Глава 3

 

- Доброе   утро.   Мне  необходимо    поговорить  с … -  полицейский  назвал   имя   и    фамилию  Джессики.

- Доброе  утро.  Это  я.  А     в чём  дело? 

- Раз  вы     Джессика,  то  вам   предстоит  проехать  со   мной.

- Хорошо,   я  проеду.  Что-то   случилось? 

- Я  не  знаю,  мне   приказано   привести   вас   в  отделение  полиции,   вам  всё    там  скажут.

-  Хорошо,   проходите,   я  переоденусь  и   мы    поедем.  Я   быстро.

Полицейский    остался    ждать  в  гостиной,   а  Джессика  торопливо  поднялась    в    свою  комнату   на   втором  этаже. – «Для    чего    я   интересно   понадобилась      полиции?  Может,  позвонить   управляющему  и    рассказать  ему?  А   вдруг   юрист   умер,   и   меня     арестовывают…» - Джессика    даже   присела  от   внезапной   догадки. – «Нет,   тогда    меня  так  спокойно    не отпустили  бы   от  себя,   полицейский прошёл   бы   со  мной   вместе   в  комнату.  Фу,   значит,  этот    чёртов    юрист,   жив.   Но   где   же   телефон?  Чёрт!  Он  остался    внизу,   вот   позвонить    мне  позволит    полицейский   или  нет?»  - Джессика  быстро оделась  и   спустилась    вниз.   – Я  готова,   но  можно  мне  позвонить?  Это   важно. 

- Звоните, я   не  против. – Позволил    полицейский.  -  Но  только  быстро,   нам   уже   пора  быть  на  месте.

-Да,  да  я    быстро.    Просто   мне    очень  надо  позвонить.  -  Джессика   набрала    номер     управляющего,  но    не   смогла  дозвониться,  автомат   отвечал,  что    номер  или   недоступен   или  отключён. – «Чёрт!  Чёрт!» -  Прочертыхавшись  про  себя,  Джессика  отключила  телефон.  Она   готова  была   ехать.

В   отделении   полицейский   проводил  Джессику   до  кабинета  инспектора  и,   попрощавшись  с  ней,   вернулся  к  своим   обязанностям.  Джессика   уверенно  вошла    в   кабинет. Она  всё  никак  не   могла    понять,    для   чего  её    привезли  в  отделение.

-  Добрый  день.  Вы    -  Джессика?  Верно?

- Да,   это я.  А  в  чём   дело?  Я  спрашивала   у  полицейского, который   привёз    меня  сюда,  но   он    сказал, что   не  знает.

- Да  вы   не  волнуйтесь.  Присядьте.  Меня   зовут   инспектор   Роберт,  и    я   веду  дело… -  Инспектор  залюбовался   красотой   Джессики   и   несколько   отвлёкся,  а    потом, спохватившись быстро  произнёс. – Джессика,    сегодня   утром    поступил   вызов, по   адресу  -  инспектор    назвал   адрес  дома   юриста – произошло    вооружённое   нападение  с   ограблением  и  вас  подозревают   в   его  совершении.

- Что?  Какое   вооружённое    нападение   и   ограбление? Я  не понимаю.

-  Скажите,  где  вы   были вчера   вечером? – Инспектор   точно  назвал    время,   когда   Джессика находилась  в   доме  юриста.

- В  это  время   я    была…   я   была    по  указанному  вами    адресу…

-  Вы   в  этом  признаётесь? 

- Да.  Я  была    там.  В  этом   доме   проживает   вор,   он   украл   компанию   моего   отца,  и    драгоценности  моей  матери. 

- И за   это  вы    на  него  напали.  Да? 

- Я  на    него  не  нападала…  я   пришла   поговорить  с  ним…  я  хотела    его    припугнуть  судебным   разбирательством,   надеясь   на    продажу    фамильных    драгоценностей…  но  оказалось,  что   и   они   уже    у   него…

-  И  потому   вы  на  него  напали.

- Да  нет  же…  этого    так    сразу    не  объяснить…  понимаете…  он  же   довёл   мою   мать   до   самоубийства… когда   она   поняла,  что и    бриллианты    потеряны,  она   выпила  и…   погибла   в  аварии…

- И потому  вы  на  него   напали.

- Я…   я   не  помню,  что   произошло…  я   была   как   во  сне… - Джессика   задумалась,    потом    закрыла    глаза   и   так  сидела  долгое   время.

- Джессика,   с  вами   всё  хорошо? – Инспектор  Роберт  испугался,  он  не  понимал, что с    ней  и   не    знал,  как  привести   её    в  чувство,  быстро    налил   воды  в    стакан  и    стал   брызгать  водой    в лицо   Джессики.   Она   тут   же    открыла  глаза.

-  Что  вы  делаете?  Зачем   вы   обливаете  меня  водой?

- Я  решил,   что    вы  в   обмороке.  А разве  нет?

-  Нет,   я…   задумалась  и…   и   всё  вспомнила.  Да,   я  после    слов  юриста…  он    сказал,   что  забрал   драгоценности    и    выпроваживал   мою    мать…   я…  сама    не   знаю,  что  со   мной  произошло…   у  меня    внутри    вдруг    всё  перевернулось,   я  готова  была  его…  убить…  я  схватила    кочергу   и…  ударила  его, но   куда -  не   помню…   у    меня   в  голове   всё  затуманилось,  а  когда   я    пришла  в   себя, то  была    уже  на улице.  У меня   как   провал  в  памяти     был…   я    ничего  не   соображала,  и  не  помнила…  даже  не  знала -  убила   я   его    или  нет.  Вы  меня   арестуете?  Да?

- А  что   другое   мне   остаётся   после  вашего    признания?  Но  я  могу    позволить     вам    сделать   звонок.  Вам   есть   кому  позвонить?

- Есть,   но   моего  мужа    сейчас   в    городе  нет,   а  его родителям  я   не  хочу звонить.  Если   вы  разрешаете,  я  позвоню  бывшему  управляющему  своего   отца  и    сообщу  ему   о    своём  положении. 

- Звоните. Я   разрешаю.

Джессика    опять   набрала  номер  управляющего  и  с замиранием   сердца   ждала,  что ей  ответит  автомат,  к  счастью,    телефон    управляющего  был    на    связи,   и   он  сразу   ответил,  а  когда    узнал,  что   произошло,   запретил  Джессике  что-либо  говорить без   адвоката.  – Поздно,  я    уже    во   всём  призналась.  Да   я понимаю,   это   ошибка   с  моей  стороны.  Впредь  я    буду осмотрительнее. -   Инспектор  Роберт   еле    сдерживал   улыбку, слушая   разговор   Джессики.   – Я    буду   ждать   вас.  – Джессика отключила    телефон. – Спасибо,   что разрешили. Он   отругал  меня,  я    не  должна   была   ничего  говорить.  А   теперь  меня    осудят.  Это   его  слова.    Какая   же   я   дура. 

- Да,  ваш   знакомый    прав,  вам   Джессика     грозит   срок  и немалый,  подобное  преступление  потянет  лет  на  десять.  

- Десять  лет?!  Какой  ужас!  Но   он    же   жив.   Мне   об   этом  сказал  управляющий.

- Да,   он жив.  В этом    вам  повезло.  Если бы     вы   его   убили,   да  ещё  ограбление – срок   был   бы  ещё    бОльшим. 

- Я  не   понимаю,   о   каком   ограблении    вы  говорите.  Я  никого  не грабила. 

- Сегодня    утром   звонил  водитель    юриста,   он   звонил   по   его  требованию   и    сообщил  нам    о  нападении   на  юриста  и  об  ограблении   его.  Из   сейфа,   находящегося  в   гостиной  пропали    драгоценности. В   этой   гостиной  юрист   беседовал   с   вами.  После вашего  ухода   сейф   оказался   открыт,  и   драгоценностей  в  нём    уже  не   было. 

- Это   были   бриллианты   моей  матери.

-  И  вы  их   забрали.

- Да   нет   же.  Я   не   забирала  их.  Они   же   в   сейфе  были.

- Юрист  назвал   вам   код… 

-  Откуда  вы  знаете? 

- Об  этом   сказал    водитель,   его    попросил  это   сообщить   в  полицию   юрист.  

- Да…  он   назвал  код,   это   верно.  Но  я   не  брала   драгоценности…  я   же   говорю,  после   того   как   я   огрела  его  кочергой…  как    видно   несильно,   раз   он    быстро  пришёл   в  себя  и     смог  всё    так  подробно   рассказать  своему  водителю…    я    сразу    же   выбежала    из  его  дома,   ничего  не   помнив…  я  уже    говорила   об   этом.  Инспектор,  но   в   доме   был   слуга,   может,  это   он   и    взял     мои    драгоценности?

-Ну,   доказательств   того,  что   это   ваши    драгоценности   у    меня  нет.   А  что   касается    его   слуги – это   Патрик, работает   у  юриста   уже    давно,   он   также    выполняет и   работу  водителя.  Патрик  проживает    в   доме  в    отличии   от    других  слуг,   которые   приходят    утром    и   находятся   в   доме   до  вечера.   Джессика,   я    вынужден    вас    задержать,   единственно, что  могу   вам    позволить – так   это   взять   с   собой    в   камеру  телефон. Это нарушение,   но   ради  вас,   вашей    красоты    я  готов  пойти    на   него. 

Джессика    удивлённо   посмотрела   на  инспектора. -  Я…  я  не понимаю   вас. 

- Джессика,   вас   сейчас  проводят   в   камеру,   когда   ваш знакомый    придёт,   вас    вызовут.  Вам    пока    здесь    всё    ново  и    непонятно,   но     вы   скоро   привыкнете. Не   хочу  вас  разочаровывать,   но  думаю,    вы    нескоро    вернётесь   к  прежней  жизни.

- А  вот   это    мы    ещё  посмотрим.  -   Джессика   с   таким    выражением  на лице   произнесла   это  и   таким   тоном,  что  инспектор    сразу   же   почувствовал   в    ней   некую   силу,   перед ним   была   уже   не  наивная    молодая  девушка,   а    вмиг  прозревшая  уверенная  в   себе   личность.    И  эта    перемена  произошла   настолько    быстро,  что   инспектор    замешкался. Он   вдруг    ощутил   страх    перед  ней,    но    в    чём   конкретно    выражался    этот    страх,   инспектор    понять   пока    ещё   не   мог.  Одно   он   понял -  он   влюбился. –  Вызовите  конвой,   пусть   меня  проводят   в   камеру.  -  Потребовала  Джессика,  она  встала  со  стула   и   подошла  к  двери  в  ожидании  конвоя. – «Как   же  она  восхитительна!" – Думал   инспектор,  любуясь  Джессикой.  

После    ухода   Джессики   инспектор    некоторое   ещё время  сидел  неподвижно,   она   думал   о  ней. А   думая   и   размышляя   о  ней,   и   о   деле   её,     пришёл    к  преступному  выводу. – «Никто  ведь    не  знает, что   она    призналась   в    нападении  на   юриста,   Джессика     только   мне    рассказала  об  этом, значит…   никто     и    не   узнает.  Нападения   не    было». – Инспектор  задумался. -  «Нет,   не    получится,   юрист     жив  и   он   сможет  повторить   свои    показания.  Жаль…   очень   жаль…   а    как   хочется  ей    помочь.  Ведь    Джессике    придётся   не   один  год провести   в   заключении. Жаль  её…  но    может    её   знакомый    управляющий   что-то    да    придумает». -  Инспектор  и   не   рад  был,   что   она   появилась    в    его    жизни,   ведь  как  спокойно   жил  он   до    знакомства   с  ней -  «и  надо  было   ей   именно  вчера  напасть   на  этого    юриста,  напади  она  на   него  сегодня, её    делом    занялся   бы    другой    инспектор,   а    не    я».  -  Так  рассуждал      Роберт,  сидя    в   своём  кабинете,   давно  ему    уже   было    пора  заняться    другими делами,  но    образ   Джессики    не   выходил  у  него  из  головы. 

Спустя   время  приехал   управляющий.  Он   добился  свидания  с  Джессикой.  Управляющий    ругал   её  за    то,  как    она   сразу  призналась  в   нападении   на   юриста.  Теперь   из-за   этого   добиться    её  освобождения   будет  невозможно.  Через  несколько   дней   суд,   надо  к   нему    основательно  подготовиться,   чтобы   лишнего   хоть  на   суде  не   говорить  и   добиться    от    судьи   смягчения   приговора. 

Когда  родители   Питера    узнали,  где  находится   Джессика  и,    что    с    ней  произошло,  они    сразу    же   сообщили   об  этом   сыну.  Питер   тут     же    приехал.   Между   сыном   и   его  родителями    состоялся   нелёгкий  разговор.  Мать   Питера   была   недовольна   создавшейся   ситуацией, она    так   и   заявила сыну -     мы  согласились   на    этот   брак    потому,   что    он     устраивал  нас.  Да,   наше  финансовое  положение  было     не   ахти    каким  и  это    меня    очень  волновало,  бизнес  наш     не  очень-то  и  процветал    и  только   с   деньгами   Джессики    я  была   спокойна  за    твоё    будущее,  Питер. А    теперь как    я    могу  допустить,  что  преступница    носит   твою    фамилию  и   твой  титул.  Я   требую  твоего   развода   с  ней.   Уверена,  твой   отец   меня  поймёт  и  поддержит.  

-  Да,   Питер.  Мама    твоя    права.   В   нашем  роду  недопустимы   преступники.  Она  напала   на   юриста,  кто  знает,   что    ей   взбредёт    в   голову.  А   вдруг   она  нападёт    и   на  нас    и   на  тебя?   Ты  об этом  подумал? 

- Сынок,   я    не  смогу    допустить,  чтобы    в     жилах   моих    внуков   была    кровь  преступницы.   Ты   должен,  нет – ты  обязан     с   ней  расстаться.

-  Но   я   люблю  её,   как  вы  этого   не   понимаете.

-  Ну,   хоть   перед     нами    не  криви  душой.  Ты   влюблён  не     в  неё,  а    в   её    деньги.  Разве  нет?  Ну,  признайся.

Когда    до    суда    оставался   один   день,   Джессика   получила   извещение  о    разводе.  Она  не   ожидала   его,   но    восприняла  это    известие    спокойно. 

Наступил   день   суда. 

  Джессика  хоть   и   очень  нервничала    и   переживала,   но    в  зале  суда   выглядела    спокойной  и    уверенной    в  себе.  Она    внимательно    слушала    всех,   кто    давал    показания. 

 Первым  был  юрист,    он   подробно    рассказал  о   визите   Джессики   к  нему     домой,   о   том,  как    она    угрожала  ему    судом,   как   обвиняла    его  в    краже    компании   отца    и   краже  драгоценностей    матери.  Юрист    и   о    том    рассказал,  как  назвал    ей    код   от  сейфа,    и    как   Джессика   схватила   кочергу  и    бросилась   на   него, ударив  по  голове.  Сколько  времени   он  пролежал    без    сознания  не   помнит,  но,     помнит, что,  когда  пришёл    в  себя,   то    увидел  рядом    с    собой   Патрика,  своего   водителя,   который    также    выполняет  и   функции   лакея. 

После   юриста    давал   показания    Патрик.    Он    рассказал    о  том,  что,    проводив  Джессику    в  гостиную,    отправился  в  гараж,    ему   надо  было    осмотреть     машину  своего   хозяина.  Провозился    он   в    гараже  довольно  долго,     а    потом  вернулся   в  дом    и    застал  господина    юриста  лежащим  на  полу.    Голова  его    была    в  крови,   рядом    с    ним   валялась  кочерга,  а    самой    Джессики   в   доме  не   было. Юрист    был  уже  в    сознании,  но  встать    сам   не   мог.  Патрик   помог   ему  и тогда    юрист    обо   всём    рассказал,   сейф   оказался  вскрыт   и     пуст.   Но   была  уже   глубокая  ночь,  и    юрист    решил   полицию    вызвать     утром.  Патрик    по   просьбе    юриста   позвонил   врачу, тот    сразу   же    приехал,    осмотрел  рану,   убедился,   что   она  не   глубокая  и  не опасная,    обработал  её,    сделал    назначения  и   покинул   дом.

После   показаний   Патрика   выступали    ещё   свидетели,  рассказывал   о   семье    Джессики  и    о   компании   управляющий. 

После  выступлений   свидетелей   было  предоставлено  слово   Джессики.  Она   признала   себя   виновной  в  нападении  на    юриста, но   не  в  краже    бриллиантов.

  Адвокат   Джессики,   нанятый   управляющим,   был   уверен, что   срок   удастся    максимально    снизить.   Речь   его   произвела  эффект  в    зале    суда    и   все    с   нетерпением   ожидали    решения   самого   судьи. 

Джессику   приговорили    к    трём    годам   лишения  свободы.   Это  было    победой    адвоката,   он    сумел   добиться    уменьшения    срока   с    десяти   лет   до   трёх.  

Фамильные  бриллианты   матери   Джессики   найдены  не   были. 

 

Комментарии: 0