  А   до   этого   я  слышала,   как   Джулия  сказала   Агнесс,   что   это  из-за   ссоры   с  ней   не   стало   Марка.

- Об   этом   я  знаю,   мне  Агнесс    рассказала,   но  она  меня  уверила,   что    не   сталкивала   Джулию.

- Я  хорошо   видела,   как   Агнес   взмахнула   руками  и   в  это   время    Джулия   скатилась   с  лестницы. 

- Ты  в   этом  уверена?

- Да. Я   хорошо  это  видела. Хотела    сказать   вам раньше.  Но    была   занята,   да  и  вы    тоже   без   дела  не  сидели, 

-Хорошо,   что   ты    мне   сказала.  Спасибо  тебе.

- Я   могу   идти?

- Если   больше  тебе    добавить   нечего,   то   -  иди.

- Спокойной  ночи. -  Пожелала   Роза   и    бесшумно вышла   из   комнаты. 

Ирис  задумалась  над   словами  горничной.  С   её  слов   выходило,  что   это   Агнесс   столкнула   Джулию   с  лестницы.  -  Но   -  зачем?  Из-за   того, что  Марк  обратил   внимание  на    Джулию,   а  не на    неё?  Но   Марка    ведь  уже  нет!   Чего   же   тогда   сводить  счёты  с   Джулией? – Ирис   не   понимала  Агнесс – либо   она,   действительно     столкнула   Джулию,   либо…  тут   в   другом  причина…  Джулия   сейчас   уже   не   помеха  ей… - Да.  Определённо  причина    здесь    в   другом,   это  точно…  но   в  чём  именно?   Этого   я  пока    понять    не  могу…   да…  как   всё    запутанно    получается. 

Ирис   легла  в   постель,   но  сон  к    ней   не  шёл,   она  постоянно    думала  о  том,  что  происходит  на   вилле.  Собираясь    к    тёте  на её    день рождения,  Ирис  и   в  мыслях  не    могла   допустить   подобных   событий.  Прокрутившись   в   кровати   ещё   некоторое   время,  Ирис   решила    встать,   сон   всё  равно  не    шёл.  Она  оделась,   накинула   пальто   и    вышла  на  балкон.  У   неё  была   от    родителей   тайна,    которую   она  тщательно скрывала,   если   мать    и отец   об   этом  узнали   бы,  то  не   пришли  бы    в  восторг.   Ирис    -   курила.  И    сейчас   как    раз   был    тот  момент,  когда    она  ощутила  непреодолимо-безумное  желание   закурить.  Ирис  курила    и    продолжала    размышлять.   Она  не   могла  прийти    к  какому  либо   заключению.  – «А  как    бы  интересно    я   описала    бы    подобное   в   своём   детективе?» -   Задумалась   она.  Но   ничего  придумать  не  смогла.   Докурила  одну  сигарету  и   взяла   вторую. Выкурив  подряд    две  сигареты,  Ирис    решила  зайти  уже,   всё-таки    мороз   был   не  шуточный.  Ирис  окурки   не    бросала    в    снег,    а   сжигала    их    в   камине. – Улики   надо  уничтожать. –  Усмехнулась   она   и  уже  направилась   в   комнату,   как  вдруг   скорее почувствовала,    чем   ощутила,    что в  комнате  кто-то  есть.  Она    пригнулась    и   стала  внимательно    вглядываться   в  тёмную  комнату.  То,   что  она  сумела  разглядеть   -  очень  её  напугало. В  комнате   она  увидела    фигуру    в  каком-то   тёмном   балахоне,   понять  кто    это -  мужчина  или   женщина   было  невозможно.  Фигура   быстро  подошла  к  кровати  и   увидев, что  на    ней  никого  нет,    молниеносно   выбежала   из  комнаты.

- Господи!  Кто же   это? – Тихо    произнесла   Ирис.  У  неё  не  было    сил   встать  на   ноги   от    перенесённого   ужаса,    но  она  заставила  себя    встать   и  войти в  комнату.   И  первое,   что  она  сделала -   заперла   входную  в  комнату  дверь, а  потом    как   была  в  пальто,   бросилась   на   кровать.  Так  и   пролежала    до  утра,  не   сомкнув   глаз. 

Утром   она   решила   об  этом  рассказать    своим  родителям.  Когда    спустилась   к   завтраку,   то  очень  удивилась,   что    её  матери – Патрисии    за   столом  нет.  Был  только   отец   и   она  обратилась  к   нему.

-  Папа,   что   с  мамой?  Почему  её   нет   за  столом?

-  Ирис,  всё   в  порядке.  Не   пугайся    ты  так.   Просто мама  спит   ещё.  Как    проснётся,   так   и  появится.

-  Папа,  когда   было,  чтобы    мама  так  долго  спала? Мне   это  кажется  странным. 

- Ирис,  ты   можешь  сама  подняться  к   ней  и  убедится, что   с    ней  всё    в  порядке,   просто    заспался  человек,  вот  и   всё.

- Просто    заспался   человек…  -    повторила   Ирис  за  отцом  и   решительно  встала    из-за  стола.  Но  направилась    она   не   к   матери,   а   совершенно    к  другому   человеку. 

Глава 5

 

Ирис  быстро   прошла  на  кухню.   Она  решила   поговорить   с   Розой. Горничная    ставила   на   поднос   еду  для   завтрака.

- Роза,   мне  надо   с   тобой   поговорить,   кое  о  чём  спросить  тебя.

- Спрашивайте. -  Не   отрываясь   от  своего   дела,  произнесла  девушка.

- Роза,   это  разговор  серьёзный.

- Я  поняла  по  вашему   выражению  лица, что    вы  не  шутите. Тогда  подождите    пару  минут,   я  отнесу  завтрак  Джулии,   и  её  матери,   Ариадне,  потом   Луизе,  матери  Марка,  она  совсем  не   выходит  из   своей  комнаты,   и потом  мы  с   вами  поговорим.

- А  что   с  Ариадной? Она   заболела?

-  Нет,   с   ней  всё   в  порядке,   она  ночевала    в  комнате дочери  и  по   распоряжению   Матильды   я  несу   и   им  завтрак.  Джулия    ходить   пока   ещё   не   может,   вот     Ариадна   и   ухаживает   за   дочерью.  Я   быстро   вернусь.

- Буду  ждать   тебя   в  библиотеке.

- Хорошо.

Ирис  сразу  же   прошла  в   библиотеку,   не   заходя  в  гостиную. Она    так  удивилась  отсутствием    за   столом  матери,  что    и  не    заметила  отсутствия  Ариадны  и Джулии.  Роза  вернулась   быстро,   как   и   обещала , через пару  минут.

- Ну, как   там  Джулия?

- Да  вроде   хорошо  уже,   даже   сделала  несколько шагов, от   обеда  в    комнате  своей   отказалась,  сказала,   что  с  помощью  матери    сама  уже  спуститься  к  столу.

- Ну,  и отлично.  Роза,   ты   должна    в   самых  мельчайших  подробностях  вспомнить  день   рождения  Матильды.

- Я  помню его,   а   что   конкретно   вас   интересует?

-  Вспомни   о  таблетках. Я   тоже   хорошо   помню   этот  день,  но  мне   не   всё   понятно сейчас   и   я  хочу  в   этом  разобраться.  Ты   принесла   таблетки  и   дала   их    Агнесс.  Почему?   Она  тебя    попросила о   снотворном?

- Нет,  не   так  было.  Агнесс   увидела,  что  мать   её   о чём-то  мне  говорит    и     спросила,   что    понадобилось   Ариадне,   и   я сказала  ей.  Тогда  Агнесс  попросила  меня   принести   эти  таблетки  ей,   она    сказала,  что  сама   их  передаст    матери. 

- А  потом   я    помню,   таблетки  затерялись…  и  мы  все  их  искали.  А   чуть   позже  Агнесс  сказала   нам,  что    таблетки   нашлись,   и   они  у   Ариадны.   Роза,  это  ты  их   передали   матери  Агнесс?

-  Нет,   я   те   две  таблетки   в  полиэтиленовом  пакетике,   которые   у    меня   взяла  Агнесс   больше  не  видела.

- Значит,   ты  не  знаешь,   как они  попали  к   Ариадне?

- Меня   Ариадна    попросила   принести… 

- Ты  уже  говорила  об этом. -  Перебила   горничную   Ирис.

-  Нет,   об  этом   я   сейчас  собираюсь   сказать.  Меня    Ариадна    опять  подозвала,   тогда  все  танцевали,    кроме  неё  и   спросила, почему   я  ей   не    несу  таблетки,  у  меня тогда  из  головы  вылетело,  что   эти  две  таблетки   взяла  её   дочь,  и    я  машинально   сказала -  простите,   сейчас  принесу.

- Роза,   значит,   те  две   таблетки  так   и    не  нашлись?

-  Если  честно,  я  не   знаю,   мне  потом   не   расспросов  о  них  было,  я же  постоянно   следила  за столом,   убирала  грязную    посуду,  приносила   чистую,   следила,  чтобы  всего   вдоволь   из    еды  было   бы  на   столе.

- Да,  понятно.   Ну,  спасибо,  Роза.  Можешь  идти.

Роза  вышла,   а  Ирис   ещё    некоторое  время    оставалась в  библиотеке.    Она  задумалась. – «Это   что  же  получается?  Две   таблетки   так  и   не были  найдены?  Но  ведь    Агнесс –  а  я это хорошо помню  -    сказала,  что таблетки  нашлись,    и  они   у   её    матери.  Надо  сейчас    подробнее   расспросить   о  них   у  Агнесс». – Ирис  заторопилась   в  гостиную.  Она  внимательно  окинула    взглядом  стол,   и   когда  увидела    мать  - то  очень  обрадовалась.  Агнесс    тоже    была   за   столом  и   сидела  на  своём   привычном   месте.  Ирис    вначале   подошла   к  матери.

- Мама,   доброе   утро. Ну,   и  ты   и  заспалась.  Всё   хорошо   у  тебя?

- Ирис  с   утра  нервничает.  Всё   о  тебе,  дорогая   переживает.   -  Эдвард   склонился  к  жене.  – Разволновалась   ужасно.

-  Родная   моя,  что   с  тобой,    ну,   заспалась   я, что   удивительного?

- Мама,   ты   сама   так  крепко   спала  или…   со  снотворным?

- Ирис, ты   же   знаешь,   что   я   снотворное   никогда  не  принимаю,   мне   оно  ни   к  чему,   у   меня   сон  такой…  впрочем,    ты  и сама   знаешь   какой  у  меня  сон.

-  Значит,   ты    сама  так  заспалась?!

- Господи,  Ирис  да   что   с  тобой?

- Ничего,  всё    в   порядке. Мне  надо  идти.  У меня  дела.

- Ирис,   ты    же    не  завтракала.   Поешь,    потом  займись делами.  Голодная    ведь.

-  Папа,  не   до еды  мне.   Поем  позже.

Ирис,   хоть  и   очень  торопилась,   но  встала  медленно  из-за  стола,  чтобы   к   своей  торопливости  не   привлекать  всеобщего    внимания. Она  направилась  к    Агнесс.

- Доброе   утро   и приятного    аппетита. Агнесс,   мне   надо с тобой   поговорить. -   Прошептала   Ирис,    наклонившись  к  девушке.

-  Садись   и  говори. 

- Не здесь.  Доедай   и приходи    в    библиотеку,  я  тебе   там   буду  ждать.

- Хорошо.  – Ответила  Агнесс,   она  не    удивилась   желанию   Ирис   поговорить,    но   тон  Ирис   её  очень  удивил    и  даже  заинтриговал. – «Что  же  ей  от меня   нужно?» - Думала   Агнесс,  быстро  доедая  свой  завтрак.   Маргарита,   её  мать   внимательно   смотрела   на    дочь.  Она   сидела  напротив   неё   и,   слегка  перегнувшись,  тихо  спросила. – Милая,   всё  хорошо?  Ты   в   лице   изменилась.

- Всё  хорошо,    мама, тебе   показалось.  Я   пойду  к  себе.   Всё   было очень   вкусно, спасибо. – Громко  произнесла Агнесс,  обращаясь   к  Матильде,   сидящей   во  главе  огромного   стола.   Матильда  мило    улыбнулась   Агнесс   и  кивнула   ей. Агнесс   очень  нравилась   Матильде, но  Матильда  поняла,   главное  это   не  ей   нравится,   а      Стиву,   а  вот  ему,   в  отличие  от    неё,   Агнесс  безразлична.   Стив   постоянно  находится    рядом   с  Джулией,  готов   даже   ночью    быть  в   её   комнате и  самому    за    ней  ухаживать. – «Да…  Агнесс   явно    безразлична   моему   сыну,    а    жаль…  хотя   и   Джулия  тоже   очень    красива,    порядочна,    умна  и  очень  добра.  Ведь  только   добрый  человек  будет заниматься   благотворительностью,   и   тратить  свои    деньги  на     неимущих.   Да…  но  Агнесс   насколько  нежнее, грациознее    и…   тоньше.    Жаль…  но,  что  поделать,    сердцу    не   прикажешь». – Раздумывала    Матильда,  глядя  на    Агнесс. – «Но,  что    это   с    ней?  Она    как будто  взволнованна…   быстро    поела…  и  торопливо   куда-то    ушла.  Может,   Джулию  проведать?  Что-то   всё-таки    не очень    понятно   как  Джулия    упала,    неужели   виновата  Агнесс?  Нет,   не   думаю,  она   такая   добрая   девушка,  просто   случайность    нелепая   произошла». 

Агнес   вошла   в   библиотеку.

- Садись,  Агнесс   я   очень хочу,   чтобы  ты  вспомнила  день  рождения   Матильды,   и   конкретно   о таблетках.  Помнишь,   ты    сказала,   что   таблетки  нашлись?

-  Да.  Помню. Я  их оставила  на столе,   потом   они пропали,   а  потом    я  спросила  у   мамы,  и  оказались, что они    у   неё.

- Как  ты  спросила   о   них  свою    маму,  помнишь?

- Я  спросила – мама,   таблетки  у  тебя?   И  она    ответила  -  да.

- А  ты   не   спросила,  как   они   у   неё  оказались?

-Нет,  меня    на  танец   пригласили,   и   я   пошла  танцевать.  Наверное,  Роза  нашла  их    на   столе  и    дала   маме.

- Нет,   Роза    принесла    твоей    маме   другие   таблетки,  а    те,   которые   пропали…    те    так  и  не  нашлись.

- Ну,   я    не   знаю,   да   я   виновата,   что   не   доглядела   за  ними,   но,   что   в  сущности  произошло?  Ты  меня  в  чём-то    винишь?  

- Агнесс,   ты  не   виновата    в  споре   с  Марком. Ты     сказала,  что   он    первый  начал   -   но  Марк  в  результате    умер,  ты   не   виновата   в  падении    Джулии,    но  она    упала    с   лестницы,   ты  не  виновата   в  исчезновении   двух  снотворных   таблеток,   но  они    пропали.  Ты    не  виновата  во    всём   этом, но   во   всех   этих   происшествиях   - ты    замешана.   Как  ты  это  объяснишь? – Ирис    задала   вопрос,   но   вдруг   её    как  током  ударило -  «моя  мать   спала   не    просто  так  долго,  в   её   бокале   с    соком  было    снотворное  и  это  снотворное  предназначалось    не   маме,    а…  мне.  Кто-то  бросил   эти  таблетки    в   мой   бокал,   думая,   что   я   выпью   сок,  а   выпила    моя    мама,     и    ночью  нанесли   мне   визит.  А какова    была   цель   такого  визита?   Цель  только   одна -  убить   меня…  да…   именно  убить.  Но   сок    выпила   вместо    меня    моя   мама,  а  мне   не   спалось,   я  вышла  на  балкон    и  тем   самым  спасла   себя. Кто   же  это  мог   быть?  Неужели…   Агнесс?» - Быстро   всё   это пронеслось  в  голове    Ирис. – Агнесс,   что  ты   делала   в  моей  комнате   прошлой   ночью? – Резко заданный   вопрос   должен  был  сбить с    толку   Агнесс,   ели   это  она  была.  Такой  приём  Ирис  часто   использовала    в  своих   произведениях.

- Ирис,   ты  помешалась    на   своих  детективах.  Как   же   вы  все   мне  надоели. – Агнес   направилась   к   двери, но   Ирис  как  пантера,  бросилась    за    ней  и   встала  перед дверью.

-  Я  тебя   не  выпущу,    пока  ты   мне   всей  правды  не скажешь.         

- Ирис,   да ты   больна. Я сейчас  закричу,    буду  кричать    о том,   что   ты  на  меня    напала.

-  Да   это  ты    больна,  но  ничего,   я     разберусь  во  всём. У   меня   уже    нет  никакого   сомнения  в том,   что   в  смерти   Марка  виновна  именно  ты.  Это  ведь   ты  попросила   Розу    оставить  тебе    таблетки,  предназначенные   твоей  матери,   а  когда  увидела,  что  Марк   сам   попросил    для  себя   снотворное  –   припрятала    их   для   другой  своей  жертвы,   потом  пробралась    в  его    комнату,   и    задушила его.  Потом  меня   хотела    усыпить    своими  припрятанными таблетками,   но    вместо   меня   выпила   сок   моя   мама,   но  ты   этого  не  заметила   и соответственно   не   знала,  и   вошла    в  мою  комнату,    надев    на себя    какой-то   балахон,   но   меня   в   комнате   не  оказалось,   и   ты  быстро    выбежала    из  комнаты.  Ну,   что?  И  сейчас  будешь  всё   это  отрицать?  Видимо,    Джулия  что-то    увидела,   стала    подозревать  тебя     и   потому    ты  решила    сбросить   её   с  лестницы.  Видишь,   я  уже   почти    во  всём  разобралась.  Мне   только  мотив  неизвестен…  ну,    отвечай…

- Ирис,   мне  жаль    тебя,  ты    свихнулась    на  почве  своих  детективов,    выпусти  меня,   мне   страшно   с  тобой  находиться…   я  боюсь  тебя…   а   может…  может   всё   это  совершила    именно  ты…    и   сейчас    стараешься    меня  запугать…  и  свалить   всё  на  меня…

Ирис   распахнула    дверь   библиотеки. – Можешь    идти,   но   я  обещаю,   я  разберусь    во  всём.  

Агнесс  сделала    несколько  шагов    и  упала. Ирис   подбежала  к    ней,   Агнесс   была   без  сознания,  поднять  её   у   Ирис   не  хватило   сил,    и   она    громко     позвала    на  помощь.  Гостиная   была    рядом    с   библиотекой,  все   сразу     услышали   крик    Ирис   о помощи   и    бросились  к  ней.

-  Что    случилось? – Первой    выбежала    в  коридор   Матильда.

-  Агнесс   потеряла  сознание.

- Почему?  Что   произошло?

- Агнесс,   родная,   что  с    тобой? – Маргарита  была    очень  взволнована,    увидев,   дочь   лежащей  на  полу.  Александр,   Роберт  и  Эдвард,  закончив  завтрак, отправились    в    курительную  комнату,   Стивен   же   после завтрака  поднялся  к  Джулии. Мать   Джулии,   деликатно   оставив    их   одних,   спустилась    в  гостиную. Все   женщины -  Матильда,   Ариадна,   Патрисия   и  Маргарита    вчетвером    подняли   Агнесс    и    понесли   в  гостиную,  уложить    на   диван.  Пока  они    переносили девушку,   она   пришла  в себя.

- Родная  моя,    что  с  тобой  произошло? Почему   ты   упала  в  обморок? – Допытывалась  Маргарита.

- Может,   у  неё  критические   дни?  Так   бывает. – Высказала   предположение  Роза.

- Может,   ты,   детка    плохо    позавтракала,    не  очень  сытно.  -  Патрисия   тоже    высказала   своё  предположение. – И   потому    упала  в  обморок. 

- А,   может  ты  на  оборот   очень  плотно   поела  и   твой    слабенький    организм  не   справился  с  нагрузкой? – Спросила  Ариадна. -  Она  знала,   что  Матильда   хотела  видеть       своей  невесткой  и   ей  было  в  какой-то  мере обидно, что  выбор  Матильды  пал    на   Агнесс,  а  не на  её  дочь. Она  не   хотела   язвить  девушке,   но  это   вышло  как-то    само с  собой.   Ариадне  стало   несколько  неудобно  от   своего вопроса,   и она   попыталась   исправить   свою  неловкость.   – Когда  человек     съедает   больше  обычного,    то  у  него   в  организме  происходят     определённые   изменения  –   кровь больше  приливает  к желудку,   чтобы  дать    ему    больше   силы  в    начавшемся   в   нём  переваривании  пищи,  в  результате  этого    кровью   беднеет    мозг,   и  человек    может   потерять    сознание…   я    читала  об   этом.  Вот,   видимо это  с   тобой   и  произошло.

- Что   со  мной    произошло?   -  Увидев  склонённые   на  собой  лица,   Агнесс  даже    растерялась.  – На  меня  напали?

-  Боже    мой,  что  ты   такое,   дочка  говоришь?  Кто   на  тебя   мог  напасть? -  Маргарита    испуганно посмотрела  на  присутствующих. -  О   чём   это  она?  Неужели     это  правда?

-  Лично  я   уже  ничему   не   удивляюсь.  Кто- то  же  скинул    мою  Джулию  с   лестницы.  И  не    признаётся.  Ирис,   а  ты  что скажешь?  Это  же  ты  её  нашла.  Может,   это  ты   на  неё   и  напала.  А?

- Нет,   конечно  же.  Чего   мне   на   неё  нападать?

- Родная,  скажи    мне,   что   произошло   между   вами? – Маргарита  нежно   смотрела  на дочь.

Агнесс  вдруг  расплакалась   и   сквозь  слёзы,   всхлипывая,  начала   говорить. –  Почему  меня   все  подозревают  в  том,   что  здесь   происходит…  почему…   я   ни   в   чём  не  виновата…  я  так    больше   не могу…  я хочу    уехать  отсюда  и    поскорее    всё  забыть…  этот   чёртов   снег  не  начал   таять?

- Роза, принеси  ей   снотворного…

- Нет!  Никакого   снотворного,   я  засну,   а   потом  меня  во  сне   кто-то   убьёт…

- Что  она    говорит?!  Агнесс,   о  чём это   ты? – Патрисия   очень   испугалась.

- Мама,    успокойся,   всё  нормально.

- Что   нормально?  Я   только   сейчас  задумалась    о  своём  длительном  сне…      вдруг   это   меня  напоили  снотворным   и   хотели  во   сне  убить?

- Мама,   замолчи,   и    не   сей   панику. – Ирис    отвела  мать   в   сторону. – Я   потом  тебе   и папе   что-то  расскажу,   но  сейчас,    очень    прошу  тебя -  молчи. 

- Хорошо.   Не  надо  снотворного,  раз  ты   боишься,  Роза   принеси    ей   успокоительных   капель  и   пусть  кто-нибудь  из  прислуги    побудет    с  ней    в  её  комнате.

- Нет,   с  дочкой    буду    я  сама.  – Почти  выкрикнула   Маргарита.  –  Агнесс,   ты   сама    идти  можешь?

- Да,   могу.   Пойдём, мама.

-  Роза,  отнеси  им    успокоительное   в  комнату.  Маргарита,   обед   вам    тоже  в   комнату   подадут.

Агнесс и  Маргарита   ушли.  Ирис   с  Патрисией  -  тоже.  В  гостиной   остались   только   Матильда  и  Ариадна.   

-  Надо  же,    а   мужчины   и  не   догадываются, что   у  нас  произошло. -  Тихо  произнесла   Матильда.

- Я  тоже   - не   догадываюсь,  что  происходит  на  твоей   вилле. – Тон    Ариадны   был    резок. -  Раньше  мы  от  души  веселились  у  тебя    и   отдыхали   на  славу, а  сейчас?

- А  сейчас    я   и   сама  не   понимаю,  что   происходит… -  всё  также    тихо   говорила   Матильда. – Как  будто  кто  сглазил    наш отдых.  Ничего  не   понимаю. Ну,  ладно,  не будем   о   грустном.  Похоже, что  мы  с тобой    помимо   подруг    ещё и    родственниками   станем -   Стив  и  Джулия…

-  Да,    я  заметила.   -  Но    радости   в  голосе    Ариадны    не  чувствовалось.

- Ты    не   рада   их  возникшему   чувству?

-  Рада.  Но    меня   продолжает    волновать   вопрос – кто  напал    на   мою  дочь    и   почему?

-  Да  не  было   никакого   нападения,   она  сама   споткнулась    и   упала,   а,   возможно,   что-то  между  ней  и  Агнесс   произошло,    не    поделили  они,  видимо,    моего  сына.  – Матильда   попыталась   улыбнуться,   но под  взглядом   Ариадны    улыбка   застыла  на  её   губах. -  Я   же   очень    хотела,   чтобы    он   обратил    внимание  на  Агнесс,    вот     Маргарита,   видимо,  и    сказала  ей  об этом,   а   потом  выяснилось,   что   Стив    равнодушен  к   ней  и   увлёкся    Джулией,  вот,  и  решила  Агнесс  отомстить  Джулии.

- И  убить   задумала  мою  дочь?

- Ну,   что ты  такое  говоришь.  Скорее всего,  что-то  сказала   Джулии,   а   та   резко,  наверное,   повернулась,   чтобы  уйти  от  неё,   но   не  рассчитала,   поскользнулась  и  упала.

-  Ты  сама  веришь  тому,  что  говоришь?

- Верю  и  тебе  советую   поверить.

- Но   не могу   в   это  поверить.

 - А   ты  -  поверь!   - Прикрикнула    на   неё  Матильда.  – Поверь!   Слышишь.

- Слышу.    Но  не   могу. Тогда    придётся  поверить  и  в  аллергию   Марка.

- Да.   И   в  неё  верь.  Я  же  верю.

-  А  может   тебе    выгодно   во  всё   это верить? -  Тихо  и  осторожно    спросила   Ариадна    Матильду.

-Ну,   знаешь…   всё,  хватит!  Я  больше    не  могу  с  тобой    говорить  и    выслушивать   твой   бред.  Иду  на  кухню.

- И   я  пойду  -   отдохну  от  тебя. – Ариадна    вышла, а  Матильда   чуть   задержалась  в  гостиной.

- «Что  же  это  происходит?» - Задумалась  она. - «Я очень хочу  верить   в  то,   что  говорю,   но    у меня,   так    же  как   и  у   Ариадны –  не   получается.  Ещё   и   эта  погода…  никак    не  начнёт    таять  снег,     телефоны до  сих  пор  не работают,     света  тоже    нет.  Как   же  хорошо,  что  колодец   с  питьевой   водой    вырыт  прямо   в    погребе,   будь  он    во  дворе  -  все  трубы   замёрзли  бы     и    ещё  без  воды    мы  сидели  бы.  Видимо,  раньше  такие  снегопады   часто    бывали,  раз    колодец   в    доме.   Ну,  всё,   надо  заниматься    делами -  дать  распоряжение  об  обеде,   надо   чуть  экономнее    уже  тратить  продукты. Господи!  Как    же  мне    всё  надоело!  И  когда  же    это  закончиться?  Всё,    больше  никогда  не  буду   праздновать  свой   день  рождения    на  вилле,  только    на  городской  квартире». – Матильда    направилась    в  кухню,  ей    сейчас  впервые  придётся   просить   поваров   экономнее    тратить  продукты,  ей  было очень  неловко  из-за  этого, но другого  выхода   в    создавшейся обстановке,   она   не  находила.

Ирис    была  в  комнате   своих  родителей    и  рассказывала   им  о   своих  новым   наблюдениях. – Мама,   успокойся,   никто  не  хотел    твоего     глубокого,   как  ты  говоришь,   сна.  Это  я  должна  была  заснуть   крепко.

- Ты?  Ну,  откуда   ты  это  знаешь? Тебе,  что  об    этот  тот  человек  доложил,  который    подсыпал   таблетки   в    бокал?

- Нет,   мне  никто    не   докладывал.    Просто   в   мою  комнату   ночью    приходили,  кто?   Я   не  знаю.   Этот  человек    был   в   широком   балахоне,    и   цель  у   него   могла   быть   только   одна -   убить меня.

- Господи, что   ты  такое  говоришь?!

- Ну,  а    я  опять   повторюсь -   какого   чёрта  мы   сюда  приехали.

- Эдвард,   помолчи,   не  перебивай    нашу  дочь.  Ирис,  продолжай.

- Помните,   когда   мы   вчера   говорили,  и  нас    кто-то  подслушал? -  Родители  закивали  головами.

-  Так  вот,  я   уверена,  тот,  кто   подслушал   нас   и  был   моим  ночным  визитёром,   он  решил    быстро   действовать   и…   убрать  меня.   -  Ирис    замолчала.  Молчали  и   её  родители. -  Я  уверена,   меня    хотели  задушить,   ведь   это  самый   бескровный  способ  убийства,   я    его   часто    описываю    в   своих  детективах…

- Ирис,   я   больше    не  могу   слышать   о  твоих  детективах. -   Воскликнула  Патрисия.

- Но   ведь   благодаря   им   я,   кажется,    распутываю    всё, что   здесь  происходит.

-  Пат,  наша   дочь  права,   не   мешай   ей,    говори,   Ирис.

- Так   же  погиб  и   Марк,  он    крепко  спал,   и    во   сне    убийца   задушил  его.

- И  как   же  он   задушил? 

- Подушкой,    мама.  Точно    также    убийца    планировал  задушить  и   меня,  ведь  он    был  в   полной  уверенности,   что  я  крепко  сплю. 

-   Как  же   ты  тогда    спаслась? –  Удивлённо  спросили   Эдвард.

- А мне    не   спаслось,   и   я    вышла  на   балкон, а  потом  в  комнате   увидела  его.

- Ты  видела   убийцу? –   Почти   в   один   голос  взволнованно   спросили  родители.

-  Я   видела    человека    в    балахоне,  но  кто    был     скрыт  под   ним  –   я  не  знаю,   я даже    не  поняла  -  это   мужчина   или    женщина.  Но   одно   я  поняла    твёрдо.

- И  что    же?

- Что  ты   поняла? – Лица    Эдваарда    и  Патрисии  были   очень  напряжены.

- Я  поняла,    что  никакого    несчастного   случая   с  Марком   не    происходило   -  его   убили.  Джулия  не  сама   упала  с   лестницы  - её    столкнули.  Снотворное    не   само   исчезло  на    дне   рождении  Матильды – его   украли,   ты  не    своим    сном   спала  крепко – а    под   действием   того  украденного    снотворного.  И   ко  мне  не   случайный    визитёр    заходил   –   а   убийца  и   этот   убийца….   среди  нас…  он   или  она…   на  вилле.          

Глава 6

 

- Ирис,    детка…    неужели  ты    об    этом  говоришь  на  полном  серьёзе?!  На вилле…   убийца?!

- Да,  мама.  На   полном  серьёзе.  На  вилле   убийца.

- Дорогая,   успокойся,   Ирис    может   и  ошибаться. – Эдвард   успокаивал  жену.  Патрисия   стала   белее  стен,   у  неё   подкосились    ноги  и   не  поддержи   её   Эдвард,  женщина   упала   бы.

- Ирис,   не   пугай    свою  мать.  Видишь,   на  ней   же  лица  нет.

-  Смерть   Марка    вас   не   так  напугала,   как    правда    о   его  смерти?  Но  ведь  всё   сходится.  А   убийца…   я   не  могу   этого   утверждать,   но   всё   указывает  на  Агнесс.

-  Но  почему   же  она  его  убила?   Ведь   должна  же   быть причина?

-  Причина  есть…

-  Ты  уже   и  это  знаешь? -  Быстро    спросил    Эдвард.

- К  сожалению,  нет,   никак   не   могу    понять  мотива.  Но  я   одно    уже   твёрдо   знаю.   Его  -   я    имею   в  виду   мотив   -  искать  надо    не    событиях,   которые  произошли   на  вилле…

- А  где?  - Патрисия  перебила    и  внимательно   смотрела  на   дочь.

-  Мне    так   кажется,  что  Агнесс  и   Марка   что-то  связывало,  а  ссора  их   -  была    просто   толчком.

-  Да… - протянул   Эдвард -  то,   как   ты   разложила   нам   свои   размышления   по  полочкам…  -    выглядит   правдоподобно   и    очень  убедительно.   Да…   не    зря  ты    пишешь   детективы,   не   зря. -  Отец   тоже    внимательно смотрел   на   дочь,  и    во   взгляде  его   заметно   было   восхищение  дочерью.  

- Я  пойду  к   себе,    немного  отдохну.  

- Ирис,  будь    осторожна.   Знаешь…   человек,    убивший    единожды…   может   убить     ещё.   Запри   свою   дверь.  Обещай   мне   это.

-  Мама,   я  уже   после    ночного   гостя    постоянно  держу  её  запертой.  

- Может,   ты   будешь  реже   выходить   из   свой  комнаты?

-  Тогда  я   ничего    не   смогу   узнать,   папа.   Не  переживайте   обо   мне.  До  встречи   за  ужином.

Ирис  направилась    к   себе,   Роза   заканчивала   уже   уборку    её   комнаты.

- Ирис,    я   нашла   серьгу   на    полу,   она  закатилась   под  вашу  кровать.  Вот,   пожалуйста.   -  Роза  протянула    ладонь,  на    которой  лежала    изящная   бриллиантовая  серёжка.

- Спасибо,  Роза. –   Ирис  внимательно   разглядывала   её.

-  А  я  и    не  знала,  что     вы    носите  серьги,  никогда   на  вас  не   видела. -  Роза   инстинктивно  посмотрела    на   уши  Ирис. – О,    а     у  вас     уши  и    не  проколоты.  Значит…   она   не  ваша? – Удивлённо  спросила   горничная.

- Ты   права,   Роза.  Эта  серьга     -  не    моя  и   мне  очень  интересно -  чья   она,   как   попала  ко   мне  и…   с   какой   целью.

- Какие  странные   вещи    происходят     на  вилле.  Раньше  ничего   подобного    никогда    не  происходило.  Было всегда    спокойно  и тихо.    Знаете… -  Роза  перешла  на  шепот -  я    стала  запирать    дверь  своей  комнаты,   мне  так    спокойнее,    а  раньше  никогда  этого    не  делала.

- Розы,    скажи  мне,   камеры  наблюдения  есть  на  вилле?

-  Нет,   в    них   нужды   никогда  не   было,   у  нас и   охраны-то     нет,    не   для  чего    было…  а    вот  сейчас,  если   бы  всё   это   было – сразу   нашли    бы  того  кто  здесь  преступничает.

-  Роза,   может,   ты   на   ком-то   видела   эти  серьги?

-  Дайте   подумать. –  Роза   надолго  задумалась. -  Нет,  не  припоминаю.  Но   буду  внимательней   прислушиваться  к  разговорам,    возможно,   что-то  удастся   услышать.

-  И,   если  услышишь…

- Сразу   же    вам  об   этом  сообщу. – Докончила  Роза.

- Пока    серьга   пусть   побудет   у   меня.

Роза    вышла  из    комнаты,   а  Ирис,  рассмотрев  хорошо   серьгу  и   запомнив  её,   спрятала  туда    же,   где  хранила   ключ   от   комнаты  Марка.    Сначала  она,    спрятав   этот  ключ,   думала,   что    прячет    важную    улику.  Ведь  ключ   появился    в    комнате  не    сразу,   его   явно    подбросили,  и    кроме    убийцы    подбросить    его   было   некому. -  «Так   вот…» -  думала  Ирис –  «…на  ключе    отпечатки  пальцев    самого   убийцы»  -  и  потому  надёжно спрятала  этот  ключ,   но   сейчас    она  уже   твёрдо  знала -  на  ключе   будут  отпечатки  только   самого   Марка,   потому    убийца    и  подбросил   этот   ключ.  Ключ     был    убийце   уже  не  страшен,    он    потерял   статус    улики. Но,  тем   не менее,   Ирис   хранила  ключ   и    теперь  рядом  с  ним   положила    и    серьгу,   она   была   уверена,  что    и    на серьге   не   будет    отпечатков   убийцы,  но   на    ней   должны  быть   чьи-то  отпечатки,    но   вот   чьи -  Ирис   не знала,   и    ей   было  очень     интересно   это  узнать.

Ирис   прилегла    отдохнуть  и   не   заметила    как  уснула.  Её  разбудил   стук  в   дверь.

-  Сейчас  открою. Минутку.  – Ирис   быстро  встала  с  кровати,   накинула    на  себя   халат   и   открыла  дверь.  На  пороге    стояли   Патрисия  и  Эдвард.  Их    взволнованный  вид  очень   напугал    Ирис.

- Родители, что   случилось? – Ирис   тоже   разволновалась.

-  Ты   ещё  спрашиваешь?   Тебя    нет  за   столом,  гонг  к   ужину   не   услышит    разве    только  мёртвый,   а    ты    спрашиваешь,   что случилось? -  На  Ирис    напал  хохот.  Она   смеялась  и    сквозь  смех с  трудом   говорила.

-  И…вы   подумали…   что    я…   что   меня…   убили? – Ирис  продолжала   смеяться.

-  А  что,  что   мы    должны  были   подумать?

-  Ну,   это    твоя    мама  так  подумала,   а   я  ей  говорил,  что    возможно    ты   спишь…

- Да,   я    заснула,  и    даже  гонг   не   слышала.   Сейчас  переоденусь   и  спущусь.

-  Мы  подождём  меня.

-  Мама!  Идите  с  папой  в  гостиную,    я  сейчас  спущусь.

- Дорогая,   наша   дочь    права,   не надо    паниковать,  и  пойдём,  ты   же   знаешь,    все   нас    ждут.  Ирис,   ты  тоже   не   задерживайся,   пока    все    не  соберутся,    ужин  не  начнётся.  Таковы    правила  на    этой   вилле. – «Чёрт   бы  её   побрал». – Добавил    про   себя   Эдвард.

- Не  задержусь,   я    мигом.

Патрисия    и  Эдвард  направились    в  гостиную,   а  спустя   минуту    туда    отправилась    и    Ирис. Но,  проходя  мимо  комнаты    Агнесс,  она    услышала    её   негромкий  голос.  Дверь   оказалась  не  плотно    закрытой, что   позволило     всё   слышать. – Я  хорошо  помню,   что  сняла   и   положила    их   на   стол.  Куда    же    одна   серьга  могла   подеваться?

Услышав    слова  - «серьга» -  Ирис  внимательнее  стала  прислушиваться.  Ей    интересно   было   узнать    с  кем  говорит   Агнесс,  и  какую  серьгу  она    имеет  в  виду. Агнесс  продолжала    говорить   -  ну,   куда   же   она  делась?   Я  осмотрела    всю  комнату,   если    бы   хотели    украсть,   то  украли    бы   обе,  не    одну  же,   что  с  одной    серьгой  делать? –  Ирис   поняла,   что  Агнесс    говорит  сама  с  собой  -   «действительно,   кому    можно    говорить  о  том,   что   потеряла   серьгу    в   моей  комнате…  только   себе…   значит,   это    Агнесс   была  ночью   у   меня…  ну,  вот    я    и   узнала,   что    хотела». – Ирис   торопливо  отошла   от    двери   Агнесс,   по   её   шагам   она   поняла,  что   Агнесс    направляется   к  двери.   Сейчас    говорить   с  ней,   у    Ирис   не    было  желания – «поговорю  с  ней   чуть  позже».   -  Подходя    к    гостиной,  Ирис   заметила   Розу,    та    подавала    ей    знак     подойти    и   Ирис,  подходя    к   своему  столу,   сделала    небольшой   крюк  в   сторону   Розы.

- Мне   надо  вам   что-то    сообщить,   задержитесь  после  ужина.  – Ирис  незаметно  кивнула    и    прошла  к  своему  месту  за  столом.  

Ужин  прошёл    очень   спокойно   и    не  напряжённо.  Джулия   уже    вместе  со   всеми   и   обедала  и   ужинала,  немного     хромала,  но    на  боль  в   ноге  не   жаловалась.  Все обрадовались   тому,  что   она   выздоравливает,  и  поздравляли  её  с этим.   В гостиную,  по  прежнему,   не спускалась   Луиза,    её    старались    немного   развлечь,   но женщина  очень    переживала    и   просила   не  беспокоить.  Её    просьбу   уважили.

- А   у  меня  для   всех   приятное   сообщение. -  Громко   объявила  Матильда.

-  Хоть   что-то    приятное    на     фоне    всех  событий. – Тихо  произнёс   Эдвард.

- И какое  же?...   

-  Говори  быстрее,    нам  всем   хочется    порадоваться…

- Да,   не   тяни…

-  Мы  все    ждём…

- Мороз    стал    ослабевать,  и    показание   термометра  приближается…   к  нулю. -   Восторженно    и  радостно  произнесла   Матильда. 

- Ну,   наконец…

-  Дождались…

- Значит,   скоро  начнёт   и    снег  таять?...   

-Да!  Начнёт    таять  и    наше  заточение    на  моей   вилле -  закончиться.

- Даже   не   верится…

Ужин  прошёл    очень  хорошо,   можно   сказать   почти  как    раньше.   Ирис   специально   ела  очень   медленно,   ей   же  надо   было  задержаться,    но    её  медлительность  не    укрылась  от    матери   и    тёти.

- Ирис  детка,  ты  себя  хорошо    чувствуешь?  Что-то   вяло    ешь,   уж  не  заболела  ли?

- Нет, мама,  со  мной  всё  хорошо. – Ответила  Ирис  и  спасительно   посмотрела  на  отца, тот   сразу    всё  понял  и    отвлёк   мать,  но    оставалась  ещё  и тётя.

-  Ирис,    родная  моя,   тебе   не    нравится    еда?  Я  понимаю   тебя,  но  и   ты  пойми,   мы   вынуждены  сейчас  экономить. – Тихо    произнесла   Матильда,   пригнувшись  к  Ирис.

- Ты    это   о  чём,   тётя? -   Не    сразу    поняла   Ирис,  её    голова   была    занята  совсем    другим,   а  не   экономией  продуктов.   -   Всё  в    порядке,   тётя,   мне   всё  очень  нравится,    я   просо   смакую. 

Матильда    удивлённо  посмотрела    на  племянницу,   резонно  решив,    что   она    обдумывает    свой  новый   сюжет  и   потому  так    вяло  ест,  но   приставать  к  ней  с  расспросами   больше    не   стала.  

Ужин  закончился    и все    стали   потихоньку  расходиться, последней  из-за    стола  встала  Ирис.   Когда  все  покинули  гостиную,   к  ней  подошла   Роза.

-  Я  должна  вам  что-то   показать. – В  руке   у  Розы   была зажата    какая-та    бумажка,    вернее,   клочок.

-  Что  это? – Спросила    её   Ирис.

-  Я   убирала   комнату    Агнесс    и    нашла     это   на  полу.  Это   -  записка    и    написана   она…  Луизой.

- Что?!   Луизой?   Давай  скорее.

- Потому    я    вас  и   попросила    задержаться. – Роза  протянула   записку.

Ирис  внимательно    прочла,   что   было  написано  в  записке. – «Я  знаю    кто   ты,   я    узнала  тебя,  и   я  расскажу  всем    о   тебе.  Убийца!  Это    ты  убила  моего   сына».  –   Записка    была  подписана  именем   Луизы, матери    Марка.  Прочитав     записку,   Ирис  удивлённо    посмотрела    на   Розу. – Это    многое   проясняет…    если   не    всё.  Я   возьму    записку    с  собой.

Ирис    заторопилась    к  себе,  то,   что    она  сейчас  узнала – было    равносильно   взорвавшейся   бомбе. – «А  я  ведь   была   уверена,    что  Агнесс  и    Марка   что-то    связывает  и,  что   ссора   их   была  последней  каплей.  Но,  что    же  их    связывает?   Надо     рассказать  обо   всём   родителям, хотя…   не  стоит   их    волновать,   особенно   маму,  а   вот     тёте   надо    всё   рассказать,    на   её   вилле    живёт  убийца  и   она   должна    об    этом  знать.   Но   расскажу  ей  завтра,   на   ночь   глядя    не  буду   Матильду  нервировать».  

Ночь   на   вилле  прошла   спокойно. 

Гонг    известил   о   завтраке,   хозяева  и   гости    стали     собираться    в  гостиной.  Роза   как    всегда  готовила   поднос   с    завтраком  для   Луизы.   Водитель  сейчас    не  был    занят   своей    непосредственной   работой,    он  следил   за     показаниями  термометра   и    замерял   высоту   снежного    покрова.  Он  с    радостью  заметил,   что  термометр    показал   уже   не    минусовую  температуру   и даже   не   ноль,    на   термометре  было    четыре    градуса  тепла    и    впервые   за  последние  дни  показались   капли.    Снег   начал   таять!  

Водитель   заторопился   в  дом,   чтобы  сообщить   всем    эту    радостную  новость,   но  то,   что  он   увидел – пригвоздило    его   к   месту    и   лишило      дара    речи.       

 Глава 7

 

Когда    временный    ступор    отпустил  водителя,   он  заторопился  в    гостиную,   знал,  что    сейчас    время  завтрака    и   все  находятся  там.  Спустившись   с   крыши,  где  он   производил    замер     уровня   столба  снега,   водитель   на    лестнице   первого   этажа   столкнулся   с  Розой,   она   с    подносом   в  руках    поднималась на  второй    этаж.

- Что  с    тобой?  Лица   на   тебе  нет.  Привидение,  что ли  увидел?

- Хуже,  Роза.  Хуже.  Вот  иду     сообщить   хозяевам.

- Постой,   не    порть  им    аппетит,   пусть    спокойно  поедят,   скажи   лучше  мне,  что   увидел.  

- Там,   на   крыше    над  подъездом…    знаешь   же    эту  крышу?

-   Ну,   конечно, знаю.  Что   с   ней? – Нетерпеливо   спросила   Роза. 

- С  ней,  с    крышей   всё    нормально,   а  вот    на  ней  лежит   человек,   женщина.

-  Да  ты   что!  И  кто? – Роза    даже  забыла   куда  шла.

- Я  не    понял   кто…  сверху    не  разглядеть.  Надо   сказать  хозяевам.

- Скажем,  но    после завтрака.   Я  сейчас    отнесу  завтрак  Луизе…

-  Тебе   только   ей   надо  завтрак  нести? -  Перебил   водитель    горничную.

- Да,  только   ей,  Джулия   уже  сама   спускается,  правда,  с получасовым   опозданием,   к   девяти  часам  не    успевает,    приходит   завтракать   в  половине  десятого.   Поднимись  вместе    со  мной,  я   отдам  завтрак  Луизе  и  потом   посмотрим,   кто там   лежит,   а   уже   потом   доложим    хозяевам,   к  тому   времени    и   завтрак закончат  они.

- Ладно,   пошли.

Водитель    и    Роза  поднялись   на    этаж   спален   и  подошли   к    комнате  Луизы. 

- Ты  подожди  здесь,    я   оставлю ей    завтрак  и  сразу  же  выйду.  - Роза     постучала  в   дверь   комнаты   Луизы   и  вошла. –   Доброе   утро,   Луиза.  Как  спалось?    Я  вам завтрак    принесла. – Роза    подошла  к   столу  и  стала  с  подноса    переносить   посуду   на   стол.  Луиза   не ответила. –   Наверное,   в    ванной  она. – Произнесла  Роза,  увидев,   что   постель  женщины  пуста.  Роза    подошла  к  ванной  комнате,  звука   льющейся  воды    слышно    не  было. Роза    распахнула  дверь,  но  в   ванной  Луизы  не   увидела.   -  Да  где  же  она? – Роза    направилась    в  коридор,   позвать  водителя   и   заметила    на   полу   листок  бумаги,   любопытство   Розы  не  позволило  ей  пройти  мимо. -  Что    это? –  Роза    развернула  сложенный   лист  и   внимательно  стала  читать.   Она  читала,  и  глаза  у неё   медленно  округлялись. -  Ничего    себе…  вот    это  да… -  В    комнату  уже     заглянул  водитель,   он  не   мог понять,  почему    так    надолго  задержалась   Роза.

- Роза,  ты    же   обещала   вернуться  быстро.

-  Да  тут   такое…  вот,  слушай.   –  Роза  быстро  начала  читать  записку. – «В  смерти  моего   сына    виновна  Джулия.   Она   убийца.  И   как   убийца – понесла  заслуженное  наказание.  Я   убила   её. Мне  жизни    без   Марка   -  нет.  Прощайте».  -  Ты  понял?   Луиза   убила  Джулию  и   покончила  с  собой.  Значит   там,   на   крыше   над   подъездом   лежит   Луиза.

- Или…  Джулия…  

- Пошли    в    комнату  Джулии…  неужели   Луиза    и  правда   её  убила?

- Зря  писать   не   стала  бы.

Они  подошли   к   двери  комнаты   Джулии,   но Роза   стучать   не  стала,  а   сразу   вошла.   Джулия   лежала  на  полу,  а   рядом  с  ней    валялся   подсвечник.

-  Она   её   правда    убила.

-  Но  может,  жива   ещё. 

Роза   и   водитель    подскочили   к   девушке,   Роза  быстро  нащупала    пульс     на    её   шее  и  облегчённо   вздохнула.  – Жива  она,    слава   создателю!  Жива!  Давай   перенесём   её  на   диван.

- Осторожнее,    Роза,   смотри,   какая    у  неё    рана  на голове,   её   обработать   надо  бы. 

- Принеси стакан  с  водой,   только   быстро.   -  Пока  водитель   нёс   воду,   Роза    хлопала    Джулию  по  щекам, но  та    всё    не    приходила  в  себя.   Роза    побрызгала   на   Джулию,   принесённой  водителем  водой,   смочила  ей   голову    и   заметила,   что   веки   девушки  стали   вздрагивать,   Джулия   начала    приходить   в   себя.  – Сейчас  главное, чтобы    она     всё   помнила  и  могла бы  рассказать.   Иди     в  гостиную   и   сообщи  всем,   что произошло.

- А…   а    мы   разве    не  посмотрим,   кто  лежит   на    крыше    над  входом?

  - Да   и  так   ясно,   там    Луиза   будет.  Но,   если  хочешь, я     гляну.  –   Роза     вышла  на  балкон,   с    него  хорошо   была   видна    крыша   над  подъездом. Роза     сразу  же   узнала  лежащую    на   крыше   женщину,  это   была  Луиза.

- Ну,   что  я   тебе  говорила -   Луиза    там   лежит.  Иди  и  сообщи    Матильде,  но  только   ей,   чтобы  никто   другой  не  расслышал.  Да,    можешь    ещё    и    Ирис   сказать,   она  в    курсе     всего,   что    происходит   на  вилле. 

Водитель   отправился    в    гостиную,  а  Роза  осторожно  стала   расспрашивать   Джулию. 

- Джулия,  что    с   вами  произошло,    вы  помните?

- Я  всё  помню,  только   голова   очень болит.

- Ну,  ещё   бы,   ведь     вас   Луиза   вот    этим   подсвечником    заехала   по   голове.  Почему   она    на    вас  напала?

- Роза,   это   долгая    история,   у   меня  сейчас   нет    сил  об  этом  говорить,  да  и   желания  тоже   нет.

- Но   вам  придётся,   сейчас  сюда   придёт  Матильда,  ваша   мама    тоже  придёт,    Ирис    придёт  обязательно, и вам придётся    всё    всем  рассказать.    Ни  с  того  ни  с  сего   Луиза   не   захотела   бы    вас  убить.

- А  она   хотела   меня  убить?

-  Ну,  да.   Потому  и  ударила    подсвечником.  Она…  она  обвинила    вас…    в  смерти   Марка…     назвала    вас   его убийцей…    а  потом…  потом   покончила   с  собой.

-  Что?  Луиза  покончила  с  собой?

-  Да.  Она  выпрыгнула    из  окна    своей    спальни  и  лежит    на     крыше    над    подъездом.

-  А  может, она  ещё  жива?

- Не  похоже,   там     крыша   бетонная,    высота    более  пяти метров,   так  что   шансов   спастись   у   неё   нет.

-  Несчастная  Луиза.

-  Несчастная?  Она  же    хотела вас  убить!

- Но  не    убила же.  А  сама    свела    счёты  с  жизнью.  Вот, потому    и  говорю -  несчастная.

В коридоре   слышны    стали  взволнованные  голоса.  В комнату   вбежали   Матильда,  Ариадна  и Ирис.  Водителя  не   было.

-  Девочка    моя,    что   случилось?  Я   ничего   не   поняла   из    рассказа   водителя.  На    тебя   напала  Луиза?  Но  почему? –  Мать   гладила    дочь    по   голове  и   нежно  обнимала.

- Мама,   осторожнее,   голова   очень   болит.

-  Джулия,   детка,   как  ты  себя   чувствуешь? -  Матильда  была,    мало   сказать    изумлена,  она   была  ошеломлена.

-  Чувствую   себя   как   оживающий    мертвец. – Джулия  пробовала   шутить.

- Ей  надо   рану   обработать. -  Подала голос   Роза.  – Я могу   это  сделать.

-  Да,  Роза, пожалуйста,    сделай    всё,  что    нужно.  Я…  я  так    испугалась,   когда  водитель   сказал,  что  напали  на мою дочь.  Что   же  ей  от   тебя  надо  было,   Джулия?

-  Действительно,   Джулия,    ведь ни  с  того  ни  с  сего    нападать  никто   не  станет.

- Луиза  оставила    предсмертную   записку. – Обрабатывая   рану  на  голове  Джулии,    тихо,   но    чётко  произнесла   Роза.  -  Записка  лежит    на  столе.

Ирис    подлетела  к   столу  и   быстро   прочла  её. – Что?  Тебя,    Джулия   обвиняют     в   убийстве  Марка?  

- Что?! -   В    один   голос   вскликнули  Матильда  и   Ариадна.

- Джулия,   объясни     нам,  пожалуйста,  что   происходит? 

- Я  объясню,   но    позже.

- Всё,  я   закончила   обрабатывать,  хорошо,  что рана  не глубокая,    вам,   Джулия  повезло,    удар    не    сильный  был.  Как   же   она    на   вас   напала? -  Роза   упорно добивалась  рассказа   от   Джулии.

- Я   была  в   ванной   комнате,    вышла    и   вдруг  ощутила  удар  по    голове,    я   даже  не заметила,  кто   на   меня  напал,    сразу   же  потеряла  сознание,   а   когда  пришла    в  себя,   то  увидела  рядом   с  собой   Розу.

- Роза,  а  как   ты  попала   в   комнату    Джулии? -  поинтересовалась   Ирис. – Роза   быстро   всё   ей  рассказала.

- А  Луизу    возможно   поднять    с   крыши?

- Роза,  не   задавай    глупых   вопросов. – Рассердилась  на  горничную   Матильда. -  Наши    мужчины  уже  поднимают  её.  

- Всё-таки,    мне   непонятно,  Джулия,  что от  тебя хотела   Луиза?

- Ладно,   я  вам   скажу,  но   знайте,  я    не    убивала  Марка,    я   очень   хорошо   к   нему  относилась   и   мне  не  зачем    было    его  убивать. -  Джулия    замолчала.   Она  видела  как    все    внимательно    смотрят   на  неё   и   ждут продолжения   её   рассказа. -   Марк  был   влюблён   в  меня    и   требовал   взаимности,  но   я    относилась  к  нему  как   к    другу,   не   больше,   а    ему   этого  было  мало.  Я    потому    и   домой    к    нему    не  приходила.   Не  хотела    знакомиться   с    его   матерью,   объясняла   Марку,    что    между    нами   ничего  не   может  быть,  но он   и    слушать    не  хотел.    Очень    удивилась,  когда   увидела     Марка    среди   гостей  на  вилле.  И    поняла,  что он    тут   будет   не   один,   а  с  матерью.  

-  Видимо,   Марк    рассказывал    о  тебе    своей   матери, раз  в    первой  записке    она   написала,    что    узнала  тебя.  -   Быстро   произнесла  Ирис.

- Я  ничего  не   знаю   ни   о  какой    первой  записке. -   По     искренне    удивлённому    лицу     Джулии  было    видно,  что  она   действительно  ничего  не    знает   о   первой записке. 

- И  когда    Марка    не  стало,   Луиза  резонно    решила, что   ты,   Джулия  его    убила. -   Сказала  Ирис.

-  Но  я  не   убивала  его.  И   почему     думаете,  что   Марка  убили?  Он   мог   и   сам  умереть?

- От  чего,  Джулия?  Отчего  мог   умереть   молодой  и  здоровый    человек? -  Матильда   была    очень  удивлена  тем,  что   услышала,   ведь   она   Джулию    знала    почти  с  самого  детства.

В  комнату     заглянул  Роберт. -   Дорогая,    Луизу   мы   подняли    и   перенесли   в   подвал,    рядом  с  Марком положили.  А   с   Джулией  что? – Роберт   увидел  лежащую    на  кровати    Джулию  с  повязкой на  голове.

-  Ничего   со  мной    нет,  упала    из-за    своей   ноги,   и…   и    ударила  голову.

-  Аааа,   ну,   осторожней    надо  быть,  Джулия,  внимательней.

В  дверях    комнаты    появился  водитель,  он   всё  хотел  что-то сказать,   но  не   решался.  Матильда   заметила  его  неуверенность   и   сама обратилась  к  нему.

- Ты   что-то    хочешь  сказать? –  Молодой  человек  быстро начал  говорить.

- Я  проводил   замер    высоты    снежного   покрова  и    заметил,   что  уровень   снега   понизился  и   температура  уже   -  плюсовая. 

- Так    чего  же  ты   об    этом    молчишь!  -  Матильда  очень    обрадовалась. -  Счастье-то  какое,     снег    начал  таять,   теперь    наша    жизнь  войдёт   в  прежнюю   колею…  хотя    совсем    прежней  и   не   будет, столько всего    произошло,   но   -  всё-таки.  Надо   же,   так    же  как  и   в    твои   годы   детства,   Роберт,    три    дня  прошли,   и  снег  начал  таять.  Но  какие     три   дня… -  тихо,    чуть   слышно    произнесла  Матильда. – Я   думаю, нам  всем надо   выйти   из    комнаты  Джулии,   не   будем   мешать ей   отдыхать.  Роза,  принеси  завтрак     для  Джулии    сюда,  а  тебе,   Джулия  вставать   не надо,  лучше    полежи,  вдруг  у  тебя  сотрясение  мозга. 

Все  вышли   из   комнаты    Джулии,   с  ней   осталась  только    её  мать.

- Ну,    Джулия, может,  расскажешь    мне   всю  правду. -  Ариадна  внимательно    посмотрела  на   дочь. 

 Глава 8

 

Дочь   в   свою   очередь   удивлённо   посмотрела  на    мать.  -   Я   же   всё   уже    рассказала,   что    ещё    ты   хочешь   услышать?

 -  Я  хочу    услышать…   -   Ариадна    посмотрела  на   дверь  и   перешла    на   шепот -    я    хочу   знать…   это  ты   сделала?

-  Что  сделала? -  Также    шепотом   спросила  Джулия.

- Ты   убила  Марка?

- Мама,    ну,    зачем   мне    его   убивать?  Ради    чего?  -   Джулия   ответила    устало   и   очень  спокойно,  и  именно     это    спокойствие   успокаивающе     подействовало   на  Ариадну,  она    глубоко    вздохнула   и  улыбнулась   дочери. 

-  Родна   моя,   я   тебе  верю.  Но  надо,   чтобы  все  поверили    тебе.  

В   дверь  комнаты    постучали,   это  был   Стив,  он   ещё   не   знал   о   нападении   на  Джулию  и   пришёл  справиться    о   её    ноге.   Ариадна    деликатно   оставила  Стива  и  Джулию   наедине  и,    сославшись  на  какие-то  несуществующие   дела,   торопливо    вышла  из   комнаты. 

- Джулия,   а   что   у    тебя   с   головой?  У   тебя   же    нога  болит,   а    голова?  Что  случилось?

 Джулия  и  не   думала  скрывать   от  Стива   нападение   на  себя   и   сразу     же   обо всём    рассказала.

- Представь,   мать    Марка   совсем   выжила    из  ума,   она   напала    на    меня,   разбила    мне   голову  подсвечником,  хорошо,   что    не   убила.

- Она  ответит    за   это.  С    тобой   всё   сейчас  хорошо?

- Стив,   она    уже   поплатилась   своей  жизнью.

-   То  есть? –   Удивился  он.

- Так  ты  ничего  не   знаешь?   Неужели   до    тебя    не  дошёл   слух   о    гибели  Луизы?   Она   же  покончила   с  собой.

-  Что?!  Как   и   когда?

- После  нападения    на   меня,   Луиза   вернулась    к  себе,   написала  предсмертную   записку   и   выбросилась   из   окна.  Упала  прямо   на   крышу   подъезда,  а  может  и  специально   на   неё    упала.  Падая   в  снег,    ведь    не   погибла  бы.

- Да…  ну  и   дела   на    нашей   вилле  происходят.  Ничего  не    скажешь,    прямо    как   в   детективах,   Ирис.

- Но  это    ещё  не   всё.

-  Кто-то   ещё…  погиб? 

-  К счастью,    нет.  В  своей    предсмертной   записке   Луиза    обвиняет   меня    в    смерти   Марка,   представляешь?

-  Да,   от   горя    эта женщина   совсем    потеряла   разум.  Я же   на    дне    рождении   говорил    с  Марком,  убеждал  его    оставить    тебя   в   покое   и   он   вроде   бы   всё   понял,   обещал,   больше    не     говорить   тебе   о   своей  любви.  

- Марк-то   понял,   но  вот    мать   его    - нет,   и   теперь   от  её   дурацкой     записки   у    меня  могут    быть  большие  проблемы.  

-  Успокойся,   ты    также   виновата     в   его  смерти,   как...   как    этот    чёртов    снег. -    Весело   произнёс   Стив  и   обнял   девушку.  – Кстати,  когда    снег   растает,   и   тело  Марка   отвезут    на    экспертизу – станет   ясно,   от    чего   он  умер.  Не    переживай.  Всё  будет   хорошо,   любимая,    я    уверен.

- Мне   бы  твою   уверенность  в   отношении   себя.  И какого    чёрта   она   написала   эту   записку.  Не   могла  без неё   выпрыгнуть    из   окна.  Я  же    просила   Марка  ничего не  говорить     обо   мне    своей   матери,    но   видно   он   не    выдержал    и   рассказал   ей.

- Откуда   ты   знаешь? -  Удивился   Стив.

-   Ирис   сказала,   что  была     и    первая    записка   от  Луизы,   в    которой    она   писала,   что    узнала   меня. А   узнать    она    меня   могла    только   по   описанию  Марка.

-  Да,   он     видимо    любил    тебя    сильно  и    хотел добиться  твоей    любви.

- Но  я   же    не    любила  его! 

-  А  он   этого    не   хотел    замечать.

-  Стив,   всё-таки     непонятно   от    чего   же    он    мог  умереть.  Как    ты   думаешь,  что    могло   стать  причиной   его   смерти?

- Да   кто  его    знает,   вот    будет    экспертиза,   и   тогда  всё   выяснится.

- Стив,   скажи    мне,   но   только   честно.  Это  не   ты?

- Что   не  я?

-  Ну,  не   ты  его…  

- Да…   чувствуется,   что    Луиза   тебя   хорошо    долбанула  по   голове,   если   такие    глупости   у   тебя… -   Стив  не  договорил. -  Нет,   -   это  не   я.

- Но   у   тебя     был   мотив   -  так    скажет   полицейский,   когда   начнёт    расследовать    смерть   Марка.

- Но  после  вскрытия    сразу   же    убедится,   что    и    ты  и  я   не   причастны.

- Ты   так  уверенно   об   этом   говоришь…

- Да,   уверенно  говорю   потому,   что  ни   ты    и  ни   я  этого   не   делали.  До   дня  рождения   моей     мамы   я  вообще   и  не   знал,  что   Марк    влюблён   в   тебя,   да   и   на    тебя   тоже,   прости,   не   обращал  внимания.   Вот, на дне    рождении  -    сразу  и   навсегда    влюбился   в   тебя.  Всё   Джулия.    Хватит,    давай    лучше   о   чём-нибудь  приятном,  о   нас  с  тобой,  а    не   о  Марке  и  его  матери.

- Давай,   если   получится.

                                               ***

Ирис   необходимо  было   удостовериться,   что   именно    Луиза   приходила    к   ней   ночью,   а   никто  другой   и   для   этого    она    решила    обыскать    комнату    Луизы  и  найти     этот    тёмный    балахон.    Она  незаметно   пробралась   в     её   комнату,   осмотрела     вещи,   но   ничего,   что    могло  хоть   как-то   походить   на    балахон   -  не   нашла. – «Неужели,   ко  мне   приходил   кто-то    другой,   а   не  Луиза?» -  Ирис    задумалась,   а    потом  громко   произнесла. -  Ну,   конечно,   как    я    об    этом  не  подумала,    надо     идти   в   подвал. -  И   девушка  торопливо  направилась    в   подвал  виллы,   где    лежали   тела    Марка  и   Луизы.   Ирис   не   забыла   захватить  с  собой    фонарь.  Когда    она   спустилась   в  тёмный  подвал,   ей   немного   стало   не   по   себе,  но возвращаться    она    и   не   думала.  Посветила   фонарём  и   увидела    тела,    медленно   подошла   к   телу   Луизы   и, стараясь   не    светить   ей    на   лицо, внимательно  стала  рассматривать   её   одежду.  -  Так  и  есть,   она    в   своём  широком    халате    с    капюшоном,   халат   тёмно-коричневого    цвета,    вот    я   его   и   приняла    в темноте за    тёмный    балахон.  Значит,   точно   это   она   приходила   ко   мне   в   спальню  ночью.   Но   зачем?  Ладно,  думать  об   этом    буду   лучше    у   себя,   а  не   здесь,     отсюда   надо   скорее  выбираться,   место   это   не   из  приятных.  –  Ирис   быстро  поднялась   к    себе,    ей    необходимо    было    всё  обдумать,    ведь   информации    для    обдумывания    было   предостаточно.   Ирис  прилегла   на    свою    кровать   и   стала  размышлять.  -  То,  что    Луиза   напала  на   Джулию   -  я   ещё   могу   понять,   она    подозревает    её  в    убийстве  сына,  но  почему   заходила   в    мою  комнату? В   чём   же  она   меня   подозревала?  –  Ирис    надолго   задумалась,  а  потом   тихо   произнесла. –  Ну,  ничего   не   приходит   на    ум, кроме   одного  -  Луиза    перепутала   наши   с   Джулией   комнаты,   которые   расположены   по   обе  стороны    от  комнаты   Луизы.  Она     спутала   мою   комнату  с    комнатой  Джулии   и    потому   пришла   ко   мне.  Но,  если  она    Джулию     ударила   её    же    подсвечником    по   голове,    значит,    таблетки  снотворного    ей   не  нужны  были…   она    могла   и   меня  ударить    таким   же    подсвечником,    они    в    каждой    комнате  есть.   Это,   что  же   получается… -  Ирис   опять   задумалась   –   получается,  что  снотворное    она  не   подсыпала    в    мой  бокал…   и    моя    мама    случайно    его   не   пила…   мама     сама   в  то  утро    заспалась,    ведь   у    неё    отменный  сон…  и,   значит,   эти    таблетки  никто   не    крал…  а  раз    их    никто не   крал,   то   они     до  сих  пор    должны  находиться    в    гостиной,    возможно,  они    куда-то   закатились…    а    закатиться    они    могли  только…   под  диван,   больше     просто   не    под    что    в   гостиной  им  закатиться.  Надо    срочно    отодвинуть     диван   и  посмотреть    под  ним.  Нужно     найти    Розу,   она     мне  должна    помочь…  и    ещё…    мне   надо  обязательно    поговорить  с   Агнесс.  Мне   необходимо     выяснить   у  неё     как    первая    записка  Луизы    попала    в   её  комнату    и      как    в    мою  комнату    попала  серёжка    Агнесс,   а    потом    я   поищу    таблетки…   нет,  лучше    сначала    поискать   таблетки,  а    потом   поговорить    с  Агнесс,   разговор     у   меня   с    ней   будет  долгим.  - Ирис  продолжала  лежать    на    кровати  и   размышлять. – Как  хорошо,    что   у    меня   есть   такая  шкатулка.  –   Ирис  задумалась,   она    вспомнила,  как    приобрела    её.  Для  своих   украшений  ей    захотелось  иметь  старинную,   и  редкую    шкатулку    и   специально    ради    неё   она   отправилась   в     антикварный  магазин.  В  магазине  была   масса    всего,  но  то,   что    она  искала,   никак   не  попадалось    ей    на    глаза,  и   на   помощь  Ирис  пришёл  продавец   магазина.  Когда   она   ему    сказала,  что    именно   ищет,   он    сразу    откуда-то    из-под   своего  огромного   прилавка   достал    то,    что  было    так  необходимо   девушке.  На    своей   ладони  продавец  протянул    ей  шкатулку.   Она   была   очень  красивой  овальной     формы,    деревянной,   с    резной    крышкой.  Ирис    взяла     шкатулку  и    чуть  не    выронила  её    из рук,   она    оказалась  очень   тяжёлой,  а   с  виду  не  производила    такого   впечатления.   Ирис  удивлённо посмотрела  на    продавца,   тот   понял     причину  её  удивления  и   пояснил,  что   снаружи    шкатулка   обита   тонким  слоем    фанерного    листа,  а    сама    сделана  из   метала.  Шкатулка     понравилась  Ирис,   но   ей  нужна   была   не     такая,   а   с    потайным   отделением,    о   чём  и   сказала   продавцу.   Тот     хитро   сощурил   глаза,    взял   шкатулку    обратно   в   свои  руки,    перевернул    её    и  стал  медленно  отвинчивать    дно.   Ирис   с  интересом  смотрела    на    манипуляции   продавца.   Антиквар открутил   дно  и    пояснил  Ирис,  что  эта    шкатулка   с  тайником,   в    нём    можно   хранить  всё,  что   угодно    и никто   никогда   и    не  догадается,   а,   если  и  догадается,  то  отвинтить  не   сможет    потому,  что      есть    маленький  секрет   как    отвинтить   дно.  О   котором    продавец  сообщит    ей    только  в   том   случае,    если    она  купит  шкатулку.   Ирис     купила    шкатулку,     узнала  о   секретном    механизме    и    осталась    ею    очень   довольна.  Антиквар,   прощаясь  с  ней,   сказал,   что  изготовлена     шкатулка    в   далёком   восемнадцатом   веке   по    специальному  заказу    одной  из   королевских    семей. – «Ну,   это   уже   легенда». -  Пронеслось  у    Ирис, однако    антиквару   она    ничего  не  сказала,    только  мило  улыбнулась.   И  вот    в   потайном    отделении    этой    шкатулки    Ирис   и    хранила    свои     улики -   ключ   от двери    Марка,    первую     и    вторую    записки    Луизы  и  серёжку    Агнесс.  

 Ирис   закончила    свои   воспоминания    и    размышления,    встала   с    кровати    и   направилась   на    первый  этаж,   поговорить    с     Розой.  Горничная,    как    всегда   была   вся  в  делах.

- Сколько  раз    тебе,  Люси   говорить,   что    уборка  должна    быть   влажной.  А   ты   почти   сухой  тряпкой  трёшь    полы.  Иди  быстро     смочи    её   в    средстве    тряпку   и    начни   нормально    убирать. -  Роза   на   правах   старшей    горничной  отчитывала    Люси,   убирающую   гостиную.

- Роза,  у    меня   к   тебе   дело. -   Ирис   быстро   подошла  к     девушке.  

-  Я  слушаю    вас.  - И   тут   же  обратилась    к   Люси. -  Люси,   дело   у    госпожи    Ирис   ко    мне,    а    к   тебе,    ты   же     иди,   работай,    к   обеду   гостиная   должна  блестеть.    Слушаю    вас,   Ирис. -  Повторила    Роза,   повернувшись    к  Ирис.

- Роза,   надо    обязательно    отодвинуть  диван   в  гостиной. 

-  А   для   чего? –  Очень   удивилась  она.

-  Понимаешь,   мне  надо   кое-что   проверить.  На   дне  рождении   Матильды,   помнишь,   были   накрыты  два  стола?

- Помню,   один    для   взрослых,    второй   для  вас,  молодёжи.  Можно    подумать, что  вы   дети. -  Усмехнулась   Роза.

- Роза,   сейчас   не   об   этом.  Наш    стол   мы  пододвинули  к   дивану,    на   котором  захотела  сидеть  Агнесс  и   она  одна   сидела   на     диване,    стулья    были   за   столом,   но   именно   на   диване   захотелось  быть    Агнесс,   потом   и   остальные   тоже   присаживались    на  него.

- Да  помню  я    всё   это, только   не   могу   понять,   к   чему  это  вы   клоните. Зачем   же   двигать  диван? – Роза   задумалась,   а  потом  быстро   и  тихо  спросила  -  Под  ним   вы   надеетесь   что-то  найти?

- Наконец,   до   тебя  дошло.   Да.

- Как   же    нам  повезло   с  Люси…

-   А   она  причём? -  Ирис   перебила   Розу.

-  Да   притом, что    из    всех  горничных  -  Люси  самая  ленивая  и   не   аккуратная    уверена,   она  никогда   не  двигает    этот   маленький  трёхперсонный   диван  и,  если   что-то  под    него    и  закатилось,  то    так    там   и   будет.

-  Давай   скорее  двигать  его.

- Но  вы    же    сами   не    будете    двигать,   сейчас     Люси  придёт   и    подвинет.

- Роза,    я    и   сама   могу    его  сдвинуть. –  Ирис  быстро подошла   к   дивану.   За    ней    засеменила   Роза. – Подождите,   я    сама  его   отодвину.  

Когда   отодвинули   диван,  то  на   полу   обе   девушки   сразу   заметили   запылённый     полиэтиленовый  небольшой    пакетик  с   двумя   таблетками  внутри.

- Узнаёшь   его? –  Осторожно   подбирая   пакетик    с  пола,   спросила  Ирис.

- Этот    же    тот    пакетик   с    таблетками,    который     Агнесс   меня   попросила   ей   оставить,   она    сама  должна   была    передать   его  матери,   но   он   пропал…  

- Да,  это    именно  он.  Я    готова    расцеловать   Люси.

-  Даже   и    не    думайте   ей   об   этом  говорить,    вообще  разленится,   и  ничего  на  радостях   от   похвалы   не    будет   делать.  Видите,   сколько   времени   она  смачивает  тряпку  в    моющем  средстве.    Матильде   жаль   её   выгнать,  вечно   всех    жалеет,   будь    моя    воля – давно    выгнала   бы  её.   Ирис,   а  откуда    вы    догадались,  что  таблетки    будут  именно   здесь?  

-  Роза,   это  долго   рассказывать,     просто   они  могли  упасть    со  стола,   а  ногами  их,    как    видишь,   затолкали  под    диван.

- А  может,   это  кто-то    специально    сделал? -  Тихо  спросила   Роза.

-  Если   бы   кто-то    это  сделал   специально,   то    их   мы  с  тобой  здесь    не   нашли   бы.

- Логично.   А    вы  - молодец,  не    зря   детективы  пишите.  Вам    бы    сыщиком  стать.  

- Роза,   прости,   но  мне   пора.  Спасибо  за помощь.   У  меня    масса   дел.

Ирис   вышла    из  гостиной.  А   Люси   только    сейчас   медленной   походкой   вошла    в    гостиную  и   приступила  к  уборке,   Роза  ничего   ей  не  сказала,   а   прикрикнула    за    медлительность. 

Ирис,   не  увидев    Агнесс   в   гостиной,   прошла  в  библиотеку,   но    и  там  Агнесс    не  было,   в  бассейне    искать  не    имело   смысла,    та  электроэнергия,  которую   вырабатывал   движок,   по  распоряжению  Матильды  расходовалась   очень    экономно,   и   о  бассейне    нечего   было    мечтать.  По    дороге    к    комнате   Агнесс  Ирис   вошла  к    себе   и    из    потайного    отделения    шкатулки вынула   первую     записку   Луизы,    серьгу  Агнесс   и  направилась     к   ней.  Она     подошла  к   двери   комнаты  Агнесс,   постучала,   но   ответа  не   услышала. – «Странно,   где  же    она   может   быть?  Больше   негде». -  Ирис   вошла    в   комнату  с    некоторой    опаской    и   облегчённо   вздохнула,  когда     увидела   девушку  на  балконе. 

- Вот,  ты   где.  

- Ирис,   как    ты   меня   напугала! -   Вздрогнув   от   неожиданности,   вскрикнула  Агнесс.

- Ну,   извини.   Я   не  хотела.  Агнесс,    мне  надо  с  тобой  поговорить.

- Поговорим,    раз   надо.  Ирис,   посмотри    какая  красота – Агнесс  указала    рукой  на   небо.  – Видишь,   сквозь  порванные    облака    проглядывает    солнце,  и   его  лучи достигают  нас.   Знаешь,     я  никогда    так    не   радовалась  солнцу    как   сейчас.  Неужели     опять   может   пойти  снег?

-  Нет,    не   думаю,    у    зимы    уже   не    те  силы,   с  каждым   днём   теперь    будет   теплеть.  

- Я    напишу    эту     дивную  картину   и    назову  ей – «Пробуждение  природы».  

– «Только    бы   солнце   получилось    именно   солнцем,  а  не   каким-то    монстром». -   Подумала  Ирис,   но    вслух   сказала    другое.  -  «Ещё   обидится   Агнесс,  а    мне   надо  получить     от   неё   ответы    на    два    вопроса». -  Да,  уверена,     картина   у   тебя    получится  замечательной.  – Ирис    подождала    ещё   некоторое   время    и,   когда   Агнесс    уже   перестала    восхищаться    небом,   лучами  солнца    и    первым,   хоть  и  слабым   теплом,  заговорила  с  ней    о   причине    своего  визита.

- Агнесс,  давай   присядем   и    поговорим.

-  Хорошо,   заходи    в    комнату    и  присаживайся.  –   Когда   они    сели   в    удобные    кресла,    Агнесс,   с  интересом   глядя   на   Ирис,   с    самым  серьёзным   видом   произнесла.   –   Я    тебя   очень   внимательно   слушаю.  

Глава 9

 

Ирис  медленно    достала   из    кармана    своего   платья   клочок  бумаги   и    протянула   его   Агнесс. –   Вот  это   нашла    в   твоей  комнате   Роза   и   принесла  мне.

-  А  что   это  такое? – Агнесс    равнодушно   разглядывала     протянутый    ей     клочок  и   в  руки   не   брала. 

- Это   записка  Луизы, в    которой   она   пишет,   что    узнала    кого-то  и,   судя  по   тому, что   Роза    нашла   эту   записку   у    тебя…   получается,   что   она    тебя   узнала.

- Ирис,   я   чего-то   ничего   не   понимаю,   какая  записка?   Кто   кого    узнал?  Мне,  правда,   всё  это  непонятно.  

- Агнесс,    постарайся    вспомнить,   это   очень  важно.  

- Что  вспомнить?   Хоть,  подскажи. 

- Возможно,   ты    что-то   находила…

-  Постой…  –  перебила   её   Агнесс -   что-то   промелькнуло…  только    не   перебивай   меня, пожалуйста.  Пару    дней  назад    я   возвращалась    к  себе  и   на   полу,  ближе    к   двери   Джулии    увидела     маленький   листок  бумаги,    я  подумала,    может,  его   обронила    Джулия,   подняла   и    хотела    ей   отнести,   но  в    это   время   прозвучал    гонг  и  я    поторопилась    на  обед,   ведь   надо   было  ещё  переодеться,   я  с   этим   листком  бумаги    пошла    к   себе,   стала  переодеваться, торопилась   на  обед,   чтобы    не  опоздать,   и   напрочь   о  нём   забыла.    Если бы   я    его   увидела   у    себя,  когда  вернулась,   то,   конечно  же,  вспомнила    бы,  но   уже  никакого   листка    я,  вернувшись,   не   увидела.  А   там,  что-то   важное  написано?

-  А   ты  разве   не   прочла,  что   было  в записке?

-   У  меня   нет   обыкновения   читать   то, что   не  предназначено   для   меня. 

- Похвально.  Ты  потому и  не   увидела  этой записки   по  возвращении    к   себе,  что  её   уже   там   не   было,  Роза   нашла.  В   отличие   от   тебя,  она  сразу  же  прочла  её  и   принесла    мне.  Вот,   сейчас   можешь    прочесть   записку. -  Ирис    опять   протянула   её    Агнесс. 

- «Я   знаю,   кто  ты,    я  узнала   тебя,  и   я  расскажу   всем  о  тебе.   Убийца!  Это   ты    убила   моего   сына».   – Читала  Агнесс,    прочитав,   она    в     испуге    уставилась   на   Ирис. -  Что    это  такое?  Ты  уверена,   что   это   писала   Луиза?

- Да.  Есть   ещё одна    записка,   предсмертная    записка  Луизы  и   оба  почерка    абсолютно    одинаковы,   не   надо  быть  почерковедом,    чтобы   это  понять.

- А   кому… кому  она    адресована?

-  Ну,   первоначально    я  думала,   что  тебе,  ведь  я  подозревала  именно    тебя  в  смерти   Марка.

-  Меня?  Но  почему  меня?

- Потому,   что именно   ты   прошептала     слова  полные    яда    в   адрес  Марка,   помнишь,  когда   на   дне  рождении   Матильды   ты  и  Марк   поспорили.

- Да…  помню…   в    тот  момент    я  готова    была   его  убить,  так  он    меня  разозлил,   но   я    его  не   убивала.  

- Да,  ты  его     не убивала.  В  предсмертной  записке  Луиза   прямо    указывает   на   Джулию,   как    на   его  убийцу.

- Что?   Джулия   убила    Марка?!   Это  правда?

- Если   честно -   не  знаю.

- Но  почему?  Если   она   убила,   то почему?

- Как    мне  удалось    узнать -  Марк  любил  Джулию, она  его  -   нет,   и    на   дне  рождении  Матильды    Стив и  Джулия   влюбились    друг  в    друга    с   первого    взгляда.  – И  из-за   этого   Джулия   убила   Марка?  Бред   какой-то!  Никогда    в   это  не   поверю.  

- Я  тоже,    но Марк   же     от   чего-то  умер…

-  Кошмар    какой…  ты   сказала,   что  я    должна   ответить  на  вопросы,   какой  же   второй?

- В  моей    комнате   Роза    нашла    вот    эту   серьгу,   а   я,  проходя    как-то  по   коридору    около   спален,   услышала,   как  ты    в  своей    комнате   разговариваешь   сама    с  собой…   –  дверь   твоя    была  неплотно    прикрыта,   и, прости,    я    потому   услышала –   я  услышала    слово  «серьга»  и    сразу    поняла,   что     ты  ищешь  серьгу,  которая    каким-то    образом   оказалась   в   моей  комнате,    вот   и   мой  второй  вопрос -   как   твоя   серьга оказалась   у  меня?

- Ах  вот,   где  я  её  потеряла…   я   зашла   к    тебе   поболтать,  это    было  два     дня   назад,    но   тебя  не оказалось    в  комнате,   ты    тогда  ещё    не    запирала двери,   потом    я    прошла    в   библиотеку,  потом   ещё,  кажется,  к    маме  зашла,  а    когда   я    вернулась  к  себе,   то   обнаружила,  что      серёжки  нет,    искала    её,  искала, но   так,  и   не   нашла.  А  оказалось,  что    у  тебя   потеряла.   Спасибо,   что    вернула     её   мне. -  Агнесс  протянула    руку. –   Я так    люблю   эти  серьги.    Мне  их  папа  подарил,    когда   моя    картина   победила   на   конкурсе.    Мне  так     неудобно  было   перед  папой,  хорошо  он    не    заметил,  что   я   их   не    ношу,   сегодня   же    на  ужин   обязательно     одену.   Спасибо  тебе,  Ирис.

- Я  тоже    тебе  благодарна,   что  ты    правдиво   ответила  на    мои  вопросы.

- А  мне   скрывать    нечего  и   я  остаюсь    при  своём   мнении  -  Джулия   не   могла    совершить   подобное.

-  Да  я  тоже    в   это  не   верю,   Луиза    могла  и  ошибаться,   она    мать  и   ей    очень   жаль    своего   сына,  которого   она    боготворила.  Ладно,    я   пойду,  скоро  ужин,  надо   подготовиться.

-  До  встречи  на  ужине.

Ирис  вернулась   к  себе,  и  как    только   она    вошла  в свою  комнату,   сразу    же   поняла -  у    неё    кто-то   побывал,  хоть   в   комнате    ничего   не     было  перевёрнуто,    но    вещи   лежали    не   так,   как   их   кладёт  Ирис,    что-то    искали,  и   девушка   сразу   же   догадалась    что -   определённо     искали  самую  главную     улику   -  предсмертную    записку   Луизы.  – «Интересно   кто  же   искал?» -  Задумалась   Ирис. – «Могла  искать  сама   Джулия… Стив    по  просьбе    Джулии…  Ариадна,   мать   Джулии    могла  искать…,  время    до     ужина  пока  ещё  есть,   наведаюсь-ка    я   сейчас   к   Джулии».

Ирис    направилась   к  ней,     её    комната  была    через две    комнаты,  рядом   с   комнатой   Ирис  была  расположена    комната  Луизы,   за    ней   комната   Агнесс  и  потом    уже   комната   Джулии.  Ирис    постучала  и вошла.  В    комнате   Джулии    находился    и  Стив.

-  Заходи,    Ирис.  Присаживайся.  Вижу,    ты     чем-то    взволнована.  

- Да…  ты    права,  взволнована.   А   разве  не     разволнуешься,   когда   узнаешь,  что    в  твоей   комнате    кто-то   что-то   искал.

- У  тебя  что-то    пропало? – Джулия    искренне   удивилась. 

- Нет,   не   пропало  и    не  пропало    по   той причине,  что   не   нашли.

- А  ты    не    догадываешься,  что   искали? – Спросил   Стив  и   его    вопрос    тоже   прозвучал   очень  искренне. 

- «Похоже,   что   они  оба    не  причём.  Скорее   всего,  это   была  Ариадна».  

- Я   знаю    наверняка,  что   искали   у   меня,   но   не   смогли  найти.

- И   что  же? – Джулия    внимательно    смотрела  на  Ирис.

- Хотели    найти   предсмертную    записку  Луизы.  

- Ирис,     меня    не    было    у    тебя,    верь   мне.

- Я  знаю.  Я   думаю,   это  твоя   мама,  она  хочет    найти   её    и  уничтожить.

- Я поговорю  с  ней.

- Не надо,   я    сама  поговорю   с  Ариадной    и   объясню   ей,   что   уничтожение   этой     записки   может  только навредить…   тебе.

- Когда   же    всё    это   закончится…  как   же  надоело   жить  в   страхе.

-  Я  пойду.   Встретимся   на  ужине.  Прошу  тебя,   Джулия  не  говори   об   этом  с   мамой, хорошо?

- Хорошо.  Раз   обещала,  то  не    скажу.

Ирис    вышла    из   комнаты,    у   неё    не   было  никакого  сомнения    в    том,   что   записку    искала   именно   Ариадна.  Она    уже    хотела   войти    к    себе,   как   услышала    приглушенный   голос,   её    кто-то   звал   по  имени.   Ирис    оглянулась   и    увидела  Ариадну.

- Ирис,    мне    надо   поговорить   с   тобой.  Можно   к  тебе?

-  Можно. -    Ответила    Ирис.   – «Когда   искала  записку,  не   спрашивала    разрешения». -  Быстро   подумала  девушка.   -  Проходите. –  Распахнув   дверь,  Ирис    пропустила    вперёд  Ариадну.   -  Садитесь,   только  давайте  побыстрее,   скоро   ужин,    а  Матильда    не    любит,   когда   опаздывают.

- Я  буду  очень  кратка.   Ирис,   прошу   тебя,    дай   мне  предсмертную   записку  Луизы.  Её  надо  уничтожить.

- Ариадна,   этого   делать  нельзя,    нельзя   уничтожать  этой   записки,   если   её   уничтожить,   у   Джулии  будут проблемы.

- У   неё  и   так     будут   проблемы.  Но,  если  в  полиции  не   узнают    об   этой  записке,  никто   на  Джулию  не  подумает.

-  Ариадна,   поймите,   если   уничтожить     предсмертную  записку,    тогда    две   смерти    вместо    одной   будут  загадочны   и  непонятны,    а    с    запиской   -  только  одна -  Марка    таит    в  себе  тайну.   Благодаря   записке   с   гибелью    Луизы   всё    ясно.  

- Но  тогда  Джулию    задержат    как   убийцу  Марка!

- А,   если   мы   уничтожим     записку,  то    Джулию  задержат    ещё   и    как   убийцу    Луизы.  Вы   это  понимаете?

- Ирис,  но    ведь  Джулия  никого  не   убивала.

-  Я   знаю  и    верю  Джулии,  но   надо   обо  всём    будет  рассказать    детективу,  который    будет  вести  дело  гибели    Марка,   уверен,   он  во   всём разберётся    и  Джулию    оправдают.  

- А,   если  нет?  Если    её  не    оправдают?    И    мою   дочь   осудят   за    то,  чего   она  не  делала?  А  может   это   Агнесс  убила   Марка?     Или   ты?  Да   любой   мог   это  сделать    и,   почему    именно   на    мою девочку   пало  подозрение?

Прозвучал  гонг.

-  Ариадна,    пора   ужинать.

-   О  каком     ужине  я    могу   сейчас  думать?  Мне   кусок  в  горло  не  лезет.

-  Но,  тем  не   менее,  есть    надо,  иначе   у    вас  не    будет   сил   бороться   за  дочь. 

- И    зачем   мы   с    ней    приехали   на      эту  виллу?  

- Ариадна,    вас  проводить? 

- Спасибо   тебе,   Ирис,    что   ты    веришь  Джулии. -  Ариадна  вышла    из   комнаты.

 Ужин   прошёл   не  очень   весело,   хоть   и   пыталась  Матильда   поднять    всем    настроение   и,   вдруг  раздался   звонок  телефона,    он  прозвучал  как  гром   среди  ясного   неба.    Все   сразу     оживились,    ведь  телефонный  звонок    в    данной    ситуации  означал    возвращение    цивилизации.  Но   не    все   обрадовались  ему,    в   глазах   Джулии   и   Ариадны  застыл  страх. 

Глава 10

 

- Дорогие  мои! -  Обратилась  ко  всем  Матильда. -  Вот   мы   и  дождались…   три   дня    нашего    заточения  подошли   к   концу. Связь    уже   наладилась,  теперь   и   мобильные    телефоны   заработают,    и   свет    скоро    уже   будет… -  не    успела  Матильда   договорить,   как  гостиная   ярко   осветилась.   Все  от   радости   зааплодировали,    повскакали   со   своих    мест  и   кинулись   обниматься  друг  с другом.   Даже   и  Джулия   с   матерью  на  миг забыли   о   нависшей  над    Джулией  опасностью.  А   тут  ещё   и   водитель   вошёл    в   гостиную   и  радостно  сообщил,   что   снег   потял    на   столько,   что    не  только   входные  двери    смогли   открыть,   но  и   двор   почти   от    снега    очистили,  и    машины   свободно    смогут   въезжать   и    выезжать.    Раздался     новый    всплеск   рукоплесканий,     и   пошла   новая    волна   обниманий. 

- Ну,   как   же   замечательно!  За   это    необходимо  поднять    бокалы.

Все  с    удовольствием   выпили   предложенный   Матильдой   тост.   Всё   было   бы    просто  замечательно, если   бы…  если    бы  не    два  тела  в  погребе.  

Ужин    давно   закончился,   но  никто   не  торопился   в свои   комнаты,  за   эти  три    дня   успели   насидеться   в них.  Мужчины   отправились  в   биллиардную,    молодёжь   в   бассейн  и   только  Ариадна    продолжала     сидеть  за  столом    и   внимательно  наблюдала   за   Матильдой.  Когда   Матильда    встала    из-за  стола,  к     ней   тут же     подошла   Ариадна.

-  Матильда,  мне    надо   с   тобой  поговорить.   Это   очень   важно   для  меня.

-  Я  слушаю   тебя,   присядем  и  поговорим.

- Матильда,   ты      позвонишь    в  полицию?  

- Ариадна,    ну,   ты же  сама    понимаешь,   в   доме  два  тела,   конечно  же,  надо сообщить    в  полицию. 

- Да,   я  понимаю…   но  я    понимаю  и  другое,    мою  дочь  задержат  по    подозрению   в   убийстве…  Луиза    в   бреду    написала   глупость    и  теперь   у    моей  девочки  будут проблемы.  Матильда,    надо  что-то  делать…  Я    одна, у  меня   мужа   нет…  но   у    меня   есть  средства,  если    надо   заплатить,  я   заплачу,     только    скажи    сколько   ты хочешь,  назови     любую    сумму  и    я   сразу  же    тебе  перечислю… 

-  Да   ты  с  ума  сошла.  Зачем   мне   твои деньги?  И   что ты  так    переживаешь,  если    Джулия   невиновна    в  смерти   Марка -   полиция     это  докажет,  но,   если   же   она   виновата -   ей    придётся  ответить.

- Я  не   могу   потерять   ещё  и  дочь…   -  Ариадна  расплакалась. -  Стивен    любит  Джулию,  я   надеюсь,  он   не  допустит,   чтобы  любимую   девушку   задержали.  

- Да,   я   заметила,  что   межу    ними  вспыхнула  страсть…  но    знаешь,   страсть     ведь  не    долговечна,   на  то   она  и страсть…

- Что  ты этим  хочешь  сказать? 

- Ничего,   кроме   того, что   уже    сказала.  Ариадна,    дорогая,   не  надо    раньше   времени   так  убиваться,     в  полиции    разберутся  и   всё   будет  хорошо. Я   сейчас,  прости,   мне   некогда.  

Матильда  быстро    встала  и   вышла  из  гостиной.  Её  холодность   не    понравилась  Ариадне    и  только  сейчас она   поняла -   видеть  Джулию    женой    Стива    Матильде совсем   не    хочется,   да    ещё    и   после    того   как   Луиза    в    предсмертной   записке     обвинила   девушку    в   убийстве.  Она    на   некоторое    время     задумалась,   а потом   достала   мобильный,  и    кому-то   позвонила. Когда   ей   ответили,   она   тоном   приказа   проговорила -  буду   ждать  тебя  в   библиотеке    прямо  сейчас -   отключила   телефон  и    направилась   в   библиотеку.  К  её    удивлению   в    библиотеке    уже    ждал    её   тот,   кому   она  позвонила. 

- Что  случилось?  Вы  очень    взволнованы.  А   ваш   голос  по  телефону   меня    даже  напугал.

- Я  тоже  очень  напугана    и  мне    не   с    кем   посоветоваться.   Твоя    мама   меня    можно  сказать    отшила.

-  Моя  мама?  Но   почему?

-  Я    решила   поговорить  с   ней   и   попросила  не   вызывать   полиции…   я  понимаю,     без  полиции  мы  не  обойдёмся.   Стив,  но    что   делать?  Как    помочь  Джулии?  Ведь  её    задержат  по  подозрению  в   убийстве. 

- Ариадна,  нам   с   вами  и  с   Джулией  надо    через   это пройти,   но  я   уверен,   в   полиции   разберутся,   ведь    Джулия   ничего   плохо   не  совершала. 

- Стив,   скажи    мне  правду – у   тебя    с  Джулией   всё…  серьёзно  или   так…

- Ариадна    ну,    что   вы    такое   говорите,   ну,   конечно  же,   всё    серьёзно,  по  другому,    и   быть  не   может.  Мы  любим   друг  друга. 

- Как  я   рада  это слышать.  А  вот    Матильда…  она  считает,   что    у    тебя   просто    страстное   увлечение? – Ариадна    испытывающе   посмотрела  на  Стива.

- Я   не   маленький   мальчик  и    сам   знаю,  что    мне  делать.  Если   я   говорю   – что   люблю -  значит,    так  и   есть.  Моя    мама  пыталась   меня   влюбить  в   Агнесс. Но  у  неё    не    вышло.  Агнесс   замечательная    девушка,  но   причём   тут    я? Я   уверен  мама    всё    поймёт,  не  переживайте   об   этом,   ведь  вы   же  подруги.

-  Вот  потому,   что    подруги,    я  и   переживаю.  Я   очень хорошо  знаю    характер   твоей    мамы,  она   от  своего  не  отступит.

- Не   забывайте,    Ариадна,  что   у    меня    мамин  характер   -   улыбнувшись,   произнёс   Стив. -  Я   тоже    от  своего    не   отступаю.

- Вот,  ты  где? -  В   дверях  библиотеки  появилась Матильда. -   Я   тебя   ищу  по    всей  вилле.   Стив,   мне  надо  с  тобой  поговорить.

- Мне   уже   пора. – Ариадна   вышла   из библиотеки,  но   не ушла,  а   осталась   послушать,   о   чём   Матильда   будет   говорить   с  сыном. 

- Что  она  от   тебя  хотела? -  Строго  спросила   Матильда.

-  Мама,   ты    о чём?

- Стив,  пожалуйста,   ответить  мне,   что   хотела  от   тебя   Ариадна?

- Ничего,  она  просто   пришла   поговорить,   ей   больше  не с  кем.  

- Стив,  я   не    потерплю    твоих   отношений   с  убийцей, пора  кончать    игры  в   любовь.

- Мама,   ты  не   со своими   горничными   разговариваешь,   смени   тон    или    же   я   уйду.  

- Мои   горничные   -  порядочные   люди,  а   -  эта…   она   убийца.

- Всё   хватит, я   не    желаю  тебя   больше   слушать. 

Ариадна    была  рада    услышать   такой   ответ   Стива.  Она  быстро   спряталась   за   шторой.   Стив   резко   поднялся    со  стула  и   покинул  библиотеку.

-  Я теряю   сына,   надо   что-то  делать…  сейчас    же позвоню  в   полицию   и   вызову  полицейских   на   виллу. 

В  библиотеке  телефонный  аппарат    не   стоял,   Матильда   прошла   в   гостиную,  горничные   уже   закончили    её  убирать   и  Матильда,    дрожащей    от   волнения   рукой,  набрала   номер   телефона полиции. 

- Алло,  я    хочу   сделать   заявление… - срывающимся    голосом   начала    говорить   Матильда.   – У    меня   на  вилле…  погибли   два   человека…  мужчина  и  женщина…   женщина   покончила   с  собой…  а  мужчина…    с   ним  не  всё   понятно.  Записывайте     адрес.  –  Матильда   продиктовала    адрес    виллы.  –  Будем  ждать   вас.   Да,  никто   виллу   не  покидал.   Приезжайте. – Матильда  отключила   телефон,   некоторое   время  постояла  в задумчивости,   а  потом   позвонила    в  свой  колокольчик. Роза   появилась   молниеносно.

-  Роза,    оповести    всех    и   гостей  и   прислугу,  сейчас к нам    приедет  полиция,   инспектор    захочет   со   всеми поговорить,   пусть    соберутся    здесь  в   гостиной.

- Хорошо,  всем    сейчас    сообщу. -  Роза  торопливо    отправилась   выполнять    поручение   хозяйки. 

Ариадна    тихо     выбралась   из   своего    укрытия  и  поспешила   к  себе.  

Спустя   некоторое  время   все  собрались    в    гостиной,  и как  только   расселись,  во   дворе  раздался   звук   мотора  машины.  Это  приехали   полицейские.  

Все  напряглись,    встреча    с   полицейскими  -  всегда   волнительное    событие.  Дворецкий    проводил    двоих полицейских   в   гостиную   и  тоже  остался.

-  Добрый   день,  я   хозяин  виллы,   меня     зовут   Роберт. -   Представился   он.  – А   это   моя  жена. –   Роберт   указал  на    Матильду.

-  Это   я    позвонила    в   полицию.

-  Меня    зовут    инспектор    Джеймс,  а   это -   инспектор   повернулся   в    сторону    второго    полицейского  -  мой  помощник  Джон.

- Присаживайтесь,    инспектор   и   вы, Джон.  -  Матильда  указала   на   два  кресла.

-  Спасибо.  -  Оба   полицейские   сели.   Инспектор внимательно   оглядел   гостиную,   всех    присутствующих, а  потом,   остановившись  на    Роберте,  громко спросил. -  Так   что   же   у  вас    тут   произошло? 

- Инспектор,   позвольте    мне   вам   всё  рассказать.

-  Рассказывайте. -   Позволил   он   и  принялся  слушать.  

Матильда    быстро    рассказала   ему  -    у   неё    был   день   рождения,    а  на   следующий  день,   одного   из  приглашённых   нашли    в   его   комнате    мёртвым,   а  спустя   два   дня    выбросилась    из    окна  его    мать,    она   очень    любили  сына,    и  не     смогла    пережить  его  смерть.

-  Ну,   выводы   буду   делать  я,   это   моя    работа.   А почему    вы решили,   что    мать  покончила    с   собой?  Может,    её     выбросили?

-  Она   перед    смертью   оставила   записку,   в   которой    с нами   со    всеми   попрощалась.

-  Предсмертная    записка?…  очень     интересно.  Я    хочу   на    неё   взглянуть.

-  Сейчас    вам   принесут. – Матильда   обратилась   к   Ирис. -  Принеси,   пожалуйста,   записку.  И    по   быстрей. 

Ирис   торопливо    вышла.  Пока    её   не   было,  инспектор продолжал    расспрашивать   Матильду.  – Тела    погибших,  где находятся?  

-  Они  в   подвале,   пока    был   мороз,    ну,   сами понимаете… а    сейчас    мороза   нет,  вот   и   оставлять   их  уже  опасно.  Но    без    вашего   заключения    хоронить   же  нельзя?

-  Вы   правы  - нельзя.  Хорошо,   что   вы   сразу  позвонили,  мы   сегодня   же    заберём    тела. -  Джон… -  обратился   он  к  своему   помощнику -  вызовите    машину   для  перевозки   тел. – И    вновь   продолжил    беседу  с  Матильдой.  – Через    пару  дней   вы   сможете    уже  забрать    тела  и   хоронить   их.   Это -  ваши   родственники?

- Нет,    близкая  подруга  с   сыном.   У   них  никого    больше   не   было.   Так   что   хоронить   придётся    нам   с  мужем.   Несчастная  Луиза  и  несчастный  Марк. -  Матильда   красивым     батистовым   платочком    изящно   смахнула  набежавшие  слёзы.    Вернулась  Ирис.    Она    одной   рукой   протянула  предсмертную  записку   Луизы    инспектору,  а    в  другой    держала  первую    записку и    ключи   от  комнаты   Марка.  На   всякий  случай  она  захватила  и   эти  улики,  чтобы    не   бегать  несколько раз. Инспектор    достал   из  кармана    очки,     внимательно  прочёл     записку,  а   потом  поверх   очков  посмотрел  на  всех  и    произнёс.  -   Я   бы   хотел    поговорить  с   Джулией, она   здесь? 

-  Я   здесь.  – Джулия   была    белее    снега,   она   старалась  контролировать    себя,  но     ей   это    удавалось   с   трудом.

- Сядьте,   пожалуйста,   поближе   ко   мне,   я   хочу   с  вами поговорить.

- Может,  нам    всем  выйти? – Спросила  Матильда.

-  Не  вижу    в   этом  необходимости. - Джулия    села    на  стул,   стоящий    рядом  с   креслом   инспектора     и    устало   посмотрела   на   Джеймса.  –   Джулия,   почему   же  Луиза    обвиняет   вас    в    смерти  своего   сына?

-  Я  не   знаю.   Я   к   Марку   относилась  хорошо,   смерти ему  не   желала  и…  не  убивала.  Но   почему     Луиза   так  подумала,  я…   я   не   знаю.

-  А   что  было    между  вами   и  Марком?

- В  том-то   и   дело,   что  ничего.  Марк…   он   любил  меня, а    его   -   нет.   Я  люблю    другого   человека.

 -  Он   тоже  здесь?

- Да,   это    я.   – Со  своего   места ответил   Стив.

-  Так…  так…   но   почему-то   вас    Луиза    назвала  убийцей.  Почему?

-  Скорее  всего,   от    перенесённого   горя,  у  неё    с  головой   что-то  не   то   стало. -  Ответил  за    Джулию   Стив.

- Возможно. – Инспектор,   когда    Ирис    подала   ему    записку,  заметил,    что   она   что-то   сжимает    в  другой  руке   и    обратился  к  ней. -  Простите,   как   вас    зовут?  - Спросил  он  её.

- Ирис.  Меня   зовут   Ирис.

- Ирис,   а  что    это   вы   держите    в    своей     другой   руке.  Можно  мне    посмотреть?

-  Это  –   первая    записка,   которую   написала   Луиза. -  Ирис  протянула  её    инспектору.

- Очень    интересно.  А   откуда  вы   знаете,   что   это   записка    тоже  написана  Луизой?

- Почерк    один   и    тот  же,   смотрите  сами.

- Да,   похоже,   что  писал    один  человек.   Но  окончательное     заключение   даст  эксперт. – Инспектор  внимательно  прочёл. -  Кого   же   она  узнала?  –   Спросил он,  скорее  всего,  себя,  но  ему   ответила   Ирис.  

- Она   узнала     девушку,   которую  любил    её    сын.

-  Логично.    Очень    логично.  А   что   это   за  ключ    у  вас   в  руках?

- Этот   ключ    от  комнаты  Марка.

- А  почему   он   у  вас?

Ирис    подробно    рассказала,   где  был   ключ  найден.

- И  вы    решили,  что   всё   это    важные   улики   и    спрятали.  Молодец.   Вы   умно    действовали.   Ключ  я  тоже    заберу   на   экспертизу. 

В  гостиную    вошёл    швейцар. -  Приехала   полицейская   машина. – Доложил   он  и   вышел.

- Проводите   нас    в   подвал,   это   за   телами  приехали.  Но прошу    не  расходиться,   я    ещё    вернусь   к   вам.

Когда   тела    забрали,   и    машина    уехала,    инспектор  и  его  помощник    вернулись   в   гостиную.

-  Я  должен   снять   отпечатки     пальцев    всех  присутствующих  –  и  хозяев  и  слуг.  Это   обычная   формальность   и  я   должен   её   выполнить.  –  У  всех  поочерёдно   взяли  отпечатки.  Инспектор   сообщил, что  завтра    с  утра    он    с   помощником     приедут    на   виллу,   уже    будут   готовы   результаты  экспертизы,   но     результаты  вскрытия    тел     будут   позже. 

- Я  не   прощаюсь,    видеться   мы    будем   ещё  долго. Завтра    ближе  к    двенадцати  часам   мы   будем     здесь.

 Полицейские    уехали. Тел   не  было   на  вилле   и    все  вздохнули   свободнее,    от  одного   чувства,   что  в   доме  два   мертвеца,   один  из   которых   неизвестно   как    умер -  действовало  на    всех.    Ариадна    всю  ночь не   сомкнула  глаз, она    горячо  молилась   о  своей  дочери.  Джулия  очень   нервничала  и   переживала,    если   бы   не слова   Луизы   в   предсмертной   записке,   она   совсем  не беспокоилась   бы, но  эти  слова –  не   выходили   у   неё  из  головы. 

На  следующий   день, ровно   в    двенадцать  часов,   инспектор   Джеймс  и   его   помощник   Джон   были    на   вилле.  Когда    в  гостиной     собрались   опять    все – и хозяева   и   слуги,   инспектор    обратился  к  ним.

- Я   привёз    заключение   экспертизы. На   ключе  от   комнаты,   в    которой  проживал    Марк,   найдены   отпечатки    пальцев      его   и…   ещё   одного   человека.  

Глава 11

 

Произнёс  инспектор   Джеймс   и   внимательно  посмотрел   на    каждого  из   присутствующих.  Он  подолгу  останавливал    свой   взор   на   их  лицах,  в   глазах  у   всех    был   интерес   и   только  во   взгляде   одного   человека,   промелькнул    страх,    но   тут   же  исчез.  Инспектор обратился    именно   к  этому   человеку   и   тихим   вкрадчивым    голосом   спросил.

- Как   же   на  ключе   от   комнаты   Марка   оказались    ваши   отпечатки?

- Они   могли   оказаться   там   случайно. -  Уверенно   и  чуть  раздражённо   ответила   Джулия,  и    головы   всех  резко  повернулись   в   её  сторону.  

Матильда   посмотрела   на     неё,   а   потом   на  сына.   Чего    только  не   «говорил»   её   взгляд – «Ну,   теперь   ты  видишь,   с   кем  связался?!  С  преступницей!   Агнесс просто    ангел   по сравнению  с   ней». – Стив    хорошо  понял   выразительный    взгляд    матери,   обхватил   голову    руками    и    просидел   так     довольно  долгое   время. А    инспектор  продолжал    выяснять  у   Джулии  как  на  ключе    оказались   её   отпечатки.

- Ну,   возможно,   я,    будучи   в    комнате    Марка, случайно    взяла    их…    я    сейчас    уже     не   помню. – Уверенности   в   голосе   её   поубавилось.

- Вы  входили   в   его   комнату? -   Ухватился    инспектор    за  сказанное  Джулией.

- Ну,   наверное…

- Джулия,   может,    хватит… -  Взорвался    Стив -  скажи, наконец,   всем   правду,    это   уже    становится  невыносимым.

- Вы   хотите   правду?  Но   я   не   знаю   как   Марк    умер…  я   правда    не   знаю…

-  Так  вы  расскажите   о   том,  что  знаете. – Опять  вкрадчиво  произнёс   инспектор.  -  Расскажите.  Мы   вас слушаем.  

- Хорошо.    Я    расскажу.  –   Джулия  посмотрела  на  мать, потом   на    Стива,  который   опять   сидел,  опустив    голову. Она  не    увидела  в   нём   поддержки,  и   это  очень    разозлило   её.  –  На   дне    рождении  Марк,    во   время   танца    опять   говорил    мне  о   своей   любви, просил   не   верить    Стиву,   говорил,   что  только  он – Марк   -   любит   меня   по-настоящему.     Я   же    просила   его   оставить    меня   в  покое,   но    он   продолжал   твердить   о    своей  любви.  Поговорить   на   дне  рождении  мне    с    ним  не  удалось,  и    я    сказала,   что  приду    к   нему     после   того    как  все   разойдутся   по  своим  комнатам   и    ещё   раз   с   ним   серьёзно   поговорю…  

- Ты   ходила   к   нему?!   Пошла,   не сказав   мне? -  Воскликнул   Стив,   прервав  девушку. – Ты    же    обещала  мне  больше    с   ним   не  говорить  и  не  видеться.

Джулия    не   обратила  на    выпад    Стива  никакого внимания   и    продолжила. –   Я  пошла    к   Марку  с  намерением    всё    ему  ещё   раз   объяснить    и   навсегда  прекратить    с   ним   общения.  Но,    когда    я   вошла  в   его   комнату,   он    уже     крепко    спал.  Я  попробовала  его  разбудить,    но  не  смогла.  Он    же   выпил  снотворное,   вспомнила   я   и    решила    выйти  уже     из  его  комнаты.  Выходя    из   комнаты,   я    увидела,   что  на   полу    лежит    ключ,   я    его  подняла,   хотела   вставить  в замочную  скважину,    но   я    нечаянно   нажала   на   дверь,   и   она  захлопнулась,   я   хотела   вставить   ключ  в замочную    скважину    снаружи  двери,   потом   передумала,  и    тут   услышала     шаги,   кто-то  поднимался  на   второй    этаж,  и   я   поспешила     в   свою   комнату,  не  хотела,   чтобы     меня   у   двери  комнаты    Марка   увидели   бы.  А   утром,    когда    я  проснулась,   уже    стало   известно,   что   Марк…   мёртв.  Я  очень  испугалась  и  вытерла    ключ,  но,  видимо,    плохо  вытерла,   раз    мои   отпечатки   остались.   Когда    все   вошли  в    комнату   Марка,    я  тоже  вместе    со  всеми    вошла  и   незаметно   подкинула     ключ   под    диван.  Для    меня  смерть   Марка     так   же   неожиданна    и   непонятна,   как   и   для  всех.

- Скажите,   а  ваша    дверь   тоже    может    вот   так   защёлкнуться?

-  Моя    -  нет.

-  А  дверь    Марка   защёлкнулась,  почему?

Инспектору    ответила   Матильда. -  Понимаете,   инспектор,    на    всех    дверях    были   уже    поменяны   замки,   только    в    комнате,  которую     занимал  Марк,  осталось   поменять.   Вот,  после     дня  рождения    я    и  собиралась   об    этом    дать    распоряжение.

- А  кто    поднимался  по   лестнице? -  Задал  инспектор  вопрос    всем.

-  Это   был   я. -  Ответил    Роберт.   -  Я   в   курительной  комнате   выкурил     сигарету   и    поднимался   в    спальню. 

- Ну,  что   ж…  что   я    хотел   услышать -  я  услышал.  Джулия,    вы   же   понимаете,   что   я    должен    вас  задержать? 

-   Но  я    же   не  виновата    в  смерти    Марка…  за   что  же    меня    задерживать?

-  На   основании   чего  вы   хотите    задержать   мою  дочь?  -  Срывающимся   голосом    спросила   Ариадна.

- По   подозрению    в    убийстве. -   Ответил  ей    инспектор  и   вновь   обратился   к  Джулии.  – Я  обязан    вас,   Джулия  задержать,   и     вам    необходимо   проехать   с    нами.  Но…  -  Инспектор  выдержал    утомительную   для  девушки паузу. -  До   ответа    патологоанатомической    экспертизы,  я   позволю     вам   находиться    здесь   на    вилле.  Если    экспертиза   подтвердит,   что   Марк    был   убит,   тогда   я  вас    задержу    уже   не    по  подозрению    в    убийстве,  а  -    как    его   убийцу.

- Но  как  мне   доказать,  что   я   не  убивала?  - Воскликнула  Джулия.

- Это   докажет   экспертиза.  Мне   ещё   надо  задать несколько     вопросов    всем. 

Инспектор     вёл    беседы   с    присутствующими.  Подробно  опрашивал    их   о   том  дне  -   дне  рождении   Матильды,  и    вскоре   у   него    уже     сложилась  такая   подробная    картина   праздника,   будто   он   и  сам  присутствовал    на    нём. 

Инспектор    от   Ирис    узнал   все   мельчайшие  подробности  происшедшего,   и   вдруг  у  него   промелькнула   мысль,    что  мотив    убийства    был    и   ещё     у     одного    человека   -  у    Стива,   ведь  Марк    мешал   ему,   и     мог    увести   у   него   полюбившуюся  ему    девушку.    Инспектор  побеседовал      со    Стивом.  Он  внимательно    смотрел  на    молодого  человека, следил  за    его    мимикой,   выражением    лица  и    его очень    удивил  тот  факт,  что   влюблённый  молодой  человек    не   старается    помочь  своей    возлюбленной, более    того,   он   отзывается  о   ней    как-то   холодно.  

А  разговор    с    Матильдой,    вообще    удивил   инспектора.   Женщина    не    скрывала    своей   неприязни    к    красивой    девушке,    на   которую   свалилась  такая   беда.  На   вопрос    инспектора  -   как    вы   думаете,  могла  ли  Джулия   совершить   преступление?  – Матильда  ответила   не  задумываясь. -  Могла! 

- За  что    вы    так   недолюбливаете     Джулию? -  Последовал    следующий    вопрос  инспектора.

Матильда,    пожав   плечами,    равнодушно   ответила – лично    у   меня    эта   девица   не    вызывает   никаких    чувств.

Инспектор    был  очень    удивлён,  но   сумел вытянуть  из  Матильды,  то,    что   его    интересовало.   Оказалось   всё   до  банальности     просто -   Матильда  не   хотела    видеть Джулию    женой   своего    сына  и    не  скрывала    этого.

- «А  ведь   это   тоже   может   быть   мотивом -  подставить   девушку…» -  Инспектор  задумался.  -  «Но    зачем   же   тогда    убивать    Марка?    Ведь   живой   Марк   Матильду  больше    мёртвого   устраивает.    Да…   Матильду   из   числа   подозреваемых     можно   исключить». – Пока   инспектор   беседовал     со    всеми    и    анализировал    их   ответы,   приехал     курьер    из   полиции.   Его    проводили   в   гостиную,   он    подошёл    к   инспектору     и    передал   ему    небольшой    пакет.  

-  Вы   знаете,   что    это   у     меня   в   руках? –  Своим   вопросом    обратился    он     ко   всем.  Ответа      он   и    не   ждал,    сам   ответил.  – Это    заключение   экспертизы.   Сейчас    мы     всё   узнаем.  –   Инспектор    медленно   разорвал    пакет,    достал   лист     бумаги,   вынул  из кармана    свои   очки   и   медленно   стал  читать.   А  прочитав,   обвёл     всех     взглядом,   и    остановил     его  на   Джулии.   От  нервного    перенапряжения     Джулия    потеряла   сознание.

 Глава 12

 

Ариадна   бросилась   к    дочери    приводить    её  в   чувство,   а  Роза   побежала   за   стаканом   с  водой.  Джулия  быстро    пришла  в    себя  и    с  широко   раскрытыми    глазами,   в    которых   застыл    страх,  смотрела   на    инспектора.   Она   медленными   глотками   пила  воду,  принесённую   Розой.  

- Джулия,   вам  уже   лучше? – Поинтересовался   инспектор.

- Да.  – С  трудом  пролепетала  девушка.  -  Вы  так  странно  посмотрели   на   меня…

- Инспектор,   вы   уже   знаете   кто    убийца?  –  Матильда   своим   вопросом   прервала  Джулию.

- Да.  Уже    знаю.

- Так  не    томите   нас    всех,    скажите    уже. –  В  голосе  Матильды   звучала    настойчивая   требовательность   ответа.

- Минутку   терпения,    уважаемая   Матильда. –  Инспектор  поверх   очков  смотрел   на   всех,   медленно  переводил  взгляд    с   каждого.  На    Розе    задержал  его.

- Что?  Что   вы   на   меня   так  смотрите? -  Истерически   взвизгнула    Роза.   –  Я  никого   не  убивала.

Продолжая   смотреть   на   горничную,   инспектор  из  кармана   вытащил     маленький    полиэтиленовый  пакетик,   в    котором    что-то  лежало.  –  Роза,   вам   знакомо   это? -  Обратился    он   к  девушке. 

- Что   это? –  Спросила   Роза,   прекрасно    узнав    пакетик  и   его  содержимое.  –  Да…    это    пакетик   со   снотворным,  которое    у    меня    попросила    госпожа   Ариадна  и,  который   я   передала    её   дочери    Агнесс.  Меня   Агнесс   сама   об   этом   попросила… 

Инспектор   кивнул    головой.  -  Я    об   этом   знаю,  можете  не  продолжать.  -  Прервал  он    Розу.

Ариадна,   когда    услышала   своё  имя,    вздрогнула    всем   телом   и    сильно  побледнела.  Когда   на    неё   перевёл   взгляд    инспектор,    она    начала    сбивчиво  и  быстро   говорить.  –  Я   попросила…     снотворное     у…   у   Розы…  и   она   мне  его   принесла…   а     что   это    такое…  -  указывая  рукой  на    пакетик   -  я…   я   не   знаю… -   произнесла   она.

- А  я   вас    и   не   спрашивал.  -   Спокойно   и   даже   чуть  ласково   ответил   инспектор    и   обратился    ко  всем. –  Вас   всех    интересует    один    вопрос    -  кто   убийца?    И вот,    пришло    время     назвать    его. –   Инспектор   выдержал     длительную  паузу,    во    время   которой    у  всех   присутствующих    лица  вытянулись   и   застыли   в   ожидании,   никто   не    шевелился,    не    произносил   ни   звука,   даже   Матильда   больше   не    торопила   инспектора    с   ответом.  В   гостиной   воцарилась   напряжённая  тишина,   которую    нарушил      сам   же  инспектор.   -   Разрешите  представить    всем  вам   убийцу,   это  - 5 – Этил – 5 - фенил - 2, 4, 6 (1Н, 3Н, 5Н) - пиримидинтрион,    или ,чтобы   всем  было  понятно – Phenobarbitalum,  снотворный   препарат  быстрого действия.  

  Все  продолжали  сидеть    молча,   и   не   двигаясь.  Инспектор   рассказывал   дальше.  - Как   показала    патологоанатомическая   экспертиза,   Марк  скончался  от  анафилактического   шока,   развившегося   на   данный  препарат.  Скорее   всего,    Марк   и сам   не   знал,  что    у  него   на   данный    препарат   аллергия,   в  противном  случае,  он   его    никогда   не   принял  бы. Как видите,   виновных   в  смерти    Марка   нет. Но… -  Инспектор   повернулся  в   сторону   Джулии   -  не   исключено,   что    Марк     пытался    выйти   из   своей  комнаты    и    позвать   кого-нибудь   на   помощь,   я    не   утверждаю,   что так    и    было,   но   и   не  исключаю   этого.    И, если    бы  дверь    оказалась  открытой, возможно,  Марку    и    удалось   бы    позвать   на  помощь,   но    вот   спасли   бы    его   в   домашних    условиях    от  шока  –    остаётся    под   сомнением.  Скорее   всего,   нет.   Марк    обречён    был   на    смерть   уже    в  тот  момент,   когда    принял   принесённые     для   него  таблетки.   Что    же  касается  смерти   его   матери  -   экспертиза   подтвердила    её    самоубийство     на      фоне    полученных     травм   при  падении.   

 Как  видите,   среди  вас    причастных    к    этим  двум    смертям,  к  счастью,  никого   не  оказалось.   Вы   можете    продолжать    жить  со    спокойной  совестью,     вины    вашей  в этих   двух   смертях   нет.  Расследование     моё   закончено,  и потому,   разрешите   откланяться.  – Инспектор    попрощался    со  всеми    и  вместе    со   своим     помощником,   удалился   в   полной   тишине.  

 Ещё   некоторое    время   после     ухода    полицейских     все   продолжали    оставаться   на    своих    местах    в   полном    безмолвии. 

- Ну,   это  же    просто   замечательно! -  Вдруг   произнесла  Матильда    и   замялась. Она    быстро    постаралась   загладить  свою    бестактность. – Я    имею  в    виду  то,  что   среди  нас    нет  преступника.  Марка    и    Луизу  очень    жаль,  но    какое   же   лично   для  меня  облегчение    было    услышать,  что  никто     из   моих    гостей     не   оказался     замешанным   в   случившемся.

- Простите   меня. – Произнесла    Джулия. -  Я    хочу   подняться    к   себе,  собрать     вещи  и  уехать.  Матильда,   большое    вам  за   всё    спасибо.  Прощайте.

-Джулия,   детка. Я   не   хочу,  чтобы    ты   уезжала   с   обидой   на  меня.  

Но  Джулия    вышла,  даже  не    обернувшись    на   слова    Матильды.    Стив  продолжал задумчиво    сидеть,   а  потом    вскочил    и    побежал  за   Джулией.    Ариадна  тоже  встала,   попрощалась   со    всеми  и    сообщила,  что   прямо  сейчас    покидает  виллу,   оставаться  здесь   больше  не     может,    да   и   не   хочет. 

Джулия   торопливым     шагом   шла   к  себе.  Стив   догнал   её,    когда    она    уже     входила   в    свою   комнату. 

- Джулия,   подожди     нам   надо    поговорить.  Я    войду? – Стив   направился   в  комнату.

-  Я  не    приглашала  тебя    и   нам   не  о   чем   говорить.  Ты…   ты   засомневался   во  мне…  даже    стал    подозревать  в    убийстве…   о    чём    же    мне  с  тобой  говорить?!

-   Прости  меня…    умоляю,    прости…  я    был   не    прав…  я  сам   не    знаю, что   со  мной    было…

- Зато  я    знаю, что    было…   вернее,     чего   не   было.  Любви   ко    мне  у    тебя   не было,  и    нет. Потому    я   и    не    хочу    с   тобой    говорить. -  Джулия   вошла   в  комнату,   но  остановилась   в    дверях. –   А   Марк…   Марк   никогда    не   засомневался    бы    во   мне.    Меня   он    любил    и   верил.  Это   я    была…   слепой.  К  несчастью,   прозрела   поздно. –   Джулия   вошла  к    себе  и   захлопнула  дверь.  Она  быстро    собрала    свои  вещи,  позвонила    матери   узнать -  едет   она  или    остаётся.  

Спустя   некоторое    время,   не    попрощавшись    ни   с    кем,    мать   и    дочь    покинули   виллу.  

                                                                              ***

Прошло   время.    Стив,    по   настоянию    матери,    женился   на  Агнесс,    любви   к  ней    он    не  испытывал.  Перед   глазами   у    него    постоянно     был   образ   Джулии,   но  встретиться   с    ней    он    не   мог.  Джулия     вместе   со   своей    матерью    выехали    из  страны,   а    куда   направились  -    не   знал   никто. 

Матильда,    как   и   обещала,   больше     никогда    не   отмечала    свой   день    рождения   на  вилле,    только    в    городской  квартире   и   то   в  обществе    мужа  и   семьи   сестры,  больше   никого    она     не   приглашала,    даже    родного   сына.  

 Хоть     и    пыталась   Матильда    забыть      свой    юбилей   -   но   не   могла,    уж   очень   нервно    он   у    неё    прошёл.          

КОНЕЦ

2017 г.

Комментарии: 4
  • #4

    Анна (Суббота, 14 Октябрь 2017 01:30)


    Да...печально...если бы не ссора с Агнесс и неразделённая любовь, Марк, возможно, не принял бы таблетки и остался жив...

  • #3

    Эмине (Суббота, 14 Октябрь 2017 01:29)

    Грустно...Всего-то небольшая таблетка, а какие последствия! И, ко всему, распалась многолетняя дружба. Ведь каждый из компании подозревал кого-то в убийстве! После такого уже невозможно открыто смотреть в глаза человека, как ни в чём не бывало.
    Замечательное произведение! Добра Вам и вдохновения!

  • #2

    Елена (Суббота, 14 Октябрь 2017 01:28)


    Добрый день, Тамара!

    Сюжет - просто изумительно неожиданный! Детектив, а преступника нет, потому что не было самого преступления, но... все трагические события стали лакмусовой бумажкой для взаимоотношений собравшихся...
    Спасибо за интересное чтение!

    Всех благ и новых произведений!

    С теплом,
    Елена

  • #1

    Нина (Суббота, 14 Октябрь 2017 01:27)

    Тамара! Одно из лучших Ваших произведений. Хотя, все хороши. С уважением, Нина.